RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Татьяна Нешумова. Надежда есть, но ее не существует.
|  Новый автор - Лиза Неклесса
|  Новый автор - Александр Самойлов
|  Новый автор - Римма Аглиуллина
|  Новый автор - Ангелина Сабитова
|  Новый автор - Олег Копылов
|  Новый автор - Лена Малорик
|  На страницу поиска добавлен поиск Яндекса.
|  Новый автор - Константин Матросов
|  Новый автор - Ян Любимов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

София Полякова

меня целовал Ельцин

07-03-2018 : редактор - Тимофей Дунченко





меня целовал Ельцин

у меня до сих пор вытатуирована под сердцем
картинка как меня первый раз целовал Ельцин
из тьмы соткавшийся рядом с моим детским тельцем
благоухая гарью танковыми гусеницами звеня
первый раз в ухо Ельцин поцеловал меня
я испугался бросил в него игрушечный самосвал
но был непреклонен Ельцин меня целовал


после продлёнки всегда поджидал у школьного крыльца
то на белом мерине катал то сажал на золотого тельца
смеялся что у меня рубашка неровно высовывается
у него были дом работа и коррумпированная семья
а Ельцин приходил и целовал меня

Наина по Кремлю ходит курит ревнует
у него точно кто-то завёлся он кого-то целует
Коржаков отыщи растопчи эту тварь quickly do it
Татьяна Юмашева ещё Дьяченко Абрамыча теребит
объяви всей стране через свой ёбаный ВИD
тот кого мой отец целует будет убит

мы с Ельциным прятались от них в тайных местах
в туалетах первых Макдональдсов на Воробьёвых горах в кустах
только в ухо всегда никогда не в губы не в пах
на «Незнайке на Луне» он мне поклялся в любви вечной
мой Ельцин мой человек самый наичеловечный

дедушка когда узнал сильно переживал
лучше бы тебя Зюганов а не он целовал
хотя бы Вольфыч да даже Явлинский хотя бы
не для того я всю жизнь на заводе въябывал
я слушал молча полный покаяния и протеста
языку коммуниста нет в моём ухе места

я неотменимо рос шерстью покрылся пубертатный болт
Ельцин страдал для меня твои 14 лет это too old
в пароксизме отчаяния он устроил дефолт

на прощальной вечеринке он прижимал меня к груди
орденом и нефтяной скважиной хотел наградить
обещал тайными путями в Семью ввесть
родит третью дочку и станет мой тесть
о нашем расставании с облегчением рассказали «Вести»

двадцать лет я по ночам пальцем мочку ласкаю и ушную раковину тру
вспоминая его язык и рыдая от несбыточности отпускает к утру
никому я больше не нужен не важен ни ФСБ ни Администрации ни ГРУ
только Парфёнов снимет сюжет и расскажет ретро-канал
о маленьком мальчике которого в ухо Ельцин целовал

***
деревянные окна проложенные поролоном
у меня нет сил у него нет гондона
за окнами ТЭЦ в МВД Степашин
незрелость моих нефтяных скважин

он из соседней школы его руки дрожат
НТВ у Гусинского ещё не отжат
во время петтинга умер мой тамагочи
говорит «я люблю тебя» с интонацией «gotcha

наши родители всерьёз любят Кобзона
не нащупал на мне ни одной Кадарской зоны
на сосок нажимает как будто на джойстик
F-117 готовятся Сербия бойся

начиналось с «Арбатского» на закусь цукатов
отложить не получится не дал санкций Скуратов
про его нечуткие пальцы Доренко ведёт рассказ
и это первый раз самый первый раз

десятый класс экзаменов не будет
за МКАДом живут пока всё ещё люди
его лицо к члену и пальцам как доллар к рублю
но я зачем-то люблю его зачем-то люблю

облегчение от того что он успел вынуть
запах пота и дыханий дешёво-винных
в его глазах отупелое счастье в моих трезвость и холод
у НБП свой не зюгановский серп-и-молот

хочу заснуть не одна но утром родители с дачи
восход Путина по ступеням власти только что начат
пейджер самый идиотский гаджет
на пороге он обязательно что-то глупое скажет

в животе и душе – расширение на восток НАТО
если пожаловаться скажут сама виновата
перед тем как заплакать успеваю снять линзы
на меня смотрит плюшевая черепашка-ниндзя

***
юбилей 1999

до юбилея Пушкина осталось ноль дней
Дрюша ставится хмурым и боится теней
его соширятель за дозу сосёт
Дантес попал а он не смогёт
скины пиздят тех кто в широких штанах
Зельдин и Тв̇ерская читают Танах
об Гоголя Пушкин споткнулся пять раз
Дантес оказывается был пидарас
целовалась с Ритой под альбом Mezzanine
ямайский vibe и аглицкий spleen
Онегину клеить колхозных девах западло
Маша с Дубровским сношалась через дупло
Николай Палкин прозван так не за секс
мой Саша это Ритин экс
от коньяка «Арарат» внезапная бодрость
православие самодержавие народность
с юбилеем Пушкина поздравит лично Лужков
залёт у Тв̇ерской от Зельдина mazel tov
последние новости с чернозёмных полей
младшеклассницы больше не нюхают клей
Рита очень тёплая и терпкая на вкус
декабристам на спину бубновый туз
пять фигур повешенных «и я бы мог»
Саша быстро кончил но сильно взмок
наш «Арарат» за субботу вышел весь
поёт Рита похмельно-вакхическую песнь
первые гастарбайтеры расстилают нарды
мой любимый фильм про Пушкина «Бакенбарды»

***
каждый раз
глядя на намалёванные чёрте как леса еловые
вспоминаю детство и лагеря подмосковные
детские конечно не сталинские лагеря
как жглась бумага между пальцев ног горя
как ночью били стукача сперва подушками а потом тапками
как под ёлкой кошка лежала с объеденными лапками
как кроме слова говно в словаре слово хуй родилось
как мне положенная заботливой мамой туалетная бумага пригодилась
как зубной пастой была измазана самая из всех соня
как я и ты курили на веранде и ещё мрачная девочка Соня
как вожатая когда лежали не спали ржали пришла с ремнём
как тихий мальчик без друзей украл его и чуть не повесился на нём
и как мы с тобой мерялись
под такими же вот ёлками
вот доставали с тобой и мерялись
у тебя волосы растут а у меня нет
на нас сверху между ветвей – Божий свет
мы их потряхивали привлекая плотоядные взгляды белочек
потом ты полюбил мальчиков а я полюбил девочек
ты их полюбил потому что они как мы с тобой оба
потому что с ними можно играть в футбол до гроба
потому что под Prodigy можно на диване прыгать как дураки
потому что ты вздрогнул и дёрнулся когда я тебя на дерево подсаживал в две руки
а я полюбил девочек потому что они не такие как мы с тобой
потому что мне хотелось чтобы вожатая опять пришла с ремнём когда наступил отбой
потому что Сонин взгляд сквозь папиросный дым меня ухватил
потому что когда тебя подсаживал ничего не ощутил
и вот мы вернулись в Москву мальчиков и девочек любить
я начал слушать post-punk ты продолжил слушать breakbeat
а тогда мы стояли
мерялись
и солнце на них играло
сперва всё-таки у тебя
а у меня потом
опало
посреди мёртвой кошки солнца и комаров бешеных
мы стали меряться длиной струй перекрещенных
и я из-за близорукости тебя чуть забрызгал
испугался
покраснел
а ты не обиделся

***
асоциальная полиция

каждый раз когда я устраиваюсь в офис и начинаю честно трудиться
ночью приходит и меня арестовывает асоциальная полиция
мне инкриминируют трудоголизм мелкобуржуазность ожирение души
пытают бессонницей и заставляют всё исправить и холодным потом потушить
все омерзительные попытки социализироваться и опроститься

каждый раз когда я думаю что надо всё же попробовать что на мне должен кто-то жениться
ко мне врывается эротическая полиция
подкручивает мою бисексуальность и нежелание определённости
херачит меня током препубертатной во весь мир влюблённости
пока я в экстазе не начинаю биться

каждый раз когда я отказываюсь в очередные дрова напиться
меня ласково хлопает по плечу психоделическая полиция
холодным вином возвращает мне ироническое видение мира
приятный озноб в затылке и усмешку ленивого командира
который может все войны просрать но ему всё простится

в те нередкие минуты когда так муторно что мне хочется помолиться
мне выкручивает сложенные ладони еретическая полиция
инсталлирует в меня заново детскую веру что мы все кусочки одного большого Света
он же Всё
Ничто
Нечто
Мир
Война
Бог
Вот-Это-Вот-Самое-Это
и что бы с кем ни происходило после смерти всем предстоит просто заново с Ним слиться

и так оно само собой однажды всё и случится 

***
mater magna otiosa

понасмотрются своих слоников зелёных
понакурются своих гидропоник палёных
в жопы свои потные понадрочатся
всех в Северлаг таких вот хочется
плакала на скамейке баба Зина
желеючи что нет у ней ни циклона Б ни бензина

суженая пенсия сморщившийся рот
уходящий к шумерам и атлантам мой советский народ
хочу сесть рядом и за плечи обнять
прочитать вслух по абзацу из каждой главы романа «Мать»
стать ближе пойти продукты продавать или воровать
раньше не было такого чтобы девке с девкой гулять

печаль и холод производимые морщинами
я бы тоже могла жить только с мужчинами
красные моря борща наваривать перекликаться с соседями
из школьниц в жёны превращаться из жён в ведьмы
смотреть раз в год на Штирлица и думать что всё-таки он слишком манерный
зато наверняка муж из него более примерный

и когда осыплются одно за другим пятна на мои руки
когда муж закончится весь от цирроза или от скуки
когда внуки мои утонут в айфонах восьмых
птицами свиней обстреливая тык-мык
а внучки сызнова пойдут обтачивать языками лишние килограммы
разводы превращая в комедии из беременности создавая драмы
вспоминала бы первое посещение Чёрного моря и ещё нашего юга
который внезапно не наш вот моя личная Калиюга

взор её со скамьи на самом деле апатичен и ласков
сидя рядом я тоже вижу во всех пидарасов
она уже наполовину там где поёт неземной Басков

счастье в воздухе раствориться
и ветер готовый её подхватить
сквозят из её скамьи

***
под властью ста шестидесяти лапок

незамужняя жизнь оккупированная котятками
от пахучих меток их щёк уже не скрыться
а я так хочу очередную принцессу на белом коне
и рожок мороженого с чашечкой коньяка

обожаю всё толстое и красивое романы мужчин женщин
даже детей хотя своих не очень хочется
внутреннее дитё слишком не умирает
слишком не хочет чтобы его закопали в быте
(попытаться что ли на котят переложить
некоторые работы по дому?)

взросление это как индийский обряд
когда вдова обдолбанная маковым зельем
сгорает на костре своего благоверного
потому что женщина всего лишь вещь
без которой мужу не обойтись даже в адском котле

так же взрослый сжигает в себе ребёнка
затем молодого хипстера гопстера уебанстера
затем молодого мегаполисного профессионала
молодого отца впрочем у мужчин это реже

в основном как всегда отдуваться приходится бабам
сжигать поочерёдно невесту жену любовницу
пока бабушка-простота-святая
не подбросит последнюю вязанку хвороста
в последний костёр последней своей внутренней женщины

и этого так не хочется

хочется быть верной мороженому коньяку котятам
не вступать в промискуитет с кольцами фатой и рисом
чтобы никакой прокурор не смог обвинить в педоциде
лелеять внутреннюю тринадцатилетнесть а волны либидо
провести по графе технологических модификаций
апгрейда системы а не смены Windows на Apple

а то что порою мороженое в животе бурчит
а коньяк горчит ну так что ж бывает
айпод всегда падает группой «Бутырка» вверх
в тот самый момент когда хочется Motorhead поставить
(правда Лемми примечателен скорей бородавками чем музыкой
ну разве что песнями про пиковый туз и оргазматрона)

***
год великого перелома (14 лет)

самоедство за нос недостаточно выразительный
обострение классовой борьбы против угрей перед зеркалом по утрам
позже лет в девятнадцать это можно будет
вспомнить как страшный сон и назвать большим террором
в роли Фейхтвангера неловко декорирующего перед свободным миром
весь этот ужас
выступит крем тональный
невозможность заснуть несмотря на решённую алгебру
анафема и Пустозерский костёр за переход на рукоблудие двуперстием
утро стрелецкой казни после первой бутылки вина выпитой единолично
нет не заметила мама точно ничего не заметила
покаяние перед дедовскими устоями я делаю большое дело
строю своё тело свою будущую историю прорубаю окно в Европу
своими пальцами чужими пальцами иностранными специалистами
приодетыми в латексные костюмы немецкого производства
мужицкая пыльная земля от надбровных дуг и до самых пяток
должна быть преобразована улучшена поднята на дыбы
и распахана диетами и тракторами
жировая прослойка мускулы и сухожилия больше не будут владеть
индивидуальным хозяйством плоти все в колхозы! 
(на пороге двадцать первого года уже поджидают ревизионисты
с обвинительными трёхтомниками попрания ленинских норм
моих же двенадцати лет когда казалось
что будущее это нечто среднее между переездом к подруге
только не на неделю как было летом а навсегда
и вечеринкой из клипа группы Army Of Lovers
но пока ещё есть целых семь лет
для свершений трагедий насилия и героизма)
моё тело ждёт форсированная индустриализация
карта первой пятилетки дедушка русского флота
тысячи крепостных погибших при первой эпиляции зоны бикини
все жертвы не напрасны нет зарослей нет проблемы
увеличить процент производства стали посредством пирсинга
разведка пальцами обнаружила в стране месторождения растущих сисек
путём пенетрации болот во мне воздвигается город
островок Европы отсель грозить мы будем соседу по парте
построив социализм в отдельно взятом собственном теле

***
les fleurs mortes

цветы мне кажутся мёртвыми
в тот самый момент
когда они сорваны

вот сорвал ты цветочек
и всё
пизда цветочеку

цветочек жил жил
навозом и солнцем питался
пчёлами размножался

была у него личная какая-то жизнь
цветочек ромашек например был
бдсмщик
и очень брутально и грубо опылял
ромашек окрестных
пчёлы у него были не просто пчёлы
одна пчела была bondage and discipline
вторую звали domination and submission
третья считалась что sadism and masochism
ну как то есть считалась
для ромашека она такой и была
сами-то пчёлы глупые довольно твари
никакой там фантазии роевое сознание
но ромашек-то прекрасно знал как их звать
специально таких пчёл подманивал что позлее

а вот цветочек василёк
и вовсе был гомосек
и всех васильков окрестных вожделел
аж тычиночка его дымилась от страсти
а гнусные пчёлы наперекор его либидо
ни слушая никаких молебствий и просьб стеблепреклонённых
упорно разносили пыльцу его по пестикам василис
никто не носил к тычинкам
бля да как же вы не понимаете
я тычинку хочу отопылять по-чёрному
всю пыльцой её покрыть лепестком к ней прижаться
а вот хуй тебе отвечали ему жестокожвалые пчёлы
и василёк рыдал от бессилия

так вот жил себе такой василёк
а потом ебучие хиппи припёрлись
оборвали его и его невозможных любовников
и веночек ебучий сплели
срать им на его страдания
пускай васильковые связанные трупы украсят чьи-то лохмы

ещё поганее всё с цветами
которые на букеты выращиваются
это блять вот вообще пиздец для меня
это даже хуже чем клонов растить
для донорских органов
там хоть какая-то польза
для общего течения жизни
витальности
жовиальности
воле к выжить
хотя и это мерзко и антигуманно да

дарить такие вот букеты
для меня равносильно преподнесенью гирлянды
из дохлых котят

***
вот что-то мне говорят много
об избытке сексуальных метафор
в моей поэзии

говорят много всякого этого
отверстий и всунутостей
и вообще тела

на самом деле
меня это всё
не интересует

на самом деле
я ходячий пример
ультра-асексуальности

я живу одна
периодически с той или с этим
остающимся в гостях дольше
чем на ночь

когда подруга остаётся у меня в гостях
мы мирно готовим чай
и смотрим какую-нибудь мозговыносящую хрень
и больше ничего не делаем

ну то есть не совсем чтобы не делаем
нет ну как
ну мы можем в рамках зрелой игривости
(как бывает игрив домашний кот
который на всю жизнь остаётся котёнком)
пощупать друг другу профессиональные достижения
порочно ухватить друг друга за социальную реализацию
когда другая посуду моет например
ну и в самой середине встречи всё же такой момент наступает
когда без этого обеим никак
и пальцы подруги спускаются в зону моей креативности
два пальца в неизбывную романтичность погружены
а мизинец упёрт и иногда чуть входит
в защитную броню моей циничной иронии
(для безболезненности манипуляций с иронией
подруга всегда стрижёт коготок
на правом мизинце)

ну или вот когда этот в гости приходит
мы тоже с ним по большей части вдвоём лежим
и вяло болтаем о какой-нибудь дурацкой новости
которую подарила нам смешная страна или в целом упоротый мир
и ещё про новую книгу или старую хорошо забытую книгу
или цыган всяких слушаем югославских
как смешно
сто лет назад цыган слушали
и сейчас они тоже хорошо звучат
в итоге друг всё-таки начинает теребить меня своими проектами
своими замыслами своей энергетикой
пока скотина такая не внедрит в меня
весь свой творческий потенциал без остатка
не самый большой потенциал конечно но неплохого диаметра
и такой он всё-таки его весь свой
не заёмный у Борхеса или Набокова

так что все флюиды чувственности моих текстов
это на самом деле праздная мозговая игра
как сказал бы великий учитель Андрей Белый
который был настолько асексуален
что жена ушла от него в секту Штейнера
хороший был человек и русский классик
телом лилеен и непорочен
в отличие от богомерзких Джойса и Пруста
ебавшихся на досуге в мужские и женские жопы
Джим в женскую Марсель в мужскую
бездуховный запад они потому что
не видать им асексуальных вершин русской прозы
поэзии драматургии
и эссеистики

***
первая встреча

по помойке ходит весь такой деловой но как не с нами
оглядывается мол это конкуренция или чего
вы чего тут ищете это моя точка
все мусорные баки в моих документах могу предъявить

Макс говорил что там могут быть сокровища Флинта
нос наморщила кого кого сокровища
это кто такой вообще
вот если бы там была форма как у Сэйлор Мун
Макс высовывает язык и говорит
лунная клизма дай мне силы
ну и ройся один в помойке тогда
ухожу под грибок на песочницу
ещё рано и там нет синяков со второго этажа
и ещё двух из других подъездов

Макс подходит через пару минут
мама всё время говорила чтобы мы вместе были
когда гуляем
иди и сам свои сокровища ищи
мне с тобой неинтересно
хмуро отворачивается ногой ковыряет песок
весь сандалик в песке
под грибком скучно ещё скучней чем когда новости
и папа с соседом их смотрят а потом орут друг на друга
мама сказала нет папа не ссорится
просто они важные дела обсуждают
тебе уже спать пора
у соседа толстый жёлтый ус вымазан красным
прочитала потом на банке
киль
ка
в то
мате

ладно пошли твои сокровища искать
Макс оглядывается никого вроде
мама его всегда ругает когда мы в помойке роемся
потому что он старше
обёртки упаковки джинсы протёршиеся сзади
луковые очистки учебник по химии
чёрт с этой формой я лучше учебник полистаю
мужик с волосами как у девушки
ручкой ему пририсованы чёрные круглые очки
под мужиком написано «Лавуазье»
а ручкой печатными буквами
«ЕГОР ЛЕТОВ НАЧАЛЬНИК ВСЕХ ТУАЛЕТОВ»


и тут этот приходит
с видом чего это вы тут
я тяну к нему руку а он отодвигается в сторону
не боится просто отодвигается
затем внезапно подходит решительно
и бодает меня головой

тут как раз мама выросла над нами
и прямо Макса за шкирку
он не заметил замечтался со своими сокровищами
повернулся спиной к дороге на рынок и с рынка
быстро оба в дом не дети а какие-то цыганята
что о вас люди скажут

я не хочу уходить
хотя этот всё равно в одно мгновение ока
за помойку метнулся и как не было
я только краем глаза успела ухватить
пролетающий в пространстве хвост
мама тянет меня домой за руку
а я голову повернула к помойке
и уже полминуты одна только мысль
КАКОЙ ЖЕ ТЫ БЫСТРЫЙ

с тех пор мы три раза переехали
и мама трёх таких приносила
очень вредного очень хорошую очень саму-по-себе
но все они были не такие как нужно
с той первой встречи у меня как-то вырезалось
в какой-то извилине какой-то доли какого-то мозга

он должен быть полосатым
и серым

***
хождение за три комнаты

делать немецкий или не делать
очень лень я и английский-то ленюсь
переходы из кухни в комнату всё ещё чуть-чуть похожи на путешествия
Афанасия Никитина в мусульманские страны
всё тут не так как в родной Твери царствует бабушка
если просто взять дольку яблока
руку отрубят прилетит костлявой ладонью по затылку
это для пирога
в гостиной временно шахиншахствует брат
у телевизора с пушкой
криминальная россия гудит про маньяка Головкина
брат прилип к экрану бледным профилем
он чуть постарше тех позднесоветских детей
что так в этом возрасте и остались в гараже у дяди Серёжи
у них в школе скоро начнётся анатомия
и вместо пестиков и тычинок добрая дородная тётушка
будет рассказывать про внутренние органы
так же как Сергей Александрович рассказывал самой последней жертве
на материале предпоследней жертвы
которая ещё тридцать минут назад вместе с самой последней жертвой
шла к дяде Серёже доброму мужику
чтобы вместе с ним ограбить склад
мало ли что можно купить ограбив склад
ящик Koukou Roukou и бутылку спирта Royale
для не очень любимого но всё равно родного отца
мне не хочется слушать про то как поймали маньяка Головкина
но мультики все отгремели и воскресная доза юмора
тоже иссякла мне хочется достать чёрную vhs
и в двузначный раз посмотреть «Aladdin»
мне всего ещё столько лет чтобы идентифицировать себя не с принцессой
у которой как и у всех диснеевских героинь
слишком взрослая скучная надменная рожа
а например с мартышкой Абу
которая вечно пытается стырить у бабушки всякие вкусные детали
будущих блюд
брат заворожённый дядей Серёжей
который ему уже никогда не встретится потому что расстрелян
три года назад
отмахивается от моей видеокассеты даже меня не замечает
надо в родную Тверь возвращаться
где ждут немецкий и ноябрьский вид на площадку
сбоку видны гаражи и железная дорога
может быть пузатый сосед с пятого этажа
такой же дядя Серёжа и однажды предложит брату
ограбить склад
надо только в гараж зайти за инструментом
тогда я вызову из настольной лампы голубоватого в обоих смыслах джинна
прилечу на ковре-самолёте и властно остановлю все те
уроки анатомии которые сосед только начнёт преподавать
моему брату на примере моего брата
и за то что я спасла его от дяди Серёжи
я точно не буду сегодня и в ближайшую наверное неделю
делать немецкий

***
был у меня в детстве друг
Серёга-Пидор
опиатчик
хастлер
жиголо
добровольный добротолюбивый блаженный уход в эйфорическом передозе

была у меня в детстве подруга
Люська-Дура
продавщица
доступная девушка третьего микройрайона
дочь недогангстера и бухгалтерши
внучка цеховика
вечная алкогольная абстиненция
перитонит
тоскливый голод в глазах при последней встрече

был у меня в детстве мальчик
музыкант
расстроенная гитара
чужие песни и два куплета своей
припев надо ещё придумать
вечное обещание (или угроза?) уйти и обиженное недоумение
в ответ на «ну так и иди на хуй отсюда я тебя не держу»
сейчас он операционист в полулопнувшем банке

была у меня в детстве я
счастливая девочка
несмотря
на общий пиздец вокруг внутри и снаружи

завидую я только Пидору
потому что это единственный человек
о котором я плакала
он предупреждал и все знали что так и будет
а когда это случилось
всё равно так неожиданно
можно же плакать от неожиданности чужой эйфории

***
суть поэзии

говорили тут как-то трепались
о поэзии как полагается
о чём нынче трепаться
как не за неё родимую
за Навального трепаться остопиздело
за Путина как-то несолидно
дети пусть за это всё треплются

так вот трещали за слова-в-столбик
почему и как это выходит так
и кто-то сказал мол призвание
другой добавил миссия
а правильный человек сказал
ну просто это на уровне
как бы и физиологии

ну то есть вот берёт и вылазит
ну это как ночная поллюция
если иметь в виду всяких вьюношей
ну или совсем уже регулы
это если брать значит девушек
а если просто брать человеков
без деления на тот пол и этот
то видимо как дефекация

и само собой спросил кто-то
а как тогда отличать поэтов
от всяческих словоблудников
у которых же тоже вылазит
какая тут выходит разница

ответ видимо в том что поэты
это такие несчастные создания
которые срут розами
ну или жемчугом
кому что ближе
(мне лично жемчуг
в гробу я цветы нюхала
дарите мне не цветы а жемчуг
его я в случае чего
и перепродать сумею)

розами очень трудно срать
они царапают прямую кишку
и после них кровь остаётся

они долго и муторно вылезают
сам цветок ещё туда-сюда
а стебель пиздец как больно

вот сидишь так сидишь
а шипы пропахивают бороздки по всем закоулкам
кишечной системы
два часа
три часа
бля сука как больно
на хуя я пишу стихи
на хуя
на хуя я поэт а не ёбаный графоман
у которого стихи обычное переваренное доброкачественное говно
плавно ползущее в перистальтике
в обычном её ритме
ААААААААА БЛЯДЬ

но зато как вылезло
такое наступает облегчение
вы бы знали

возможно в оцепенении и столбняке
нападающих сразу после окончания
творческого процесса
кроется какое-то невероятное недоступное
остальным смертным удовольствие

и вот с одной стороны
в рот я такие удовольствия ебала
а с другой
ну это же физиология
надо с этим жить
 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah