RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
|  Новый автор - Марьям Зиаи
|  Новый автор - Виктория Мамонова
|  Новый автор - Дария Кошка
|  Новый автор - Михаил Парамонов
|  Новый автор - Виктория Русакова
|  Новый автор - Елизавета Малышева
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Пётр Ликин

Праздник

24-01-2019 : редактор - Женя Риц





      * * *

Жёлтое- и поле, и Винсент.
Ты затем пришла туда мерцать.

В кольцах блеск, в таблетках углерод.
Пристегни каноэ и княжна.

Танец над колодцем-  там Кугыть.
Мельница огромная и мост.

Овощи в повозке- так поёшь,
Реченька целуемых существ.


     * * *

Трое удалялись к тусклой реке.
Ампулы искали о воротнике.

На ладони края клевер возрос.
Я увидел ветер, зарево слёз.

Родника структурного эра-пролог.
В зону помрачённую входит челнок

Небо цвета шеи и там стога.
И огромным полем эмаль долга.

Спутники сознанья рубцами плеч.
Я носок- кузнечик, любовь и речь.

И они смеялись, и цвёл бальзам.
Светлое селенье- я умер там.


     * * *

Тебя адепт навстречу улыбака
.У статуи другого диплодока.

Ушастые персоны зазеркалий,
Иглой преображая эпителий.

Я был тарелкой и ручьём побуду-
Отстукивать сплошную Атлантиду.
 
Кровопролитный танец с Марианной-
На цыпочках в концлагерь озарённый.


     * * *

Она принцесса и её больница
Окружена мостами и стеной.
Завязана рука как плащаница,
Где северным окном и остальной,
Где сумрачный и мир, она болела,
Она молчала, руки проросли
Сквозь баночку цветов до коридора,
Внутри из шара, ногти от земли.
Жар-птицы и сердца- одни минуты.
Внутри палаты белая рука.
Она принцесса. Кольца и квадраты.
Её больница. Наши облака.


     * * *

Училка, и первым письмом наверху
  Прочла, и окно.
Субстанция-сон, и в себе на меху
  Мерцает вино.

И страшного леса деревья и крест,
  Невеста с ножом
Стоит у ручья,  и огромный проезд,
  И лица сожжём.

Является лестница тварей чудных
  В глазах изо рта.
Система- как музыка или язык-
  Горит береста.
 

     * * *

Микробы и крыши-таблетки.
  В беспамятстве мышь.
Огромные окна. Медведки..
  Ты, мёртвый, дрожишь.
Как доза и руки разжаты
  И прах на ступне.
Фрагменты и эти стигматы
  В кровавом окне.

Мой эзотерический воздух.
  Мой траурный бинт.
И падает в сенсорных розах
  Блаженный карбид.
Качаются красные губы.
  Летают дома.
И ласточки наши и трупы.
  И наша зима.


     * * *

  Где кольцо из гвоздик
Упадёт с человеческим звоном.
  Театральный двойник
На сетчатке в раю застеклённом.

  В замурованный сад
Сквозь туманные, алые листья
Пролетают планеты и кисти-
  Треугольный парад.

  На трамвае туда
Улиц нет и закрыто движенье.
  Где больная звезда
Умирает и слышит оленя.

  От колеблемых сфер,
От двоящихся небо свирелей
Я не знаю- в тряпичном тоннеле
  И в саду, например…


     * * *

Чёрной почты бледней
Омут крови и руки купца
Тот, куда уводили могильных коней
И чудовищ лица.

Даже девочки шар-
Кибернетики лоб голубой.
И кружатся коты сквозь прекрасный кошмар-
И гробы над тобой.

Всадник атомных зим.
Девятнадцатый вальс на снегу.
Пожирая глазами ипритовый дым,
Говорить не могу.

И качается хвост.
И кометы о чёрном коне.
Птеродактили плачут из северных гнёзд,
Но мертвы обо мне.

Возвращаться всегда.
В переходах бегут фонари.
Там- в узорчатом зеркале- наша звезда.
Там- туда не смотри.


     * * *

Лицо в снегу, глаза пусты.
И прядь светла из-под короны.
И ужас сумрачной четы
Внутри проходит павильоны.

А там оранжерейный сад
Продолжен пеночкой реликвий.
И канарейки мельтешат,
Суммируя рассвет великий.

Какое мёртвое кино
Задержится у губ раскрытых!
Как бы таблетка или свиток-
Развёрнуто веретено…


     * * *
Как пляшет птаха на тюльпане!
Как сладко йогурта шуршанье
В губах блаженных и больших!
Я сам люблю твои растворы
И грохот розовой Авроры
В телах фаянсовых шутих.

Светлы, как черви, макароны.
Летим на бал инфекционный
В лазурном блеске живота.
Нам кони снежные дыматы-
Но жирной девушки халаты,
Но красных окон темнота…
     * * *
Усни, замусоренный сад
 Китайской головой назад.
Но мы не боги и не ткани.
Мы- узловатое дыханье
Того, чьи руки верещат.

Больные голоса во льду.
Я ближе к дереву пройду.
У края арфы и площадки
На веках вылеплю звезду
И чутких пальцев отпечатки.

Что рыцарь пасмурным метро
Конструктор морды кинохро-
ника- избранницы творенье.
Там развевается перо
Над головой, а мы как тени.

     Атавизм приставок
Ведут больного звукача
Кедровые века и груди
Как птица алая в сосуде
Подушка смерти горяча

Пыхтит подруга о корунде
Большую арфу лопоча
И время вызовет врача
На плечи толстые как люди

Мулатки траур крутолобый
Автобус вспыхнет за спиной
И просветление амёбы

Внизу где мост цветут арабы
Где вспомнить и убить смогла бы
Китаец где кого кино  




 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah