RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
ADV

Дератизация в Бутово - уничтожение тараканов в Бутово klimovsk-dez.ru.
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Дарья Серенко

В СОКРАЩЕНИИ

26-02-2016 : редактор - Женя Риц







<…>
мне не ясно в темноте
те вокруг или не те
ничего не предвещало что мы будем в темноте

у незнакомого посёлка

на безымянной высоте




Эта подборка посвящается моей первой работе - работе в государственном учреждении, в централизованной библиотечной системе Северо-Восточного административного округа. Почти все эти тексты были написаны по дороге в Бибирево, где нас ждали и пока ещё ждут борьба, радость, солидарность, горечь, абсурд и красота. Всем сокращенным старшим и младшим товарищам, всем заведующим, О.Е.М.; всем, кого люблю и всем, кто меня раздражал, всем, кого там обидели и с кем обошлось жестоко и самодурно наше генеральное руководство, всем, кто плакал со мной и радовался при мне. Со мной-то ничего плохого не произошло, а для многих сокращённых библиотека была делом всей жизни и они до последнего мыли в ней полы, когда не было уборщиц.
А ещё я посвящаю свою подборку Министерству культуры, конечно же, а также свой стране, которая тратит деньги на ведение маразматических войн, но не может обеспечить достойное финансирование людям, которыми стоит гордиться и которых стоит беречь.




<...>
я шла на работу во время великой грозы
я шла как работник культуры с тяжелым сердцем
деревья и травы раскисали в белой воде
я боялась прийти зеленой в библиотеку

ангелы с детства шептали мне эти стихи
                                    я играла в глухой телефон
чувство дистанции мне изменило

я дошла наблюдая как жадно она горит
моя первая библиотека, подземелье под открытым небом
ничто на земле не могло бы гореть так величественно
гордость меня охватила и слезы закрыли глаза мне
своими горячими пальцами

мне стало труднее ненавидеть мое государство
я срастаюсь с его нежным мясом, заживаю внутри него
по ночам меня мучает запах -
так пахнут сырость и гарь в одном помещении
нейронный ансамбль короткое замыкание
обнаружено тело в горизонтальном прыжке

моя библиотека сгорела, я плыву на работу
умываться пеплом, слушать ангелов
пробивающихся из-под земли как маленькие грибочки
их ядовитое пение отравит мою канцелярскую душу
и мы отдохнём
обязательно отдохнём
            /только мысли

всё о нём и о нём
о нём и о нём


<...>
малознакомые девочки в офисе шепчутся и никто
не знает, какие тайны они унесут в могилу
по пояс закрыты столами, а ниже пояса -
голые, зрелые, обвитые проводами

когда за общим корпоративным столом
услышу, что настоящая женщина - это
женщина, которая мыслит себя во времени как глагол

то встану из-за стола скажу загадочно
"ангелов сложно назвать гастарбайтерами, ха-ха"
никто не узнает, глядя на бледные ноги мои
как тяжело соблюсти такое высказывание


<...>
гонец своего тела прилёг после дороги мне на грудь по-товарищески
а я подумала - вот она какая цаца, современная любовь
а то моя любовь всё модернистская безответная
то вытаптывающая поля для своего одинокого танца
то бегущая наперегонки с девками через хуи костров
через овраги прочих физиологических подробностей
кричащая "кто последний, тот цыган!"

то был последний цыган в моем роду, леденящий кровь

это как последняя женщина влюблённая в Михалкова

таких больше не будет

Я ГИМН ЛЮБВИ ТЕБЕ ПОЮ

(душа поет то есть по традиции а тело пляшет)

потому что

какой бог, такие и танцы, третьего не дано

какой бог, такие и танцы, третьего не дано

а там и я среди них

стою немного того


<...>
когда она заикалась, он, слушая, сжимался в кулак
внутри которого
глухонемое электричество силилось запустить жест
и не могло

она заикалась и маленькие расстояния между гласными
были посадочными местами в аэроэкспрессе -
как самолёт только на земле
               все разбились кроме неё
каждый из пассажиров занял своё одинокое место

если ты умрешь, я обижусь, понимаешь
а когда я обижаюсь мои руки становятся беспросветными
глухонемые больше не понимают меня

         мы все обесточены

                              немного темны на ощупь


<...>
когда я смотрю в одиночестве битву экстрасенсов
то я уже не я
моя боль уходит
в разгадку замысла о Пахоме
если он правда юродивый
то я уже не я
а правда юродивая
и простираю руки те самые руки
которые ощупывали твоё лицо снимая
тактильную маску перед прощанием
когда я смотрю битву экстрасенсов
я не чую земли под ногами
а наполняюсь силой, не ощущая собственной искренности
не слышу взрывов не считаю количество жертв
по числу зарубок у себя на руке
потому что в их смерти виновата я, а не игил
не вижу посты Глеба Осипова
не читаю стихи Вадима Банникова
не люблю Кузьму Коблова
я как бы вселяюсь во всех этих экстрасенсов
точно душа из мира мертвых в приворотном кругу
и говорю их ртами
страшные вещи говорю их ртами
бескорыстно
грядёт искупление
грядёт война сивилл
остановите меня
я уничтожу ваш мир


<...>
эйнштейн - и мы - внутри прибытия поезда
спим в обнимку слиясь
в агрегатную позу скульптуры
и цветное кино в окне и кино
вне себя от любви
вовне
вне себя а теперь во мне - россия
титло
око над веком -
не видно
кроме - палимпсест отражение/жжение
у пейзажа глаза велики а у коненкова жена-разведчица
а у меня гений вышел во сне из тела и парит
над гравитационным полем
где умирают кони (в обратной перемотке - люди)


<...>
я призрак вожатой, я растеряла отряд
теперь они тоже призраки, ничего
брр, скрип качелей в безветренную погоду

наконец-то дождь изнутри и любовь детей
их распыление по окрестностям, раскрепощение
призраки не видят друг друга, но это чувство -
когда сквозь тебя идет твой невидимый брат
и ты оборачиваешься, хватаясь за пах и за сердце

нам много дано, и если однажды отряд соберется в одно
то поднимется ветер плоти, перенесет
нас в центр орлятского круга, в такой огонь
из которого сильные мира сего нас вынесут на руках
как обморочных победителей


<...>
насилие - это ещё не самое страшное, что может произойти

так что впереди у тебя не самое страшное

даша отчуждаемая от своего имени

ища убежище в пробеле между отчеством и фамилией

включает Интердевочку в тихий ноябрьский день

смотрит на свои руки в голографических перчатках подаренных новым любовником и не узнает их смотрит
на кожу изуродованную поцелуями и не узнает ее

взломали - решает мгновенно - кибер_атака

докажите, что вы не робот:

789KQW1

я робот, как я докажу обратное

я хотела увидеть мир своими глазами

до того как меня покажут

моя аура пала

расстегнутая на спине /я отдамся каждому кто подумает обо мне


<...>
доклад в середине лета

дым над уравнением, если дернуть
впереди сидящую за волосы, голова
безжизненно опрокинется как от экстаза
расслабятся мышцы рта, ergo

в академическом солнечном свете мы
увидим спектральную пыль, корпускулы женского тела
девочки очень устали за день, и я устала
тихий дар обстоятельств, а в нем очертанья портала:

кристаллы в свободных платьях
остановили рост, свой единственный танец
ослепляя смотрят в глаза, раздевая взглядом
в свете их анатомии ощущаю себя демиургом

а я и есть демиург, от страха глотающий
родовые окончания как детей
обращенный в камень во время доклада pro
что это я говорила, теряю нить
про убийство Гипатии про планисферу про лето


<...>
у меня есть душа и она мне видна под водой
и как всё под водой - искажается если сверху смотреть глазами,
камни лежат на дне ванны как на дне моря -
камни, падающие с сердца, мягкие камни,
не понятно, из чего они сделаны,
какая пыль притянулась друг к другу в момент утешенья,
но если все моё сердце из камня - что останется, кроме метафоры сердца,
душа преломленная светом хочет вдохнуть и не может
потому что она не тело, она какая-то поэзия как бы
она вообще что-то такое отвлеченное, печальное
говорит "я от тебя абстрагируюсь"
а я не понимаю что это значит, я камни люблю и воду
друзей, то с автоматами, то с деревьями наперевес,
реализм происходящего, все живы, у всех есть душа
куда можно спрятаться набрав воздуха в лёгкие лёгкие


С Новым годом
<...>
***
известие о смерти поэта которого ты никогда не видел
елена, аркадий, григорий, василий, алексей, виктор, тумас
некоторые из их очевидцев - мои друзья
постоянно рассказывают разные хорошие и плохие истории
но мои друзья - тоже поэты и они умрут разными способами
поэтому я не верю в то, что они говорят

с самого детства только и слышу о смерти поэта
осип, марина, райнер, борис, дядя женя
думала - вырасту и они прекратят умирать
и писать прекратят

у меня была ученица, 13 лет, она однажды сказала "как странно, вы пишите стихи, а я думала, все поэты уже умер-ли"

все-все

мы помним, умерли все-все

но умерла ученица

говорят - а ты могла видеть любого из них вот в таком-то году
да ты и видела, просто была слепая, маленькая и не поняла
да и какая разница - дышала ты с ними одним воздухом или нет
и в чьих жилах течет донорская кровь молодого поэта N
и в чьих жилах она уже не течет

и тогда я задумалась, почему мне так грустно
я же никого из них никогда не видела
кровь у меня не возьмут из-за недовеса
и свои стихи я им показывать не собиралась
и поговорить бы, наверное, не смогла

я мечтаю о страшной вечеринке, о великой красоте
где все они одновременно в теплое время года
танцуют как могут, говорят, что оно того стоит
и ничто бы их не объединяло между собой


<...>
да, я украл твой планшет, моя злополучная госпожа
как это случилось - увы, никогда не забуду:
ты вышла в слезах из толчка кфс (там общие туалеты)
на меня не взглянула (а что на меня смотреть)
прошла мимо подобрав длинной рукой длинное пальто
в нем, наверное, неудобно справлять нужду
я зашёл в туалет
и увидел его на сушилке для рук
так открылось неведомое
и новый язык обернулся эскалацией дара
*
прежде чем толкнуть планшет на савеловском
я почему-то решил посмотреть твои фотки твои заметки
посмеяться, может быть, подрочить
было видно что это не совсем гаджет а что-то особенно значимое для тебя
теперь понимаю, что ангел-хранитель в этот момент
снял свой предохранитель
*
сначала я не мог понять, что я читаю
куски дневниковой речи, написанные с четырёх до пяти утра
обращения к возлюбленному в стихах
полные беспомощности и обладания, какая-то херня с пробелами, рассуждения о новой женственности (как будто мало нам всем было старой), женские пиздострадания, сны, списки книг и покупок (презервативы, фуко)
но вдруг

я остановился

но вдруг

что-то меня зацепило

я понял

что предназначение моего пустого сухого лица - быть чашей для твоих слез:

"предсмертная записка, ну вот

я думала, что дочитаю ещё пару книг и всё.
бог мой, я вижу как в капиталистической темноте моего сердца
все вещи разбухают от возбуждения
как все мои стихи и дети умирают у меня на глазах
ложась под гильотину конвейера
никто не вернётся
"когда ты прочитаешь это письмо - меня уже не будет" - бля, ну кому такое сказать))
поэтому когда я решу перечитать это письмо,
я ещё буду
я - вечная весна"
*
я проснулся на утро
никуда не пошёл голова болела
мне очень хотелось тебе что-то сказать на твоём языке
чтоб тебе было кому
хотя наверняка ты преувеличиваешь, мразь
наверняка это было то, что ты называешь стихами
с тех пор миновали осень зима весна
я стал писать регулярно сверяясь с тобой
чувствуя речь и боль точно пирсинг во рту
естественно, это ненависть
я ведь уже не могу остановиться в своём подражании
и чувствую что желания не существует
существует солидарность с другим желающим
растождествление невозможно
когда ты открываешь мне красоту мира -
я даже люблю того же мужчину, что и ты
*
может быть ты спасёшься я забрал у тебя твой носитель
носитель заразного языка и теперь я читаю Жирара и ношу платья под стать твоим я мог бы тебя найти и вернуть не сойти с ума но мне нравится жить по стопам твоих сенсорных пальцев

кража товара

фиксирует что-то такое

чего нет в обыденной жизни

а есть

только на уравненных чашах трагедии

где с одной стороны - все, а с другой - ничего

что я наделал

я продал душу дьяволу

которому не могу найти антагониста
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah