RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Татьяна Барботина

Капиллярное тревожное крыло

14-01-2010 : редактор - Василий Бородин






+++

Одиноких бабочек искать под лопухами
Капиллярное тревожное крыло
Я игрун, я бабочек бросаю
В неба дно.
Шоколадница с вьетнамскими усами
На крыле несет кофейное зерно
Это облако над нею зависает –
Молоко.
С типовым сверяясь диафильмом,
Пятясь и кружа, за мной бочком
Время ходит, как лепидоптерофил
С сачком.



+++

«Лежали тени на столе,
И мягкие игрушки не устали
Лежать со страшными глазами
По углам».
Звучала музыка о том, что мы не знали.
И голоса, и голоса,
Как в том, прочитанном тогда,
Полифоническом романе.
Как две монады закрывались на себе,
Но знали друг о друге.
Скажи мне имена всех тех,
Кого мне нечего жалеть -
Я пожалею на досуге.
Скажи о чем ты петь устал -
Мы эту песенку зароем.
Могильщик в крашеных усах
Посмотрит как мы двое
Уходим бесконечно мило
И плюнет на могилу.
Вот так. Лежи себе, в цвету
Крапивы, сорняка, ромашки,
Которую случайно занесло
С соседской Н.В. Кашки.
(Мужик улыбчивый на фото,
Он смотрит на родню с сомненьем,
И спрашивает внуков «Кто вы?»
Ведь фото сделано до их рожденья).



+++

Кто собирает битые бутылки рядом с клумбой?
Хохочет над играющим на солнце
Конфетным фантиком?
Ей тридцать лет в ее холщовой сумке
Простые мелочи безумства:
Пакет с красивой девушкой, она –
Лежит на пляже в розовых очках
И курит Мальборо, в другой руке
Искрит на солнце пенистый бокал
                  вина.
Какие-то сопливые конфетки с налипшими кусочками стекла,
И черный камень на железной нитке,
Бумажка: Это даун, отведите
его на улицу Петра, дом 9, корпус 5, квартира 30.
В ее глазах такая пустота, такая в счастье редко, но бывает,
Она с ней за руку бежит по склону.
Я так хочу с бумажечкой такой по краю
Бутылки собирать и радоваться жарким тётям полуголым.


+++

Сначала ты говоришь это слово, будто разжимая руку,
показываешь божью коровку: смотри – ползет по пальцу, шевелится, летит.
В другой раз это слово будет сказано между другими словами,
так между черных пиджаков в шкафу ты видишь странный желтый костюм,
и тебе его дарят.
Все последующие разы ты говоришь это во время: скачек, еды, хотьбы, участия, сомнения, молчания, ссоры, желания, насыщения; отстраненно, качественно, с придыханием; за кофе, в примерочной, на ночь, на эскалаторе, в кино:
в это время девушка на экране перебирает худыми черно-белыми руками
новогодние шары.


Потом ты думаешь это слово не относительно к одному,
Но даже
к маленьким взрослым, выпивающим пятую бутылку портвейна у памятника Грибоедову.
Ты поднимаешь палец и закрываешь глаза, чувствуя себя посадочным местом
для божьей коровки, отпущенной там, когда, то, было, в первый, да.



+++

в плетеном кресле, в саду, сидела красивая женщина
я предложила ей сорванное мною яблоко
отдавая его, перевела глаза:
выше ее лица, в листве, копошились взбухшими ромбами клопы.
моя рука так и осталась на весу, она уже ела яблоко.

Если ты режиссер, то снимая лица
всегда находишь пространство между
и в нем, раскрывая себя как птица
на веревке летит одежда

наш фильм называется "на берегу реки"
камыш лежит, не вставленный в воду
та самая женщина, под улю-лю, хлопки
раздевается, думает "никаких пирожков, никакой тоски,
никакой свободы".



+++

танцуют под навесами деревьев
колючий еж и спелая лисичка
а под ногами прелый понедельник
местами черен в остальном коричнев
утопленник поддакивал над кромкой
лес плавился и солнце тлело
еж видел башню, озеро, горело
тугое облако, подернутое пленкой
и перешептывался как с больным ребенком
лисичка, наше детство постарело




+++

Фотогеничное зарево, как деревенский пожар,
Постепенно окрашивает некошеный урожай.
Точки дрожат, насекомые – маленькие облака;
Желтый настил пшеницы, срезанная трава.
То, что прогрето за день, пахнет вдвойне тяжело:
Яблоки, дерево, гравий. На ночь открыть окно -
Слышать, как запахи выцветают, как они остывают,
Дышат и подыхают ровно ни для кого.
Улица на деревне, смятый реки рукав, катящийся в овраг.
Жители любят сочный зеленый цвет, им выкрашены дома.
Пять или шесть фонарей цветами тянутся на луну,
Крыша соседнего дома держит ее за каменную трубу.
Все, что отброшено, к ночи – тянет вдвойне тяжелей.
И от чего раскрываются памяти и закрываются двери?
Страшно заснуть: выходят, камень зажав, из тумана
Тени мои кружевные - живые - мертвые истуканы.



+++

а в голове стучало "время время"
к чему стучало время время
горит сермяжная трава
там не восходит семя семя
и в темени сплошное темя
там грузно падает смола

и замирается на дне речном
где рыбка полумертвая бочком
плыла или несло на берег
ее хотела удочка крючком
смола запутала сачком
схватило время



+++

лента окружает запястье - дым над водой
в отраженье наступает прохожий - горькие сны
приходили в ночь как кони на водопой
полакать моей зацветшей воды

птица задевает крылом - рядом пошел
воздух - в нем борзая россыпь сжатых миров
птица задевает плечом - тысячи в шторм
кораблей корабликов кораблёв

зверь зашел во двор и смотрит - детский качель
красный - с облупившимся краем несет
детский рот с остатками священных борщей
на губах на полотне смеющихся щек



+++

лето и душь и ветр и вездесущая
старая хижина то бишь уже хибара
выжатый весь в соль день. кровососущая
мошкара пенкою от навара
кружит или кружит дымно над головой
не мотай кассету карандашом
там на передовой
дети под шалашом
песни поют качели летят
крылатым своим ковшом
летят летят летят



+++

усатый храм и руки на груди сложил
заупокойную тянул и ворожил
свистел над небом куполами тел
был кто-то рядом. верил. я хотел.

в метро мужик обняв баян
пролаял лес сибирь тайга
и сделал реверанс на срубленной ноге.
он плакал. я стоял. я дом. я сад. я где.



+++

Визжала скрипочка в подземном переходе без печали
О том, что вся она глуха и бесталанна
И продавали желтые тюльпаны
Коричневые женщины не мне
- О чем смеется мальчик в переходе,
И от чего
Он клонится к земле?
- Мы там качались на качелях
С Ваней,
И все рубашечки в вине.
И детскими, разбитыми губами
Он ковыряется в словах, но за словами
Цветы и звуки – поезда в огне.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah