RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Станислава Могилева

восемь портретов, одно отражение в зеркале

09-02-2015 : редактор - Алексей Порвин





восемь портретов, одно отражение в зеркале



/когда тигры поют туман, лебеди убегают/

/о, я тебя знаю./

/Д.Ч./



****
одно сердце говорит:
вокруг стена, во мне стена, сплошная стена,
глубокая тёмная башня, мягкий густой мох,
неподвижные рептилии, вязкие мотыльки, влажные камни,
неведомый плотный мир, тугое объятие

другое сердце говорит:
подспудное и надлежащее свиваются в горячий клубок,
который невозможно распутать, древний и густой,
однажды он срастается в пульсирующий шар,
в гигантское яйцо, висящее за рёбрами,
медленно дышащее, колышущееся на ветру

я говорю:
пожалуйста, передайте мне соль!
когда передают, я говорю:
спасибо.

/чувствуй сигналы
воспринимай сигналы/

другое сердце говорит:
изнанка утрачивается, истончается, перестаёт быть
семьдесят пять, двести двадцать четыре,
двести шестьдесят восемь, пятьдесят два:
приём приём

/в царстве ума без подстрочника не обойтись/

дин-дон сказали часы
сломанная кукушка промолчала



****
нет, нет, никакой не чарующий космос,
не запрещённо прекрасное,
не фантастика запредельного, не трансвеличие красоты:
только пена и пот, ликование мышечных спазмов,
только облако сгущающейся благодати,
стенание связок и пор.
плоть от плоти, плоть к плоти:
торжество касаний, пиршество повторений
/смотри внимательно, сейчас я упаду/, обнажение тайников,
триумф спасительной темноты, её содрогания и восторги.
изнуряющая потребность случиться замеченным,
пойманным, схваченным, овеществлённым вниманием.
оставить след в следе, рубец на потёках изнанки,
от пальца вмятину в подёрнутой тенью ложбинке ключицы,
cirrus tractus, скользящий по синему небу
за исчезающим крошечным самолётом,
еле заметный шрам под едва тронутым ребром.
смотри внимательно: сейчас я упаду.





****
кто первым пришёл и встал на берегу
кто первым пришёл и замер на берегу
стоял и махал руками огнём платком
иногда превращался в камень иногда трепетал мотыльком
то мотал головой то кивал головой
кто он был такой
кто первым плыл в лёгкой лодке по лёгкой реке
кто плыл по реке и что-то держал в руке
он смеялся и плакал он вслух бормотал слова
на берегу то росой то снегом покрывалась сухая трава
он плыл по реке иногда танцевал с рекой
кто он был такой
кто первым летел по небу и вниз смотрел
по синему небу летел и негромко пел
он видел того кто замер с платком в руке
он видел того кто в лодке плыл налегке

он видит себя он летит как стрела прямой
за ним проплывает по небу видений рой




****
перечислять предметы
проявленные и обозримые;
называть то, что ощущаешь.
/всё это нужно делать, чтобы быть понятнее/
помещать в вакуум, рассматривать в фотоувеличитель,
не искажать сигнал, не путать петлю,
содержать в абсолютной чистоте отражающую поверхность.
принимать на веру имплицитность веществ:
пигментация кожных покровов, с той стороны - светоподтёки,
блики и всполохи рыжего; под ногтевыми пластинами
густо речной песок, глина, в слабопроточных водах
вереницы скользящих перед глазами
/в глазах/ водяных лилий
/крошечная девочка спит на плотном плавучем листе/,
многочисленные роящиеся букашки,
скорлупа эмбрионов в пересохшем русле,
яркое полуденное солнце, мерцающие пятна теней;
с той стороны - корней вольеры, лабиринты истоков.

я не вижу написанного
всё написанное перестаёт быть
водишь ручкой по уже существующим знакам
вдавливаешь их обратно
возвращаешь в небытие

у торговцев краденным
на одном из блошиных рынков
я купила:
осколок бивня мамонта /на новом кожаном шнурке/,
именное кольцо с лапки какой-то птицы /вместе с лапкой/,
соль земли, горсть /в капсуле из-под бахил/,
павлинье перо

сегодня мне сказали:
дилемма первичности
разрешается в пятый день
сотворения мира




****
куда указывает компáс
на подземные бивни млекопитающих рек,
на ороговевшие узлы корней, сосущие скупую испарину скал
никогда не знавших извне источника света; на мелкие капли,
ни для кого звенящие в тягучем шевелении хтонических недр,
плотно уложенных слой за слоем
/слой за слоем исследует вспоминающий не себя/;
на мерцающий бисер пара, через него, преломляясь во тьме,
проступает чешуя дремлющего дракона, чьё ровное дыхание
нежит, кормит ядро земли, огневую завязь, вечное
зарождение пепла, нутряное клокотание императива. использован
по назначению признак; ноябрьский холод, проникающий под куртку,
скользящий под платье, в изнанку век, называющий
по имени каждый внутри позвонок, нанизывающий на красной
стрелки вертел продырявленные патроны милосердия, пересчитывающий
количество сомкнутых пор, царственный холод над законом,
над сырыми землями ноября.
вызревающее молчание обрушивается, обернись,
вдавливает обернувшегося в дрожание чёрной стрелки,
смешивает со сходящей лавиной узоров, обернись, смахивает,
как с лица ресницу, я над, я отдан, я оборачиваюсь.





****
кто мы без нашей жажды
кажущиеся огни в недостроенном жилом комплексе
в изрытом исследователями городище
обломки амфор полные пригоршни костей
кто мы без нашего голода густые леса
непроходимые чащи полноводные реки
пустой стакан на прикроватном столике
четыре часа утра в комнате темно за окном тихо
каждый сигнал по стечению обстоятельств упущен
каждая стрела в полёте преломилась о воздух
каждое письмо ненамеренно оставлено без ответа
на вдвое сложенном листке внутри чистого конверта
четырнадцать раз подряд написан обратный адрес
и всё на своих местах




****
когда в канун стефана да анны
вся освоенная белизна канет в краденное
окажется в гортанное per se
переплавленной медовая взвесь морфем
/отогнанная, отрубленная, отпавшая/
по случайной инерции тень
инстинктивно метнётся вбок и вверх и там сгорит
тогда: по силам ли крику веток
бегу ветра льющейся воде станет себя
отражать, друг в друге подсматривать
по силам ли шевелению ткани, бормотанию тела
станет без шрамов исчезнуть во след
между высоких трав пробегающему зверьку

кроме слов что возможно услышать -
оглушён, деликатен, утихает,
весь во власти личного принципа воли,
расхожего, хрупкого забытья гебы





****
в тонком теле серебряного тумана, свивающемся туго и нежно,
нежно и плотно в полупрозрачные слоистые кольца, случается
не разглядеть пляшущие зрачки костров, мерцающие
то ближе, то дальше; не отделить снов во сне от снов наяву,
не различить собственных воображаемых шагов по мягкой
ночной земле; /тысячи текстов наследие ни для кого/
пожалуйста, заберите вашу стрелу: от неё болит голова,
от неё за дверью скулит смешная война, под окнами
невидимая толпа хором выкрикивает молитвы
глазам не верить, верить естественному инстинкту:
быстро-быстро трясти рукой, когда обжёгся
быстро-быстро от тонкого запястья трясти всей кистью
рука становится подобна безопасной бритве, крылу маленькой
белой птицы, которая вот-вот или взлетит или взорвётся
служить инстинкту, наматывать на кулак длинные волосы
держать крепко, говорить с нездешним акцентом
где вы храните ваш призрачный выбор, вашу тоску по
разомкнутому лабиринту, пожалуйста заберите эту стрелу:
от неё разит хмелем и солодом, дыхательной гипоксией,
русским рэпом и тауриновым энергетиком, бакалавриатом
филфака спб гу, хрупкой волей, отличным знанием индизайна,
гражданской обороной, "добротой и честностью" в графе
"главное в людях", голосом со стороны, пустым желудком,
голым сердцем, голодным сердцем, голым сердцем

что ещё можно выудить из этого послушного промежутка,
выловить описанными подробно сетями в податливом,
живом эфире, в отзывающейся на всякое мелкое движение
местности: в кармане платок, аккуратно свёрнутый мамой

я расскажу тебе всё, когда это закончится

это закончилось





NB

когда просыпаются, омытые густой росой, золотые пески и невысокие травы, и не издают ни звука
тигры, дремлющие у реки; только тихие ветры скользят по земле, перебирают листву деревьев,
поют чуть слышно, осязают холодный воздух, едва касаясь неторопливо оседающего рассвета;
туман рассеивается, поднимается выше, изливается, убывает в прозрачные горы, и чёрные
лебеди на другом краю мира шумно хлопают крыльями вслед смеющимся мальчикам; мальчики
убегают наперегонки, в мерцающих брызгах озёрной воды; летним вечером в центральном парке
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah