RSS / ВСЕ

|  Возможность комментирования убрана ввиду невостребованности.
|  Новый автор - Артём Стариков
|  Новый автор - Александра Шиляева
|  Новый автор - Андрей Янкус
|  Новый автор - Алексей Леонтьев
|  Новая книга - Сергей Михайлов. Жизнь во все стороны.
|  Новый автор - Иван Фурманов
|  Конкурс для молодых писателей всех жанров.
|  Новая книга - Василь Махно. Частный комментарий к истории / перевод - Станислав Бельский.
|  Новый дежурный редактор - Андрей Черкасов.
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Дмитрий Зернов

Трилогия грехопадения

05-03-2018





1. Мужчина
 
Первый мужчина идёт по длинному саду, где каждое дерево что-нибудь значит,
Он проводит рукой по шёлковой шерсти каждой твари,
Он слегка косолапит. Он трогает бок, в который руки засунул Бог.
Тот достаёт из мужчины малоберцовую кость, лучевую кость,
Так как рядом, и локтевую кость, конструирует стереотип,
Из небольшой фотографии челюсти (нижняя челюсть вид справа) получается
Первая и последняя ЭВМ, обе занимают одни и те же четыре квадратных метра,
Вдыхает искусственный интеллект, выдыхает искусственный интеллект,
Стереотип печатает сам себя, сам себя, сам себя.
 
Предположим, что всё и повсюду – Бог, затеявший мысленный эксперимент,
Чьи лианы нейронных связей в какой-то отсюда и до обеда момент
Упорядочиваются, превращаются в ухоженное, огороженное костью пространство,
Назовём для удобства – Эдемский сад.
 
Первый мужчина, в чьём боку копошится промысел божий,
Идёт по Эдемскому саду; босые ступни несильно покалывает, по ним пробегает ток,
Пенис немного приподнят, невольно кусает себя за хвост
Спираль дезоксирибонуклеиновой кислоты, приятную на вид и хорошую для пищи
Лесозаготовительную продукцию переваривает желудочный сок.
Бог же наискосок от него творит, нет, не первую женщину, вот она, новой овечкой лежит.
Прелесть какая. Один к одному – первый мужчина: пенис приподнят невольно,
Кусает себя за хвост спираль дезоксирибонуклеиновой кислоты,
Вращается на компьютерной модели, превращается в социальную сеть.
 
Первый мужчина в Эдемском саду сладко спит,
Ниточка слюны стекает по подбородку и принимает участие в процессе орошения рая.
Первому мужчине, вероятно, не снятся сны, у него центр мифологического мышления ещё не развит
Из-за того, что в тропическом климате практически нет лета, осени, зимы и весны.
Ему удобно спать на спине, так как ещё неведома поза эмбриона,
Волк вылизывает его языком, пусть это и примитивная гигиена,
Ворона выклёвывают из волос вшей-симбионтов, не являющихся паразитами,
Пусть он крепко спит и не видит, что вокруг происходит вселенная,
Поразительная и нетленная.
 
Бог прикрывает у мужчины дыру в боку созданным для этой цели контекстом.
В условиях обсервации допускает сознательную аберрацию слова «пол»,
Тем самым создавая систему распознавания визуального,
Наделяет женщину естеством.
 
Первый мужчина просыпается, почёсывает своё естество,
Ничуть не смутившись, смотрит на стоящего вокруг него Бога,
Бог показывает на клубящееся серое вещество: это существо будет называться тобой живою.
Первый мужчина смотрит на Бога вдаль, смотрит на Бога вширь, ввысь смотрит на Бога, вглубь,
Видит числовую последовательность всех языков как справа налево, так и слева направо,
Видит, как слова разворачиваются, листаются, ссылаются, но
Со сна он на ухо глух; из-за отсутствия письменности из-за кривых неумелых рук
На своём протоязыке, пересказывая божественное, он называет это женою,
Кривя рот, наделяя род, начиная род.
 
Понятно, что Бог не может исчезнуть, поэтому первый мужчина делает вид.
Крестик рисует, умственная деятельность пока не умеет сохранять на память,
Он ничем не рискует, поскольку не ведает чем, да и было бы чем, он не знает процесс рисковать,
Трогает тем, что болит, окружающую среду,
Всякий полевой кустарник, которого ещё не было на земле,
И всякую полевую траву, которая ещё не росла,
Первый мужчина идёт по Эдемскому саду, рядом идёт окружающая среда,
Говорят, что где-то должна есть с тем же системным кодом одноцепочечная жена –
Желанная или жила?
 
Предположим, забегая вперед, когда их из мыслей своих Бог выгнал прочь
Они долго по Богу шли вниз, и расступалась слизистая языка,
И вибрировала голосовая складка, и трясся перстневидный хрящ,
Они поселились в миокарде, отмеряющем день и ночь.
 
Они строили дома и космологию расширяющегося и сужающегося лёгкого,
Им ничего не оставалось делать, как бояться кипящего желудочного сока,
Фантазировать, что после отмерянного срока, праведный мыслительный процесс,
Как пар, без лишних эксцессов, поднимается прямо вверх.

2. Женщина
 
Первая женщина в Эдемском саду, как рыба в одной и той же воде, бегущей из разных мест.
Её нет ни здесь, не мигает, не пикает джипиэс, её нет ни там, если верить картам.
Первая женщина лелеет девственность как палимпсест, сжигает и пишет е-мейл дорогому дружку.
Ей от Бога достался, как не скажут в женском романе, .proсовершенный вид,
Зависть к пенису лишней костью в горле стоит. И когда земледельческая ку-
Льтура станет массовой, а в паспортную графу порнография впишут
Принадлежность к указанному столбцу, тогда может быть что-нибудь и срастётся.
Тук-тук. Ты кто? Ты то или не то дерево? Вообще-то я просто дерево, и могу лишь молча расти.
Ой, извини. Я такая ещё дурочка. Ещё раз, прости.
 
Допустим, что Бог отвлёкся, на изготовление костей возрастом в миллионы лет.
Это творческий процесс, требующий нетривиального подхода и повышенной концентрации.
Одно неверное движение, и кость получится от животного, которому ещё только предстоит появиться
Вследствие техногенной катастрофы и сопутствующей ей радиации.
 
Первая женщина в Эдемском саду считает, что Фрейд устарел, а Ленин такой молодой,
От безделья сама себе рассказывает анекдот, как русского, немца и американца
Поймали представители буферной нации. Смеётся, хотя и понимает, что сюжетец-то высосан из пальца.
Первая женщина думает о непорочном и о порочном зачатье: они, как первая и последняя ЭВМ,
Занимают по ГОСТУ одни и те же четыре квадратных метра.
Ей невдомёк отвращение, и скорее умиляет самая мокнущая из экзем,
Она знает, хотя и наблюдает обратное, что дождь вытекает из ветра,
Или просто наблюдает обратное. Во всём чувствуется неодушевлённая женская истома.
У первой женщины между ног есть жёлтая сморщенная хромосома.
 
Первая женщина мечется, как икра, которую потом закатывают в жестяные банки,
Банки спермы не работают в шесть утра, только роботы-уборщики натирают до блеска пол,
И слизывают изморось с обработанных криопротектором головастиков андроидши-нимфоманки.
Первая женщина видит, как Бог пускает чёрные мыльные пузыри,
Наполняя их тем, чем он дышит, то есть частичками и пружинками Бога,
Как Бог закрывает тубу с мыльным раствором, как мыло попадает в глаза,
Как Бог умывается со смешными ужимками, а потом ещё раз споласкивает в океане руки.
Первая женщина, как и первая жизнь, зарождается в испуге, видя, как лайкает фотографию с ней
Бог в один из нагугленных дней.
 
Он разрывает сердце её, кровянит неприкрытую плотью дыру,
Которая есть в ней по образу и подобию мужа.
Рудиментарный пенис, напоминающий пуповину,
Встаёт, как анафилактический шок или экзистенциальный ужас.
 
Первая женщина закрывает глаза, учится прятаться от всеобъемлющего божьего ока,
Представляет его заполняющим онлайн-анкету, замечает и «Симс» в одном из закрытых окон.
Она наносит сексуальную защитную окраску на некоторые части своего ещё досексуального тела,
Из-за отсутствия зеркальца, косметички, сумочки из последней коллекции –
Даже самая малая часть её самости тридцатиметровой комплекции. Но и до неё нет дела.
Она расчёсывает тёмные волосы, перебирая то ту, то другую цветную прядку,
Её лобок ещё не одет в меховую шапку, хотя исторически к этому есть тенденция,
Также как и есть в ней не имеющая однозначной формулировки потенция.
 
Понятно, не Бог, а его где-то шлющейся проект, придумывает липкий институт брака.
Первая женщина представляет скотч и навскидку с десяток
Возможностей его нецелевого применения: склеить, например, Откровение.
В ней роятся возможности того, что, может, произойдёт, и возможности может произошедшего,
Её ежемесячно ранит то, что она называет время, а время лишь отмеряет прежнее,
Нет у него ни толики таланта на лики грядущего, ни линейки, ни гирьки на настоящее.
Время априори мертворожденное и мертвородящее.
Времени внутри времени хорошо, совсем не хочется на улицу и
Начхать ему на генеральную линию эволюции.
 
Возвращаясь назад, предположим, когда Бог создавал предпосылки травы и леса,
Из посылки его идеи сыпались семена и, одновременно, вегетативное и генеративное размножение.
Сам он стоял на идее опушки леса и делал руками волшебные пассы,
Из рукава вылетело два лишних семечка, то есть два дерева прошли мимо кассы.
 
Одно с обоеполым цветком, внутри которого томятся маленькие розовые идейки,
Другое, цельное, но требующее длительного культивирования и одомашнивания,
Первое лечит всё, включая когнитивное покашливание,
Второе, в отличие от первого, оставляет червоточины и лазейки.

3. Грехопадение
 
Грехопадение догадывается, что оно – процесс. Поэтому оно и процессуально.
Грехопадение мнит себя сновидением. Но, в отличие от сна, не так буквально.
Оно объединяет внетелесный, дотелесный и телесный опыт
В юнгинианский гомерический внесистемный хохот, отдающий постмодернизмом.
Грехопадение на стволе дерева вырастает эукариотическим организмом,
Сочетающим в себе признаки растений, животных и святого духа.
У него расползается улыбка от несуществующего уха до несуществующего уха.
Грехопадение принимает подобие предателя, фрица, первого и последнего гада.
Грехопадение поджидает женщину, потому что мужчину не надо.
 
Представим, что Бог есть, и одновременно нет, хотя многим это сложно в квадрате.
Тогда просто представим пустой квадратик в школьной в косую линейку тетради.
Все эти исписанные аккуратно и не очень, с ошибками или без, двенадцать листов – от Бога.
А в том воображаемом квадратике также его есть немного. Кстати, всё ненаписанное тоже Бог.
 
Грехопадение в Эдемском саду, как в невыдуманном аду. У него месячный проездной
На все виды транспорта, которые едут, летят, плывут и ещё чего-то, но только вниз.
Грехопадение есть карниз, отделяющий горизонтальную плоскость неба от вертикальной
Плоскости земли, как её представляли сначала, то есть, когда у неё было начало в виде пупа.
Это только потом атеисты поставили её на попа.
В настоящее время грехопадение свешивается с эдемского растения в виде мангрового корня.
Если бы всё так и оставалось, то растение просуществовало бы до сегодня,
А не усохло бы из-за стагнации.
Грехопадение в определенной степени элемент социальной адаптации.
 
Грехопадение видит однажды, как первый мужчина проходит мимо него без одежды.
У грехопадения от вожделения выступил сладкий пот и накапал под.
Однако первый мужчина идет мимо, он даже не знает, что что-то было,
У него есть только настоящее, вследствие того, что он существо прямоходящее.
Грехопадение смотрит однажды, как первая женщина и тоже, как назло, без одежды.
У грехопадения от вожделения солёный пот капает на то, что скопилось под.
Женщина, у дерева замирая, не подозревает, что потеряет ключи от рая.
Она сама как скрипичный ключ, в завитке которого млеет соль и боль
В связи с предрешённой нотацией, если бы она умела, то со временем занялась бы мастурбацией.
 
Грехопадение отдаёт себе отчёт, что за всё не случившееся, как и за всё случившиеся,
Первой женщине всё равно предстоит представить Богу отчёт или, в лучшем случае,
Калькуляцию накладных расходов на ад, адекватный для выбранной ей конфессии.
Грехопадение, как и женщина, по второй профессии – копировальный автомат.
 
Грехопадение с первой женщиной в Эдемском саду посещают кружок шитья,
Скоро их офигенные стринги выйдут на внутренний рынок. Затем конъюнктура
Их выставит мальчиком для битья, и просто выставит в том же лице прокуратура.
Но это в будущем, которое в данный момент не прошло, а у первой женщине в складке
Миллионы таких моментов. Грехопадение рассыпается в комплиментах:
Нужна немалая отвага, чтобы образовывать комплементарные блага.
У первой женщины на правой груди тату, на манер наколотого на булавку бага –
Её личный пин-код, её идентификационный номер, выполненный в ионической традиции,
Который так и читается «грехопадение» и является предметом юстиции.
 
Понятно, что грехопадение, каким бы вычурным не казалось, само по себе не считается.
Грехопадение, являясь капиталом венчурным, одновременно является и вложением
В передающиеся половым путём нанотехнологии. По досужим соображениям,
Грехопадение представляет, как гномики одноногие бегут по фаллопиевым трубам,
Оставляя за спиной труп за трупом, лишь затем, чтобы библиографической карточкой
Занять своё место в каталоге сбывшихся и несбывшихся. Прикроватной тумбочкой
Грехопадение ластится к первой женщине, залетающей без эякуляции.
Первый мужчина прячется где-то в кустах, в ожидании эвакуации.
 
В настоящий момент выдвинем предположение, что грехопадение не есть совокупление
В устоявшемся его значении. Это скорее совокупное стечение обстоятельств,
В том числе, как богапредательств, так и боганепредательств,
Для удобства назовём это – умопомрачение.
 
Пусть интеллект и находится в зачаточном состоянии,
И его яйцеклетки, о которых уже говорилось ранее, как приматы, раскачиваются на ветке,
Через червоточины и лазейки уже спешат огорошенные местом сперматозоидов когорты.
Это стихотворение не идёт в разрез официальной доктрины и также против любых абортов.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah