| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Остап Сливинский, Орфей. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |
Газета Метромост. Выпуски 6-8. (.zip) |
Новая книга - Константин Шавловский. Близнецы в крапиве |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Алина Витухновская

печатать   Стихи
редактор - Женя Риц



НЕПОНИМАЮЩАЯ



Я не осуществлялся. Отказывался. Не стал.
Был. И мне сказали: "Свобода - насилье".
Автобус меня задавил.
Я не был пьян
И не лежал
На дороге, с которой не уносили

Труп. Мой человеческий и тупой испуг
Предложил продолжать существовать.
И я унижался целоваться или гулять
Меж неприятных сук.

Морги, барышни, оранжевые цветы -
Все они норовят подмигнуть.
Во мне визжала кровавая сирена черта. Но ты
Думала, что мне не страшно, а только чуть-чуть.


П.(ОТРЫВОК)



Здесь женщиною явь расщеплена
Сирена дна, погибель для Персея.
Мигель Серрано - "В магии она
Дана как дикость, уводящая Орфея".

Во имя истеричной суеты,
Что есть её абстрактное стремленье.
Она - владелец некой пустоты
В отсутствии и смысла и значенья.

Как бы пленительна энергия ея,
Витальность карнавально-тривиальна.
Но простенькая прелесть бытия
Как плесенью покрыта смрадной тайной.


ТАМ ЗА ДВЕРЬЮ НА КОЛЕСАХ



Там за дверью на колесах
снова возят мертвецов.
Мертвой рыбой пахнет воздух,
В супе тонут кости слов.
Дернут выемку дверную,
только миску подставляй,
только кровь свою больную
через горло пропивай.

Подставляйте, люди кружки!
Щедрость красную соча,
улыбается старушка
на чужих руках врача.
Ни о чем она не просит.
В супе тонут кости слов.
Там за дверью на колесах
снова возят мертвецов.


БРИЛЛИАНТОВЫЙ ХОХОТ



Хохот бриллиантовый стихоэквелибриста.
Быстым верлибром прочтённая Истина
Станет Войной. Изумрудные выстрелы
Город рассыпет щедро-неистово.


И САТАНА ТАМ ПРАВИТ БАЛ



Когда тотальные репрессии
Так эстетично восхитительны,
Когда прелестные Освенцимы
И сладко стильные Бастилии...

Вы обособленные бестии
И их любовницы бесстыдные
Своих соитий жуть чудесную
Посредством выстрелов постигнули.

Катарсис сна тоталитарного
Площадка с кукольными танцами.
Их мозг расстреливал под трансом
Боец пространства имитации.

Мир-карусель. Трусливо весел
Кошмарный русский карнавал.
И снег покрыл страну как плесень.
И Сатана там правит бал.


РОДИНА КАК ПРИВЫЧКА К НЕБЫТИЮ (ОТРЫВОК)



Как говорится - твой дом тюрьма.
Но и не твой. И дом не твой.
Что здесь твоё, кроме пережитого?
Ничего.
Опыт эпохи романтизма обесценен.
Твой ли дом,
Если собственность неприкосновенна?
Ровно как и ты прикосновенен,
Вседоступен,
Незащищён?

Только смерть неприкосновенна.
Только небытие - частная собственность
Сиюминутного гражданина.
Я люблю все закрытости
Небытийного "капитализма",
Похожие на банк,
Сундук, тюрьму, гроб.
Это метафизическая,
Не экзистенциальная вечность,
Безлюдная.
Но если нет гарантий чего-то,
Я возьму гарантии Ничто.
Я молюсь ростовщику
Всемирного банка пустот,
Отмеряющего Ничто.
Я инвалид
Своих смертельных
Валют.
Как миндальный Дали
Я высосу динамит
Безверия
Озверевший верблюд.
Как Берию
Выблевывает либерал...
Как империю,
Которую не выбирал,
Ибо всё - "грехи"
Хохочущих "холокостов".
Когда б не стихи,
Какой там Васильевский остров!
Это метафора,
От которой дурно.
Как от цитируемого
Гуманистами постмодерна
Адорно.
Мне разорвано дырами,
А вам культурно...
Как Вергилий в безверии говорлив,
Так вербы вербуют рабов, ибо это весна
Обвивает наручниками каждого, кто здесь жив.
Авторитарны леса есенинщины, березовые стволы,
Заборы лесов,
Болота томных смертей.
Я люблю эту вышку,
Пулю,
Окно,
Засов.