RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елизавета Малышева
|  Новый автор - Селина Тайсенгирова
|  Новый автор - Рома Горбунов
|  Новый автор - Алексей Куницын
|  Новый автор - Кристина Пешева
|  Новый автор - Евгения Юдина
|  Новый автор - Екатерина Хиновкер
|  Новый автор - Алексей Баклан
|  Новый автор - Ксения Егольникова
|  Новая книга - Бельский Станислав. Музей имён.
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Александра Воробьёва

13-02-2019 : редактор - Евгений Паламарчук





***
решил что однажды буду как зебальд
а однажды
не произошло
                                                       2018

из красной тетради 
(2016-2017)

мы будем помнить и в летейской стуже
Осип Мандельштам

1
весёлый сок весёлый сок текёт
и мы течём за ним куда не знаем
нам на гляделки надевают клобуки
как соколам как ястребам морным 

сокольники соколиков ведут
долиной смертной тени
утратив правый путь
в болото времени. забвения воды
опутенки мешают зачерпнуть

приходится запомнить: 
«bitte
летите убивайте ненавидьте
идёт охота лают волкодавы
заплечных дел умельцы и дельцы» 

клюв учится терзать и говорить бессилен
а ласточка в снегу трепещет бьётся
ломает перья и кричит кричит кричит

2
непослушание. ребёнок, зверь, цветок
и списки кораблей, и чьи-то половины
и пена и песок и ракушки у ног
и мел и выпуклость закрашенной лепнины

я мир учу как слово по слогам
давно ли мы умеем говорить
умеем ли хранить свои значенья
в такие дни и тени замирают
и «есть» кто скажет это значит «нет» 

теперь танцуйте падайте застыньте
не открывайте ворам и харам
кто в эти сорок дней придёт незваный
стрелять стрелял стреляйте и стреляем 
под сенью девушек и знаменья христа

какое звук
какое тут красиво
какое тут деревня и распад

теперь стоять и на подоле юбки
высчитывать сто пятый лепесток
и теребить раскрашенный платочек
там дуб там кот там русский не сдаётся 
и нежных пленных в руки не берут

когда бы кто увидел наши игры.



всё прошло мимо 
(2014)


*** 
мы всегда были маргиналами наше искусство 
прорастало сорной травой в поле нового элитарного 
на окраинах ваших колоний куда не добраться и группе бутырка 

мы не знали про паунд и элиот пели гражданскую оборону 
девяностые делали нас неформалами это был способ бежать от разрухи 
от советского скучной одежды уродливой формы вещей 

мы копили случайные знания как артефакты как признаки мира 
непохожего на фильм балабанова а того где возможно 
футуристов и песни хвостенко где бывает как было на mtv 

мы взрослели из школы в филфак местечкового вуза 
покупали ом и афишу шмотки в масс-маркете 
с vhs переходили на dvd с раскладушек на слайдеры 
с вписок в сквотах на съёмные хаты с вавилона на полутона 

что-то было неправильно не случалось великой любви откровений 
не хватало не то таланта то ли просто образования 
но зато возрастное брюшко летов умер умер дашевский стабильность 
и теперь мы сидим в своих гнёздах читаем посмертного драгомощенко
покупаем пинчона 
много пишем но часто не можем рефлексию только переживаем 
запасные пути и пустоты порожняка 

что нам петь 
анатомию не соборов но панельных пятиэтажек 
что нам петь
эти улицы учат тебя своему языку
что нам петь 
злая птица соловей страшно смотрит из ветвей 

молоко постсоветского быта мы пьём его ночью мы пьём его днём

так что хули вы нам пиздите свобода и демократия 
хули вы нам пиздите новые правые старые левые 
мы не скифы не азиаты мы неврастеники 
мы сопьемся быстрее чем сделаем революцию 
нас до смерти забьют ипотекой детьми разжиревшими женами 
и морщинами в зеркале 

всё прошло мимо 

всё 
мимо 
прошло


***
когда б вы знали из какого сора
из книжечек в оранжевой обложке
из первого второго правил клуба
из вечность пахнет нефтью во дворе
когда б вы знали из какого сора
когда б мы сами знали из какого
растут
высотки наши небоскрёбы
которых мы конечно не взорвём


***
не умереть в 27 но хочу ипотеку
в землю врастать закрепляться срастаться с землею
только лежать в ней не буду пускай лучше урну
где-нибудь вытряхнут злые и трезвые внуки

что наша жизнь и другие вопросы искусства
песни для главного тексты для выхода в вечность
будут со мной и с другими но им нужно место 
для шага вперёд для свободы им надо где быть


***
и мальчик в кедах в джинсах с бахромой
сам по себе а может чей-то мальчик
куда-то переулком петербургским

была гроза ещё и воздух влажен
от мокрой чуть родившейся листвы

и мальчик в кедах 
что это за кеды
дешёвые 
рифленая подошва
китайские 
на рынке двести пара
зато как у кобейна со стены

я спиздила такие в раздевалке
в коробке с позабытой кем-то сменкой
стремалась страшно помню две недели
ждала чтобы решиться и забрать
зато потом ходила улыбалась
не зная ничего о марке конверс
грошовому подростковому счастью
в котором на районе рассекало
почти что поголовно нефорьё

там тоже были грозы ливни зелень
там тоже были мальчики смешные
лохматые в обрезанной джинсе
которую не подшивала мама  
курили во дворах дешёвый винстон
по двадцать с чем-то там рублей за пачку
пока кривая старая гитара
шла по рукам по плану шла по барам
по бабам шла и время шло за ней

и за её хозяином кудрявым
и где теперь искать их и найдёшь ли
скажи мне петербургский призрак детства
а впрочем эй прохожий проходи


***
современным русским литературным неловко писать моё детство и юность
чтобы помнили если не люди то их язык

все неказистые 
страшные
безыменные 
с болью 
с архитектурой окраин империи

вот вам слова чтобы были вы досвидания
досвидания
досвидания я вас люблю

из синей тетради
(2017)


extended play

27
27
2017
какие стихи
27
27

лучше бы просто с глаз как пару десятилетий назад
не оборачиваться не замирать соляным столбом
когда видишь новые фотки посты
лучше бы пару десятилетий назад когда жизнь была узкая колея
чтобы сложней было верить в то что это не навсегда
чтобы мир был таким огромным и непознаваемым что приходилось вцепляться друг в дружку от страха

мое сердце не обновляется
мое сердце болит мучается мается
это боль как ее ты ни назови

бичез вонна найки
(чьи-то lifegoals: "увидеть нирвану и не умереть"
"не чувствовать боль"
"не думать о смерти")

глупый чего ты боишься
immortality is a pop song


***
несет коробку с китайскими найками с рынка
мимо ларька с фалафелем и шавермой
улыбается солнце ему светит в спину
любит наверное рэп и маму
в найках бывает сложно ходить по льду

я подсмотрю как он хвастает бутсой другу
вместе с которым толкается в переулке
забуду их не увижу 
нигде потом не найду


***
динь дилидинь синий хрусталик
синее небо вода пустая
цветик засохший несбывшийся сон
пустоцвет
пустозвон

динь дилидинь лазоревый Лазарь
скатерть льняная следы от салазок
крепкий снежок звенящая гжель
Солнце. 
Капель.
 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah