| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Остап Сливинский, Орфей. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |
Газета Метромост. Выпуски 6-8. (.zip) |
Новая книга - Константин Шавловский. Близнецы в крапиве |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту








Я покупала коляску мима ксари на сайте мима.рф, доставили за 3 дня.



Сергей Круглов

печатать   ОКНА (2008 г.)





1

взахлёб замирая
постить в жолтом квадрате Живого Журнала
последние откровения ночи
рассылая как спам урби эт орби наутро
путём выстреливания в окно
распахнутое дребезжа скрипло натужно
бумажных голубей
неудержимо спаривающихся и множащихся в полёте

солнце сквозь слёзы


2

Сваровский написал письмо о воздаяньи

читаешь соглашаешься
но какая печаль

Тополя за стеклом промокшими машут ветвями
скребут карниз прячутся ли хотят ли лететь
тополя как и я

Кот в окне серый на черном
вырезан угольным стеклорезом
живая дыра
отвернувшись транслирует
твои слёзы в заоконный дождь

Склоняешься, пишешь:
«ветка тополя ты моя! идолу ваала
не только гнулась кланялась ты но и давала»

Тяжелая Библия в синодальном переводе
прочти без пробела:
Втор. 28,15
Втор.28, 54-57
Плач Иер.3,33

Положи книгу на подоконник
кот и не взглянет
он как и дождь
одинаков для праведных и неправедных


3

Блаженная мати Матрона,
благослови!

и Матронушка благословляет
(глянцевая софринская икона
на оргалит наклеена неплотно
вздутия лак блики)
по-архиерейски двумя руками

сверху-вниз
справа-налево
а тебе это только зеркально кажется что
слева-направо
по грехам, по грехам

по любви

и крестообразный переплет иконы
распахивается как окно сверху донизу

и в бетон врывается золото
и лазурь вечной жизни

вечности без механических повторов скуки
вечности зрячей (как же
Матронушка на иконе слепая? канонически неверно!
в свете все зрячи! впрочем
сердцу понятно:
если слепота которая в вас - свет
то свет кольми паче)

туда туда
в окно! в раскрывающуся стремительно
обратную перспективу!
В золото и простор! (девушка
прянула вперед и ввысь только
жалобно заскрипело
колесо инвалидной коляски
не вписывающееся в прямой угол между стеной и полом)

ничего! отныне
и до века – окно раскрыто
и Матронушка обещала
решить эту квадратуру круга

во имя ведь Отца и Сына
и Святаго Духа!

скрипи под колесом морализуй бессильно
злой плинтус


4

Весна жидкая грязь со снегом
по-местному «шляча»

Поп по деревне с утра пьяный

Орет плачет
выхаркивает в низкое бревенчатое серое небо
неудобьсказуемые глаголы
иовски ответа взыскует
жидкие жирные патлы
худ одутловат испит иконописен профиль
матушка с ребятишками давно сбежали
грязный коробом подрясник как багряница
в изломанных перстах – Книга
Книг
раскрыта на пророке Исайе

«Ох в окно гляньте! наш-то!
Осспади воля Твоя! да будет ли край-то!
ох только владыка приедет – всё
всё будет рассказано! вот алгимей-то
Осспади да прости же ты нас грешных да и помилуй!»

Белая крепкая старуха
столп и основанье прихода
член партии с тридцать третьего года
блюстительница неписаных канонов
староста Всехскорбященского храма –
- а и никого мужиков-то
похерено Адамово наследье
ушёл остаток этого Израиля
за синей дымной пенной
дудочкой шмурдяка-крысолова
в сизую сырую сибирскую глину
в чаянье Авраамова лона
а вы здесь бабы хоть задавитесь
вам бабам вечное свое бабить
в бабьих руках-лопатах у вислых вымен
небесный наш Ерусалим нянькать –
захлопывает ставни
крепко густо
крашеные синим

Слепыми белёсыми глазами окон
в синь утра глядят избы
не пускают в себя отражают
внешнее: небо
попа взыскующего Бога
летучий Божий на попе пребывающий огнь
животворящий смертно

Плачут поскотины огороды паром исходят
вдовствует земля стенает
еще одну весну до Весны пережить бы

«Вон вон к Степановне в ворота
зубится окаянный!
не открывай бабы!
поп-алкаш хуже йоговых, хуже бактиста!..
ишь, бииииблею читат сволочь!
орёт? проорётся да перестанет
небось
Илию опять глашает»


5

Окна ада зашторены, как сказано, изнутри

Мыкаешься асфальтовыми битыми тротуарами
щерблёными бетонными отмостками
под окнами этих сталинок
слабая полуплотяная молитва
ищешь

отчаялась бы если бы не дождь
если бы не милосердие дождя
льющего хотя и по эту сторону но всё-таки

жёлтые глухие безответные окна

вот опять небес чернеет высь

Вот вот вот он!!
милый
родной
я здесь я здесь
отзовись увидь ответь мне

окно на первом этаже
не зашторенное нарочно случайно
благодарю! свят дождлив
милосерден
промысел Твой Боже !!

но
по ту сторону стекла вижу
отвернулся мучимый своей личной правдой
всосавшейся ему в жилы горла
насилующей его в слух в зренье
на распятом линолеуме кухни

в аду никто никого не слышит
тем более мокнущих под дождём в заоконье

нет!! Не задёргивай!!

АХХХХХАААААААХХХААА

Проснулась

мокра подушка
дождь
дождь только похож
такой же
сижу в серой постели невидяще под утро
сердце бух бух

как мало
(батюшка предупреждал меня )
может
молитва праведника непоспешествуема

ещё одна моя молитва
этой ночью там в аду осталась
ещё одна моя единокровная дочка молитва о тебе
выкаханная с кровью
что же ! – знаю:

на кладбище тебя нет
мой приход куда я хожу не молится за самоубийц
вижу тебя более-менее четко
только во сне

- но
этот дождь и эта моя любовь
и Тот, Кто
пробитыми дланями поддерживает ее за плечи
держит зонтик поправляет жакет
Кто мокнет под сирым дождём со мною
каждую ночь -

пусть с тех восемнадцати лет прошло тридцать лет – и что
вечность килою времени
вдруг ни с того ни с сего
прорывающаяся свисающая болючею грыжею с потолка дней

словно вчера
словно завтра

знаю отвечу
за скверную привычку
гуляя в дождь заглядывать в окна
первых этажей

знаю – отвечу
Тот, Кто –
даст мне
слово о тебе

любимый.

6

Мерцающие как марево
или как струи дождя
окна Виндовс
оказались отверстиями в сердце человеческое

Слава Тебе Господи! что Ты
вовремя это понял
и приставил к Сети
Ангела Своего

Внешне конечно
этот пользователь грехов не делал
не грабил не убивал не насиловал
не прелюбодействовал (другой жены кроме компьютера не имывал сроду)
однако
активного добра также не сделал -
в социальных сетях в жж в аське целые сутки! когда там

Не то что теплохладен а и вовсе
неизблёван на вкус неощутим
человек ли ?! – искушает
бес искуситель ( совопросник
приставленный для равновесья)

одно, впрочем:

он всегда блюдя закон копирайта
аккуратно на всякий перепост делал ссылки
на всякую мелочь и если
случалось впомнить что-то
утлое незначительное
из своей плоской пустопорожней жжизни
личное только его
все равно перепахивал неподъёмные пласты интернета
и не найдя ссылки плакал
каялся синим мерцающим окнам

не то чтобы бояна боялся

что-то врождённое, видимо

чистое

И Ангел Сети затаив дыханье
вот кладёт
на чашу весов эту
подгнившую виртуальную луковку-сеянку
ни в пищу не годную ни в грядку
разве что вот сюда



7. (ВОЗНЕСЕНИЕ ТРАКЛЯ)

скриплые бухлые черные рамы века
расшатай раздери
полосы насохших бинтов бритвой
замазку вырежи
впусти ветер

брусиловский прорыв ветра
великоросское опьянённое ура на реке Золотая Липа
взметнуло пух тополиных пьяных
стихотворений
в сарае Гродека
укрылись остатки
ты спасал и спасал без передышки девяносто
израненных ветром тополей

сестра! никто
не молится за поэтов-самоубийц
ни большая берта ни пушка авроры
перекликающиеся в духовной ночи
голосами масс
- поэты-самоубийцы
сами молятся за всех

иди за мной, Маргарета!
окно отворено
мы примем лекарство мы перевяжем раны друг другу
мы отдохнем
в полной света ароматов мяты и валерианы
старинной нашей аптеке «У белого ангела»
на небесном Божьем склоне
горы Капуцинов


8 (ВИТРАЖ В МАНЕРЕ ИЕРОНИМА БОСХА)


кровь мучеников внутрь земли всходит исходя
мукой молчанья

двуснастные свиньи
жвала набивают бисером канонов

чёрные враны как угли
шипя раки преподобных обсели

процессии тронов
безглазым гранитным мухам подобны
из-за чернильнозелёного горизонта
тяжко выступают в кольцах кишок по колено
в слизи в хрусте трут лапы о лапы
трещат ребра толп под пятою
медью воют литавры
щетинами кабаньими стяги хоругви
цепляют полосуют низкое маслянистое охристое небо

кони педальные у волков тряпичных
вырывают урча клочья
изодранной багряницы
слюна гнилых клыков клац

Но ничто не повторяется дважды ! и се
Христе ныне
Ты им не дался! голым
сбросив ветхие одежды
в бурую кишень макабрических
митрофорных хоботычей жраб василисков
- ять жмать кромсать драться –
в какой Мать родила славе Духа
взошел к Отцу! запечатлен вознесенным

и мы
утлые заплаканные израненные перекошенные – за Тобою
культями цепляемся зажмуриваемся
толпимся балансируя медленно поддерживаем друг друга
продвигаемся сквозь багровое наглухо
вверх
по головокружительному лучу

не то чтобы луч золотой или белоснежный
- в толще витража он никакой свинцовому миру
он прозрачен
просто он есть разлом раскол
трещина в жирном плоском толстом одномерном
сопротивление воздуха стеклу


мы уходим скрываемся в заоконной выси
а через трещину победительно вступает
судная весна в запустение храма