RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Нина Ставрогина

ТУР УЛЬВЕН. ИЗ ОПУБЛИКОВАННОГО ПОСМЕРТНО

17-02-2015 : редактор - Женя Риц







ИЗ СТИХОТВОРЕНИЙ 1973-1984 ГГ.


***

Вот всё
необходимое.

Керамическая чаша
под козье молоко, пять прекрасных
кусков янтаря
и боевой топор.

Спустя три, и четыре, и пять
тысяч лет,
как наши стереосистемы
смолкнут, –
всё это ещё послужит.

Если расколется чаша –
так пей из
памяти о ней. У вас, у мёртвых,
иная жажда,
чем у нас. (1)

11.06.1983


***

Лёжа
навзничь,
вдыхаю пряный запах
мумий. Верх

стены
залит светом из
какого-то дня
какого-то тысячелетия

сквозь небольшое
отверстье. Оно для души.

Слишком малó
для меня. Остальным
ни к чему.

17.06.1983


***

Будь я мёртв
сейчас, я бы
не проживал

этот июньский день с его резким
солнцем и почти недвижной
зелёной листвой,

я был бы
всем этим.

20.06.1983


***

Обеденный перерыв
в аду. Птицы

поют как обычно.

6.07.1983


***

Да! Теперь и я вижу
тот каштан,
о котором ты думаешь, в темноте
белеют соцветия,
мы земля.

5.08.1983


***

Те, кто пьёт
нас, – до чего ж
нестерпимо медленно
они пьют. Будто высокие незримые деревья

на спине, а корни – инфильтрат
в бронхах и нервной системе.
Всё потому,

что им неведома
настоящая жажда, им
скучно.


19.02.1984

***

Не беги, не
впадай в панику: лишь
подымешь

массовую истерию

внутри. Стой
спокойно

и смотри,
как лица
с военных снимков, исхудалые,
проникнутые
ужасом,

вновь замыкаются:
готические праведницы
из камня,

что улыбаются
невинно,

как зеркала
в больнице,

в своей вечно пустующей
церкви

12.05.1984


***

Бумаги,

шелестящие,
точно листва,
вниз, по твоего хребта
мусорной шахте,

прояснили бы всё, от
рожденья до смерти, но
у тебя нет
права доступа.

2.08.1984


***

Звёзды холодны, как лёд,
и жгучи. Они засели
в мозгу, за
глазами. Больно

мыслям. Задыхаюсь
пустым ужасом.

2.08.1984


***

Его вопль ужаса,
никем
не услышанный, заполнил

пещеру. В сырых галереях
капало. Вот-вот лучи

паники
пронзят тебя,
как свет
взрывающейся звезды

в ночном небе
высоко над недрами гор.

2.08.1984


***

Позвоночник –
моя
опора; кто

тот, кому
он служит
тростью слепого?

13.09.1984


***

Старинная библия
потерлась, истрепалась
по краям. Кожа

животного,
жертвенного животного,

забитого
буквы ради.

13.09.1984


***

Твои глаза, прозорливые
сердцевины,

в темноте
видят шиповник, помёрзшие
красные ягоды,

от которых першит
в горле у
правнуков.

19.09.1984


***

Помню, как мы сидели
в заточении
сада,

под ропщущими деревьями
из пепла
с огненными корнями.

Мы передвигали белые
фигуры из лунного камня,

чтобы выиграть
друг у друга вымершие планеты,
где
всё важное
случилось как-то раз.

25.09.1984


***

Горб
у тебя на спине –
разбойничий костёр, надо
спешить.

Но пиши разборчиво
и незримо
холодным молоком,

чтоб дымилась
каждая буква,

когда их лизнёт
пламя
свечей домов. (2)

4.10.1984


***

Он живёт в башне
без лифта
между летами, эта
башня направлена
вниз
в средневековую землю.

Головой
нацеленный
в магму, с ногами
на
тетиве лука,

смотрит он снизу вверх
на других – на свету, в окнах кафе –
между носками ботинок.



ИЗ СБОРНИКА «ОКАМЕНЕЛЫЙ ПРИБОЙ» (1984)


***

Перевёрнутый монолит,

где новорождённый
пробуждается

под гнётом
колоссального долгового

бремени тел,
опустошающих
друг друга жизней,

и рвётся вверх, вверх,

к старцам и умирающим –
вдохнуть

их ртами. (3)


***

Средневековые мертвецы
лежат головой на восток,
откуда грядёт воскресение.
Со временем судное
солнце взошло отовсюду


***

Ты ангел
из камня,
что бодрствует
надо мной, никогда

тебе не
ожить, не заключить в объятия
никого.

Но твой тускло-серый свет
из немоты и мороси

блуждает
по зелёным
посмертным дням.


***

Твои глаза открылись
во мне. Вижу
твою темноту
ими (4)



ИЗ СБОРНИКА «ТЕАТР МУЗЕЯ» (1984 –1985)


НАЧАЛО ВЕСНЫ 1565 Г.

Когда он простился с друзьями, мы пошли
через кладбище в Госпиталь, потому что
пятнышко под его левым глазом отверзлось,
будто злобный рот, и выкликнуло проказу.
Вдруг он встал как вкопанный и взмолился
Богу о том, чтоб никогда не попасть
в Госпиталь, чтоб никогда нашим детям
не устыдиться насмешек. И в тот же миг
повис у меня на руке, и стал оседать
наземь, и умер, услышан. Я заметила, как
талая вода из деревянной трубы сочилась
в подмёрзшую лужицу. Был март месяц.


(СОН)

Семь верблюдов и два осла полураздавлены
обломками облицовочных плит и тяжелых
коринфских капителей. Одна верблюдица
должна была со дня на день ожеребиться,
и это помогло установить: дело было
в декабре, январе или феврале 746 г.,
когда город разрушило землетрясение.


(ВОН, ПРОЧЬ) (5)

Он видел: она так кричала от боли, что из
носа хлынула кровь, а голова всё моталась
из стороны в сторону. И он сказал им: это
он повинен в её мученьях. Рывком распахнув
дверь, он бросился к обрыву над фьордом
и утопился. Чуть позже жена разрешилась
здоровым ребёнком. Его же похоронили у
заброшенной часовни, куда редко заходят.



ИЗ КНИГИ «НЕОТКОПАННЫЕ ФЛЕЙТЫ» (1985-1986)


***

В смутный час
ясной анорексии:
В конце концов (ты) не стоишь,
смотря(сь) в зеркало,
(ты) зеркало, что
отражает (твоё же) отсутствие (6)


***

Мы видим: кость на рентгеновском
снимке – как белый сигаретный
дым, но кто же тот, кто курит
нас, затягивается скелетами
и выдыхает их уже как
бесформенные кольца дыма
на фоне ночи, как будто
в гангстерском фильме, где нам ещё долго
спасаться по крышам, из тени в тень,
изо дня в день, до развязки (7)



ИЗ СТИХОТВОРЕНИЙ 1988-1993 ГГ.


***

Нельзя

изменить жизнь,
нельзя изменить

тебя; жизнь
перерождается
во всё новых

непостижимостях, тебя
купают, пахнешь

чистотой. И тут же чуешь
новую
вонь.

Ты об-
(как месяц, освещаемый
солнцем, циклически:)

новляешься (8)

15.09.1990


***

Что, если бы отпечаток
ступни на песке
был сначала,
а сама нога росла бы

по дням и летам, чтобы в этот миг
найти след, заполнить его

и исчезнуть.

22.02.1993


***

Когда три последних
орхидеи
завянут, то и

рисунок тени
на стене
изменится.

22.2.1993


***

Цветы увядают, зеркало
неувядаемо. Даже
когда все зеркала

окажутся уничтожены
до последнего следа на стекле,

останется
вечернее болотце
или лёд, полируемый ветром,
зимой,

в которую никто уже не мёрзнет.

22.2.1993






(1) Альтернативный вариант 1-й строфы: «У тебя есть всё / необходимое».

(2) Альтернативный вариант 12-й строки: «горящих амбаров», ткж. «… домов».

(3) Переработанный вариант, созданный в сентябре 1990 г.

(4) Альтернативный вариант 3-й строки: «лишь темноту».

(5) Ульвен ссылается на норвежского богослова Абсалона Педерсена (1528 – 1575) как на источник.

(6) Вариант из «Бесполезного» – избранных стихотворений, опубликованных в 1993 г. «Норвежским поэтическим клубом»:

В смутный час
ясновидящего
оскудения:

в конце концов
(ты) не стоишь,
смотря(сь)
в зеркало,
(ты)
зеркало,
что отражает (твоё же)

отсутствие.

(7) Альтернативный вариант строк 6-7: «бесформенные клубы дыма / на фоне ночи, как в третьесортном».

(8) Альтернативный вариант 2-й строки: «изменить общество» (ткж. «изменить других»); строк 5-6: «на принудительном леченье у себя же / всё к новым [непостижимостям]».
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah