RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Борис Ильин

поживаешь

12-02-2017 : редактор - Женя Риц





_
решали и решили
хорошо хоть что живы

а иначе бы решили
то и жизни бы лишили

а так живешь себе поживаешь
как вошь

а хоть и вошь
а лучшего и не пожелаешь:

голодными спать не ляжем
а страх

страх здесь необходим
страх важен



_
любите ближнего своего и далекого
тяжелого своего а равно и легкого
любите главного

а кто нам главен
тот кто в память как в камень вправлен

любите любите
вам ведь

ведь все равно кого память удерживает

сама кого хочет хранит
а кого обезвреживает

тих и хладен гранит



_
а всем нелегко
а всем тяжело
а в восемь поезд метро

а давка в метро
а может пустая лавка

а может а может
жизнь простая

долгая и простая

себя в эту жизнь
как под поезд метро
бросая



дна

плакать не сметь
рыбе плыть в сеть

чего ты рыба
ты молчалива

ты глазом прозрачным
по левую сторону
и по правую

хлебать несолоно
еще поплаваю


так молчит рыба

а сеть дырява
а вода речна

ну что ты право

попробуй держаться дна



горе

больше не болит
не ноет
и яму себе не роет

курит явскую яву
думает как встретит
незнакомку (и слово-то вот какое!)

родители молоды
но на горе

забыл купить кефира
а время позднее

позднее
молодое

темные вечера
всем на горе

нет кефира

а мама черного
половинку купила
яблока съесть моченого?

прозрачные
при луне облака



репей

понятно-непонятно
разница-то какая

какая разница

я вам говорю

не в понимании счастье
а в поминании

помянешь
а там и сам
поляжешь

вот хлебный мякиш
вот дождь целебный

ешь плоть от плоти
кровь мокрую пей

а смысла взыскать не смей
не смей тебе говорю

раздольно здесь ковылю
вот грязная жижа
трава свалявшаяся

репей



дубовая роща

здесь легче
проще

здесь запах
как в дубовой роще

ветер серый
хватающий за бок

стволы облетающий

и в серости
одиночество роста
гадкость:

деревянные чужие
тела
их внушительное уродство

толстая кора скрывающая
уязвимую гладкость

скрывающая родство
и отчество



мск

я проникся этой московскостью
языка неподатливой ковкостью
и пронзительной бледностью вашей
в клетку шуховской башней

слова к слову у вас не приставишь
а уже на дорожку присядешь
и слова эти мягче свинца

деньги паспорт ключи документы
в добрый путь до чужой ойкумены
вот москва тебе вроде и вся

только низкое небо надбровное
как гулянье большое народное
облаков в леденящей тоске

зря и пробовать против движения
чтоб от неба принять поражение
навсегда затеряться в толпе



_
от них лишь вред один
от каменных гардин
через фрамугу свет голубоватый
когда во рту лишь привкус горьковатый

по потолку то фар невнятный угол
то за окном отчетливо проухал
кто там проухал?
звуков не жалей

мотоциклистов скоростное рвенье
и краткое ночное безвремèнье
безврèменья дневного тяжелей



_
мал человек да долог
голос нечист и тонок
взгляд лишь лучист

это ли отраженье
прошлого отторженье
ныне и здесь?

луч это взвесь без тела
через миры летела
ей они не милы

ей чтобы свет сгустился
чтобы зрачок сократился

а дальше
молчок
молчок



_
болит голова
кружится

видна то рожица
то лужица

гололед

каблуки перебирают
по скользкому зеркалу
земли

ход свой
перевирают

замри
замри

будь перед природой кроток

в кружении этом
кто обнесенный ветром?
тверд чей подбородок?



_
надо думать о хорошем
о хорошем о хорошем

надо думать о хорошем
о хорошем вопреки

о хорошем думать надо
а оно тебе не радо
а оно себе не радо

одного хоть что бы взгляда
сколько злобы сколько яда

сколько можно думать
сколько


если хватит сил
то долго


а не хватит
и не надо

в этом думанье нет толка





__

в двадцать лет человек бессмертен
когда бабка его умирает
он знает: смерть бессмертных не выбирает

и глаза он трет а не вытирает
глаза его сухи
лишь бронхит в груди извлекает звуки

двадцати лет отроду человек
себе не соврет:

нечему течь
время застыло
изнутри бьется живая сила

эта сила его не убьет



_
ножка болит грибная
то о себе не зная
что шапка ее тяжела

жарко и сыро в лесу
шапку гриба лизну

горечь и маслянистость
видимости зернистость

нежность невинность низкость



солнце

смотри смотри
вот оно очередное
вот оно

гнойное
родное
свое

смотри
вот сердечную мышцу свело
вот разлука временная навек

еще немного и станет светло

хороша его дорога
смотри наверх



_
когда мне грустно
я рыдаю
когда мне радостно
я злюсь
и никогда не угадаю
когда и в чем я проявлюсь

когда мне скучно я плююсь
когда я голоден чихаю
газету я тогда читаю
когда во сне себе я снюсь

и эти выскоки и вскоки
душевных трепыханье фибр
всегда в свои приходит сроки:
копаю ль яму пью ль кефир
забор ли от соседа строю
то вдруг не поведу и бровью
а то уж сам горю как страсть
но кладку продолжаю класть

я научился той науке
когда беда идет на руки
котенком черным шерстяным
с урчаньем твердым жестяным

я разучился и разулся
наелся выспался надулся
и толст как вафельный пломбир
я таю наблюдая мир

и мира вкус прохладен сладок
но липок
приторен осадок

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah