RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Яна Батищева

Я НАРЕКАЮ ИМЕНА...

21-01-2010 : редактор - Сергей Круглов





Птенец.

Что-то снилось, что-то пелось,
Что-то чудилось вдали,
И нужна была лишь смелость
Оторваться от земли,
Только верное моленье
Обращенных к небу глаз,
И окрепнет оперенье,
И взлетишь!..
Не в этот раз.


* * *

Все обозреть, все испытать,
Во всем на свете усомниться,
И в изумлении взирать
На человеческие лица.

Из дуновенья ветерка,
Из тишины иного царства
Выводит слабая рука
Слова на новые мытарства.

Я вызываю их из тьмы,
Из мрака предсуществованья,
И вот они уже полны
Тепла и влажного дыханья.

Мне власть чудесная дана:
Я нарекаю имена.


* * *

Тих уснувший остров,
Птицы спят в лесу,
С неба смотрят звезды -
Звезды пьют росу.

Им она как чай, а
Где-то всплеск весла,
И вода речная
Лодку понесла.

Есть у речки тайна,
Ветер в тростнике
Ее шепчет нам на
Птичьем языке.

. . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . .

В дымке на востоке
Тонут огоньки,
Разминулись лодки
Посреди реки.


* * *

Весну не тороплю,
Хоть смутным ожиданьем
Уж полнится душа, и февралю
Все тяжелее сохранять молчанье
Ручьев во льду, а за Москвой-рекой
Уже встревожен снеговой покой,
И бесприютность грязи городской
Едва терплю, - весну не тороплю.



Ветка

Летнею порою
От порыва бури
Надломилась ветка,
Наклонилось долу.

А улегся ветер,
Выглянуло солнце,
И на бедной ветке
Приувяли листья.

В тишине зеленой
Жаловалась ветка:
"Ах, жестокий ветер,
Ты б меня не мучил,

Сразу бы на землю
На сырую бросил!
Там ручей прозрачный
Меж корней струится,

Может быть сумела
Я водой напиться,
И тогда мои бы
Не увяли листья!"

И упала ветка
В тишине зеленой
На сырую землю
Сброшенная ветром.

Дни бегут за днями,
Что же стало с нею,
Прежде молодою,
Сильною, зеленой?

Знала ль, что просила?
Корня не имея
Можно ли напиться
Влагою студеной?

Ни цветов, ни ягод,
Ни приюта птице,
Юных листьев зелень
Вся землею стала.


* * *

Заря, околица, дорога,
К земле склонённая ветла...
Как безвозвратно, как далёко
Дорога эта увела!
Мне мнится по ночам бессонным,
Что за испариной оконной
Над сединою ветхих крыш
Едва проснувшиеся птицы
Звенят, и что внизу клубится
Густой туман, укрыв камыш
У деревенского пруда,
И первый лучик золотит
Лохматые верхушки лип.
И сердце просится туда -
На домотканые поляны,
Где бродит молоко тумана,
От глаз скрывая берега,
Где за околицей стога,
И птичьи звоны рано-рано...


* * *

Зори, зори - небесное пламя,
Ночи северные светлоокие,
Белы росы, да травы высокие!..
Буду смертными славить устами
Сотворившего вся


* * *

Всюду холодно, холодно, холодно,
Все горит обжигающим полуднем,
Тучки рваные мечутся стаями,
Ветер хлопает, хлопает ставнями.
Все горит обжигающей осенью,
А в лесу с золотистою проседью
С неба в проблесках аквамариновых
Стынет солнце на гроздьях рябиновых.


* * *

Берег дикий, берег вольный -
Ни жилища, ни огней,
То ли снег белеет, то ли
Мох стелится меж камней.


Чайки с криками чертили
Небо, таяли вдали,
В синь туманную манили,
В путь неведомый влекли.


Годы, годы ожиданья,
Бесконечные года.
...Здравствуй, друг, и до свиданья! -
Пуст причал, темна вода.


Не зови меня с собою,
Взмыть бы ввысь, да не могу -
Век корявою сосною
Мне стоять на берегу.


Берег дикий, берег вольный -
Ни жилища, ни огней,
То ли снег белеет, то ли
Мох стелится меж камней.


* * *


Свет расходится снопами из-за облака – смотри!
Это прячет лик крылами огнезрачными зари
Солнце...
Прежде чем увяну отцветающей травой,
О, открой мне, солнце, тайну угасанья твоего!



* * *

Прощай лето, твое тело
Спалит солнце огнем кленов,
Зерном спелым лети оземь -
Кому хлеб, а кому осень.

Не пой песен, не вей гнезда,
В сырой пепел швыряй звезды,
Рыдай ветром, лети вестью -
Кому сном, а кому смертью.



* * *
Снова север собирает
Туч холодные полки,
Что ж ты, отдыха не зная,
В даль глядишь из под руки?
Ждешь ли встречи долгожданной,
Дорогого гостя ждешь?
Над умолкшими полями
Только ветер, только дождь...



* * *

Стали холодными зори багряные,
Краткими хмурые дни.
Тайною тропкой, лесными полянами
К дому меня приведи.

Там за калиткою полуприкрытою
Тихий заброшенный сад,
И облетевшие, будто нездешние
Яблони наши стоят.


Мудрые девы
Мудрые девы
Кончилось масло,
Пламя угасло.
Мудрые девы,
Сестры мои, где вы?

Как получилось,
Что разлучились
Правда и милость?
Солнце из глаз скрылось?

Как это сталось?
Где ваша радость?
Сухи и строги
Стали ваши дороги.

Где ваши свечи,
Где человечьи
Очи и речи?
Руки согреть нечем.

Пламя угасло,
Кончилось масло.
Мудрые девы,
Сестры мои, где вы?



Феникс

Ты плавишь золото во мне,
Мой голос медью золотится,
Мне суждено преобразиться
В стихии пламенной, в огне.

Слова Твои пылают, их
Все воды мира не угасят.
И пусть пока мой взор поник -
Я жду назначенного часа.

И пусть пока в студеной тьме
Мои глаза почти незрячи,
Но я им верю не вполне
И на груди прилежно прячу
Залог любви Твоей горящей,
Свой пламень дарующей мне.


Жажда

Слишком гортань суха,
Слишком горьки слова,
С силой кулак разжат,
Губы мои дрожат:
Боже, услышь мольбы,
Дай мне Твоей воды!


* * *

Вотчина ста ветров -
Передо мною даль,
И лишь одна теперь
Есть у меня печаль -
Не угасить огня,
Не потушить свечу,
И путеводную
Не потерять звезду.
Узкой тропой идти,
Память одну храня...
Просить лишь: Господи,
не потеряй меня!



Господи, неужели
это еще не вечер?..
Ты так судил, а я
уже возжелела встречи...
Значит, еще не время
зреть времена и сроки,
Значит, легко бремя -
знай, извлекай уроки.
Значит, еще трудиться,
волчцы пожинать и тернии,
Только б не оступиться,
остаться Тебе верной!
Памятью благодарной
среди житейской ночи
Петь Свет безначальный,
славить Тебя, Отче!



Сонет

Что значит – я? Усталый выдох,
Признанье горькое в грехе,
Рука зажатая в руке,
И сердца каменная глыба.

Мне трудно притворяться умной,
И говорить свозь немоту.
Я – лист осенний на лету,
Я – мутный дождь в ночи безлунной,

Я – клок тумана над рекою...
Но снова слабою рукою
пишу слова в свою тетрадь,

Изнемогая повторять:
Еще не время для покоя,
Еще не время умирать.

Август 2008



Путь

Не о том прошу, чтоб миновать мою судьбу,
Дай мне, Боже, силы до конца пройти свой путь.
Если буря скроет небеса из глаз моих,
Дай мне не забыть Тебя и не сойти с пути.
Если взор померкнет, мир сокроется во тьме,
Если упаду, Ты помоги подняться мне,
Укрепи мой шаг, в моих глазах очисти муть.
Дай мне, Боже, силы до конца пройти свой путь…

2005



Silentis.

Боюсь злословья и похвал,
Во всем – удобее молчанье.
Нет истины без тихой тайны,
Как девства нет без покрывал.

Когда уста я раскрывал,
И обнажал свои желанья,
Рождал душе одни страданья –
Язык – бряцающий кимвал.

Но Бог мой пламя угашал,
Я снова обретал молчанье,
И в удивленном замиранье
Священный дар Его вкушал.




Соната.

Allegro moderato

Пусть тело стонет,
Душе б, напротив,
Вздохнуть свободней
От бунта плоти.
Понять, полезней
Любых растений -
Мои болезни -
Мои ступени.
Шаги ускорив,
Всегда надеясь,
Memento mori,
Memento Dei!


Adagio

Сгорают свечи,
Цветам – увянуть.
Недолговечна
Людская память.
Нагой и страстной,
И одинокой
Душа предстанет
Пред ликом Бога.
Но и тогда мне,
Худой и грешной,
Будь, Милосердне,
Благой надеждой!


Spiritoso

Земля и память
светлы и тихи,
Их осеняют
родные лики.
Земные гости
Живущим вечно -
Опять приносим
Цветы и свечи...



Метанойя.

Прочь власть, прочь слава и богатство,
Прочь сладость липкая утех,
И гость обманчивый – успех…
Все - заколдованное царство,
Все - дым, все - прочь!..
И, прочь от всех!
. . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . .

За все, что было и приходит,
За то, что время унесет,
За переменчивость погоды,
За птиц трепещущий полет,
За солнце на соседской крыше,
За мягкий свет любимых глаз,
За этот миг, и каждый час,
За то, что мы друг друга слышим,
За тонкий месяц, и зарю,
За синь темнеющего неба,
За хрупкость тающего снега,
За вкус воды и сладость хлеба,
За жизнь и смерть благодарю!



* * *

"Смотрите, смотрите, вот зрелище нам:
Он дружбу свою предлагает богам -
Простец босоногий в одежде убогой!
Посмотрим, что скажут несчастному боги?.."

Тянулась к статуям худая рука,
И жгучее солнце глаза чудака
Нещадно слепило своими лучами,
А боги молчали... А боги молчали.



Нищие.

Эх, ма! Плюнут ль в рожу мне,
В спину ли,
Что ж теперь, только б камнем не...
Кинули.

Хлеба лучшего средь песка
не ищи,
Али мучает злость-тоска?
Нищие.


* * *

Масло - в светильник, жаркая копоть,
Новый пергамент, надо работать,
Надо успеть... Только, о Боже,
Что это значит?.. - холод по коже.
Топот, удары, возгласы, вновь
Топот, ступени. Скользкая кровь.
Лязги, солдаты, пьяные вопли...
После такого - солнце взойдет ли?
Утро окрасит серым вершины,
И, для кого-то - крик петушинный.


* * *

Политкорректная усталость,
Здесь молодость - как будто старость,
Здесь каждый - шут и острослов,
Здесь явь мутней кошмарных снов.
Душа ушла, а плоть осталась
Играть бессмысленностью слов.

Бежать, бежать из душных комнат,
Пока глаза дорогу помнят,
От треска остроумных фраз,
От блеска посторонних глаз
И от негласного закона,
Порабощающего нас.


* * *

О чем поведать городу и миру?
Зачем стремится к высоте трибун?
Тиха моя задумчивая лира,
И робок голос сокровенных дум.

К чему нам, милый друг, земная слава?
Допьешь ее медовое вино -
Увидишь россыпь в радужном бокале
Кристаллов яда выпавших на дно.


* * *

Окно и дверь, пустые стены,
Квадрат немого потолка
Жизнь в ожиданье перемены,
И так длинна, и коротка.

К чему смотреть в окно с тревогой
На дождь, на жесть промокших крыш?
Да, сердце просится в дорогу,
Но от себя не убежишь.



Старик

Человек стоит на улице
И под небесами синими
Произносит звуки имени,
И от старости сутулится.

И не перескажешь памяти
Этой - прозой ли, стихами ли...
Пахнет вербою у паперти,
И весною предпасхальною.


* * *
Скрыто утро холодною мглой
И страстною скорбящею тенью,
Затихающий звон над Москвой
Спорит с поздней апрельской метелью.
Хоть немного еще пред Тобой
Я теперь постою на коленях,
Созерцая субботний покой
Всех надежд на одно Воскресенье.



Жди!

"Sint lumbi vestri praecincti et lucernae ardentes" (лат. - Лк.12,35)

Ужин давно на столе, масло долито в светильник,
Сладким багряным вином полон скудельный сосуд,
Хлеб полотенцем накрыт, шорохи вечера стихли.
Дверь, что прикрыта едва, не запирай на замок:
Там, где златая звезда зимнюю ночь освещает,
Там вдалеке по камням верные слушай шаги...




blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah