RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Мария Банько

И прочие несоответствия

15-02-2015 : редактор - Женя Риц





Цвета

Речь идёт о заметках мальчика,
у которого нет ничего общего с
16-летней Анной и прочими астероидами.



Понедельник
Слово лежит, как персик без кожуры.
Перхоть во рту. Ты сорок дней не ел.
Все не о том. Родители молодеют
С каждым не сказанным,
Только поэтому - живы.

Вторник
Чешется, мерзкое. Всё не похоже на.
Учитель плюётся камнями, как носорог.
Взрослые шепчутся, будто его жена -
Из долины Сорёк.
Косы вплела в траву, а траву в постель -
Вот почему нет радостных новостей,
Вот от чего выбрит его висок.

В бумажном стакане - прозрачное молоко.
В школьной столовой - стала и есть змея.
Видишь в фольге две дырочки от зубов?
Так вот это - не я, не я.

Среда
Сегодня учили цвета - а я стал неметь.
Вяжется слово липкое, как камедь,
Как гранитольная сумочка у Полины.
Цвет заменят слова, имена и линии,
Пусть и не полностью.
Будем считать - на треть.

Четверг
Вот буду жить и говорить, как нем,
Не различать ни запахов, ни линий.
И если птица прилетит в Чегем,
То будет только тёмное на синем,
И только третье из восьми колен.
В школьной столовой –
предчувствие перемены.

В пятницу записей нет, только пометки на полях:
при ребятах очень важно
не называть ни птицы, ни цветка
а то и думать забудь о маленькой
жёлтой звёздочке в верхнем левом углу
слова ещё попадаются, но я не даю им спуску

Суббота
Говорят, будет дождь.
Дождь будет идти с войной.
Уроки никто не отменит, но
Будет так много чужого зелёного
И синего своего.
Я не могу сделать ни одного волоса белым.
Я не могу сделать ни одного волоса чёрным.
Зачем они говорят мне: клянись, клянись?

Воскресенье
Карл Великий и Юлий Цезарь - красные.
Александр Македонский и носорог - конечно же, чёрные.
Полина - белая. Мои родители бледны.
Красное. Черное бледнеет.
Красное. Красное.
А у меня ещё нет цвета.


Зияние

Всё начиналось с медного рукомойника,
а там - молоточки, какой-нибудь одоевский,
и смуглые венгры, и фильмы про зиту и гиту.
Туристы - как дети.

Введение в анахронизм:
Теперь осторожно, налево от чёрной мадонны
с большими ступнями в зацепках,
такое неровное, стало быть, пешее, пение.
Потом Авиценна и дважды ещё Авиценна,
а следом за ними арабские буквы и числа.

Пока не упрёшься в акут,
не умоешься в чарке,
там много овец и греческие овчарки.

реннюми холлюми хелленести
Вот мои руки, куда мне себя нести?

Представляя друзей не сейчас, но сошедшей кожей,
необрезанным ногтем, волосом, выпавшем в коридоре.
и поди разберись, кто из них теперь Дима и Таня,
чьи деньги сейчас моложе.

Твой мужчина, чужой мужчина и незнакомый мужчина -
на одной фотографии,
Но на расстоянии короткого слова уже не различишь их.
Так что дари им цветы, как что-то про симметрию времени,
как то, что после до и до после, то того как бы нет,
а только тёплое, трудно произносимое
зияние...

И сквозь него видны бык, и дом, и верблюд
один, два, 500 и неожиданно 3,
имущество, зубр, и урожай,
и все сводится к букве какого-то алфавита,
дай бог - не к малой архитектурной форме.


Необязательный комментарий

Проснулся и начал искать эндурцев,
Решил даже не обуваться,
Хотя можно было обуться.

У них самая костлявая азбука,
Они поют с левой руки,
Живут за нашей рекой,
Пьют из нашей реки.

Дай нам, Иоанн, чистые уста,
А там, глядишь, разольётся музыка,
и прочие несоответствия.

Жизнь румянится и полнеет.
Утром толстая немка продает мороженое,
Кричит громко и весело, мальчишки её любят, аж взвизгивают.
В наших лесах - белки, кабаны, еноты-ныряльщики, кузнечики, мухи и прочие канарейки.
В наших садах - гвоздики, акации, пионы и гиацинты, тюльпан (хорошее, самоходное слово)
и всякие букеты на 5 человек.
И какие сладкие абрикосы, и какая спелая айва.
И люди, что главное, хорошие.
Практически невесомая балеринка на одной тоненькой ножке,
Вспархивает с турели,
И мы забываем выдохнуть от искрящегося восторга.
Курьеры быстрые, работают в любых метеоусловиях
от - 40 до + 5о при скорости ветра 25 м/с.
Газетчики, газоны, гардины и горизонтов - не менее семи.

А у них что?
Голубоглазый подстрекатель стрекоз,
на щеке 4 ямочки наподобие светофора.
Лукавый кузнечик,
Клюворыл-рыба,
Кит на ёлке, солдаты праздников.

Недавно у них такое приключилось:
Коля жил, а дом охраняли пес и щенок.
Однажды мальчик играл и убил пса.
Убил пса - остался только щенок.
Кто будет дом стеречь?

Или девочка Даша.
Не знала, кого любить, за кем стать.
Увидела чёрного ворона, пьющего
Красную кровь молодого быка,
И белый снег назвал ей того,
Кому будет её рука.

Петр Иванович, разносчик ветра и прочих чудачеств,
Спал с маленьким шариком в голове.
И тут - известие.
Петр Иванович встрепенулся, шарик выпал, кровь пошла,
Жизнь испарилась - такое вот крещение.

Так что не надо - ни Ханаан, ни Рианнон,
Ни всякой юности.
За реку ходить - эндурцев бить.
Мы хороши и в пении, и в бою, и в беге.
А музыка - не более, чем кровоточащий воздух.
Всем - привет!




blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah