RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Таня Скарынкина

ШТУКА (ЧАСТЬ V)

03-04-2010 : редактор - Гали-Дана Зингер





ПАКЕТИК СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ОТЧАЯНИЯ

Реставрация фортепианного вечера
у соседей-военных летчиков
дети быстрыми ножницами
занимаются репродукциями
родители
допытываются о чае на открытых площадках двора:
— С меховой подпушкой
нам ли привезет в тележках безрукавки для уюта
горбатенькая низкая прислуга приставленная со смехом к нам как к великим
будет нам услуга за услугой в расписании проставлена
одна другой признательней затейницы наемные
вдоль прогулочной аллеи самоварами гремят!

.и-и-и родители выставляют себя
комбинациями мыслей
бешеное веселие брызжет
с обложек журнала VOGUE

из-под кругов
порочного журчания
из неизбежности рассвета
помалу выявляются приметы
усталой зрелости соседей и гостей
боевого летчика-истребителя в отличительно синем
именинной весенней формы.


РОЙ БЕЛЬЯ

Твердый ветер отбил атаку пододеяльников
да так что некоторые его участки чуть не полопались от гордости
и не угадаешь что неживые чужие постельные принадлежности

.скажи им нет
и голубоватые простыни
жителей нижних этажей не имеющих балконов
что знают способы условиться с погодой
или выслеживать ее

.те что повыше — проживают полную жизнь
но они не имеют подобного навыка
выхода напрямую через полоску под дверью
вброд перебираться через туманное кружево
выуживая из его глубин
пропажи и пожитки и поправки

.на ненаглядное
предельно-обыкновенное делаем ставки
на гаданье на простынях до рассвета
на запыленные изображения польских царевен
на самодельных плетеных салфетках

.имя соседки
что еле пробилась
сквозь плотный рой белья на чердаке.


ЗРЕНИЕ ДОСТОЕВСКОГО

Нет ты не неженка не джентльмен
немой найденыш привокзальный
в погоне за яростным подснежником
необозримого зрения Достоевского

карта местности — вот она — держи!
на большую распашку

мчат статисты в кротовых куртках
и статистки в котиковых шубках
чтоб влюбиться на всю открытку
в первого повесившегося-застрелившуюся

нет ты не барышня не гимназист
и ты не зритель
но вдруг все обойдется
и все сойдутся у колеса обозрения
на облачные сидения усядутся и покатаются все.


ТРЕУГОЛКА САМОЗВАНЦА

У мужа из прозрачной головы
едва проглядывала треуголка
за треуголкой занавески
за цветочной оболочкой
зрачков
за главными покоями
за барабанной дробью
не слышен шаг победителя

от приближенья свиты многословной охраны императора-самозванца
не то что завитки на затылке
кусты раздвинулись сирени и шиповника
и дикого малинника сырые туманные нижние ветки
вспыхнули и загорелись под горячим глазом древней млекопитательницы Валентины

.шипение — возмущена царящим в доме недоразуменьем молодых ребят
в ожиданье каких-то праздников каруселей восточных сладостей
смены власти.


СЕЗОН УЛИТОК

Поле
цыганские кони
цыгане в тумане
улитки

одна из улиток
выследила компанию
то когда возвратились с гулянья
расправила липкие рожки
и задвигала ими
как встревоженная жирафа
подвижной верхней губою
от незнакомых звуков
во время охоты
от запаха крови
пота
пороха
кофеварки.


ЯБЛОКИ АДЫ

Прабабушка
с нею сложно дружить
портрет прабабушки Ады над яблоками для джема
следит с янтарным вниманьем
за отменным твоим аппетитом

да она была здесь главной
ее повадка действовала как быстродействующая заморозка
гости
на полуслове умолкали
ласточек неловкости вносила прислуга в плетеной поклаже
из дальней прихожей

в последний раз она подкинула нам семечко надежды
проехала половину наших клятвенных заверений исправиться
так же как почти проехала нашу станцию
утопающую в сирени

— Мама —
певучим голосом спросила у нее в тот вечер младшая старуха
— Кто это Лао-Цзы? —
— Кто-кто.. Ребенок в центре занятости населения..


ТРИ СНОВИДЕНИЯ ОДНОЙ НОЧИ

1
Только потянулась за бокалом
что на праздничном столе стоял отдельно
неожиданно двоюродная Лена
в платье с розою искусственной у сердца
вырвала напиток — отвернулась
я сказала — сука сволочь
и проснулась

2
самовары закипают звон посуды
из лимона сок для чая свежевыжат
никогда при нашей прежней жизни
мы его отдельно не хранили
и в огромной кухне парикмахер
вдруг с огромным животом ко мне подходит
я в пустой стакан ей выливаю
долго-долго содержимое кувшина

3
они пришли в темноте
остановили пулю пистолета
распоясались
жемчужины разбросали

.и столько лет столько лет
живем намеренно
будто бы случайно.


ПРЕУВЕЛИЧЕНИЕ

Свиней
пробуждение
раннее ливень пророчит
гусей попарный торжественный выход
авиатора чуб ниспадает с присвистом угол срезает
и тает — растаял
обставил компанию спорщиков за столиками древнего кафетерия
смеялись
что быть может и рассыпчатые маки но не нуждаются в опеке
рухнут градом лепестков если сами захотят
прыскают хохотом за девками бегают взапуски
что фрески удлиненными глазищами смеются
на мозаичном помосте
солнца караси.


СОБРАНИЕ СОЛДАТ

Собрание солдат на общей площади стола
отличный яблочный закат скользнул по краю
пересечение луча и вилки на острие ножа
на площади открытого стола

солдаты
славные сухие это семечки
ладонь их собирает и разбрасывает
собрание солдат на площади монастыря
сиротского приюта

пересечение на солнечном участке
столового ножа обертки сливочного масла и лимонада
вот фейерверк.


МНОЖЕСТВО РАЗРОЗНЕННОЙ ЕДЫ

1
Отличное утро
не двигаясь с места
в любой закладке памяти — трехъярусные завтраки
и первый и десятый блин обволакивал нутро
и только задние комментарии
и только тени от старинных пирогов

2
иногда она бывала особенно мила
когда заказывала овощное меню
а не мясное для семейного стола
в такие минуты особенное сочувствие вызывала
если не сказать — сострадание
видеть что означает ее лицо

3
десерт нагого и глупого
как мертвого
на вызывающее свое
наступаешь каблуком консервации чувств
и желание прихотливых изгибов души
подавляешь до времени

4
за то что взяли на себя
подобие подобия отца
не зная как это будет выглядеть на фоне вечереющего окна
когда от близости ужина
вырастали дополнительные усики
жаберные полоски
присоски
провиснуть
снаружи форточки
фильтруя для домашних
потоки майских сквозняков
мытье слоновьих ног в прабабином корыте
и только задние комментарии
извините
только тени от старинных пирогов.


КОНСТАНТИН РЕМОНТИРУЕТ ВЕЛОСИПЕД

Константин ремонтирует велосипед
высокие мальвы скрывают велосипед
но мы знаем что Константин ремонтирует взрослый велосипед
дополнительным знанием
раннего вечера
древнего лета
и постукиваньем по хребту велосипеда
звонким гаечным ключом

.звон от гаечного ключа до последнего этажа
улетает за мальвы заборы сараи
дворовое солнце
с легкостью волейбольного мяча.


ПОЛДНИК В ЗЕМЛЕМЕРНОЙ КОНТОРЕ

Полдник в конторе у землемеров
времени у землемеров в обрез
невзирая на ветер и строгий запрет
землемеры выглядывают в окно
землемеры как дети
и видят что дети
катаются вниз к обмелевшей реке

землемеры свой мир принимают как есть
распорядок работы землемерной конторы
мелькание спиц вдалеке у реки
водомерки на поверхности воды

.землемеры и сами когда-то давно
были вольные велосипедисты-стрижи
в тренировочной форме начальной школы.


ГАДАНИЕ О НЕЗЛОБЛИВОЙ СТАРОСТИ

Принимайон участье в zima
роль получишь немного но бодро
и не более плохо
то не есть вина и неправда

у система snerzinka слишком-слишком посадочная полоса
и обыкновение полустерто
редко-редко проситель наполовину меняемый осветительно факел
по верху tulup незатейливо марля и кисея метель

не слишком-то глубоки следы от salazki
а было бы знатно: сидения заняты и
новогодний любовник-прживалка с детей
и выводок — нате
крошки на утренний ложки на ваши увертки от естества
и форелевы нож подбородка
на сизое горлышко тянет velvet обивки
но никогда очки — идеально и плотно
очки — твой предатель до последней дорожной кочки

косточки-истерички под занавес ласки — кыш (kysz)!



ПРОСТОЙ И КРЕПКИЙ ЧАЙ ЗАВАРИВАЮТ ПРОВОДНИКИ

Я выхожу снимая рукавицы из бархатных архангельских снегов
одиночество первопроходца останавливающего рукой деревья
вот тебя выгнали как овцу под наклонные деревья
открытые большому воздуху

ты сдергиваешь рукавицы
вокруг незнакомые редкие деревья в виде пирамиды
ветки на морозе звенят последними пустыми чашками
проходящего мимо снегов и деревьев состава.


СТЕНОГРАММА МОНОЛОГА ДЕРЕВЕНСКОЙ НЕЗНАКОМКИ

Она остановилась у забора
где мы обираем чернильными руками
ягоды с куста
и раскачивает калитку
не заходя во двор

движения ее непредсказуемы резки
колючки слов
слетают с языка

— Альдона! Альдона!
Нашто ты зъела собственнага сына?
Да-да!
В подъезде собственнага дома!
Ты ж — матка, ты — жанчына!
Ты памрэш!
Людзі!
Скажыце што я нармальная!
Я нармальная? Да?

— Да — хором отвечаем зачарованные
лопотанием человекообразной сороки
всей тяжестью налегшей на калитку

.мы дождливо-угодливо
прогнулись под тяжестью монолога ее

— Яны сказалі што я — ненармальная!
Што зъела розы....
А яна зъела свайго собственнага сына!
Я ім кажу — яна памрэ!
А яна не памірае.


В ПИОНЕРЛАГЕРЕ

В пионерлагере
было отличное преумножено
но разделение времени по режиму
выносить было очень тяжело

.распределение завтрака
на неравные части запеканки
раздвоение мальчика
на живого пионера и мертвое отражение в озере

горны подъем заря рукомойники
треугольники галстуков
рассветное построение квадратом
как для наступления

. трудновыносимое младенчество с посторонними
с азбуками для всеобщего понимания

а они — пионеры
предпочитали истинные книги
приключения космос урфин джюс
но не мыло не молоко
не застиранное штопаное исподнее
не пыльное наружное с нашивками
не расчески пилотки
но папироски
летучие мыши
жуки-носороги
и где-то под кожей
снежная туча саранчи раненая ужасом твоей неуступчивости

.я такое люблю
чистые-чистые
вокруг тебя
и над тобой
пионеры с нижними ангельскими чинами
играют в прозрачные воланы*
не выдают ни звука

.после отъезда
сдержанные словари остаются под панцирями кроватей
воспитатели напряжены в ожидании будущей смены.

*Старинное название бадминтона.


ТАК УХОДЯЩИЙ

                        Памяти Ростислава Лапицкого

Он странно посмотрел
что мама собирается
и душно и темно
в раскрытом чемодане
белеет кипятильника
змеиное кольцо
породистые свинки
похожие на гильзы
легли давным-давно

.так странно иностранному шпиону
когда его толкают под ребро
поскрипывают двери гардероба
становится и душно и темно
в раскрытом чемодане кипятильник
холодным завивается кольцом
послушные тропические свинки
оттенка стен районной поликлиники
легли и спят давно

.он странно посмотрел когда прикладом
его как иностранного шпиона
толкали и болело под ребром
разбрасывая гибельные мысли
припрятал самых беззащитных свинок
в широкие закладки шаровар

.и она странно посмотрела на него
когда его мгновенного шпиона
выталкивали силой под ребро

продлился вечер без него
шевелилась крупная живность в сарае без него
распространяя запахи физкультуры и страсти
мы волновались чтобы боги сохранили нам его
для безопасной старости без росчерков похоти
с непроглядным туманом мудрости.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah