RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
ADV

Подробности надстройка двчного дома у нас на сайте.
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Данил Файзов

Капля

11-03-2012





***
Когда и воздуху отчитываться не за что
И в воду не войдешь запросто так
Горчит уверенность чаевничает горечь
Какое там случайно, невзначай?
Какое брату? Я себе давно не сторож
Червонец мятый и затерянный пятак

В пространстве тело дышит и смеется
Не ощущает ни вины ни пустоты
Одето в новые и чистые одежды
Ты сомневаешься, что твой карман порвется
Что все сорвется, чай остынет и прольется

Но руки вымыты и помыслы чисты.


***
Васильев много лет изучает москву
В день матча спартака и цска красный цвет шарфика – можно
Но рядом с ним ни белый, ни синий
Если играют динамо и зенит
Синий приветствуется
Но не белый и не голубой рядом с ним
В день матча локомотива надень шарфик зеленый
Но чтоб на нем не было красного, пусть даже пятнышка крови

Много лет прошло
Васильев понял
белые шарфы безопаснее
И может быть даже интереснее
С точки зрения стиля


***
В лес небывалый простите совсем не пойду
Там окликает лесничий и белки по расписанью
Лучше я птицу грача или галку найду
Пусть они слушают но берегут расстоянье

Что я в лесу? Ну а я же просил, ни за что!
Мне же про ваших дурацких синиц не напишется
Лес хоть потемкинский может быть даже таврический
Я раздражаюсь и месяц все более пишет
Птица сума и тюрьма поводырь решето


***
Простой глубокомысленный вопрос
О чем ты говоришь, когда не слышит
Ни собеседник твой ни за стеной
Не шелохнется невесомый ворс
Ты думал говорил и не донес

Неси опять звезду и небосвод
Ты слышишь форточка давно дождем поет
Так присягают роза и луна
Я преклоню колени и застыну
Смотри и ягоды и молоко и мед
Ромашки незабудки холостые
Я присягну ладонями пустыми
Жизнь теплится вот-вот произойдет


Лычаковское кладбище весной

Разница в ощущениях

Южные кладбища поражают спокойствием
Умиротворением

И даже тишина на кладбище во Львове
прозрачна

В отличие от северных (Красноярск, Вологда, Екатеринбург)

Там мрачно, и гнетущая тоска тянет, тянет
Как то что отличает скорбь от печали

Свои могилы или чужие?
Наверное, не только в этом дело

Красивые памятники, надгробия, белый камень?
Но вроде не Лувр и не Русский музей

Прошлогодняя листва под ногами,
солнечные лучи пробиваются через сосновые ветви
На львовском кладбище весной ждешь появления зеленых листьев

И продолжения жизни


***
Как же мне не хватает моих любимых
Б. Кенжеев


Попрощаться хотели бы все неприглядные птицы
Все смешинки дурачества дальше забавней гореть
Но закончены велосипедные спицы и вся чечевица
Все ушли от меня, все любимые дни, и любимые лица
Вам того же и вам, и удачи, и счастья, и не постареть.

Как ты думаешь, я вот им так пожелал
Не стареть, но, быть может, исполнят?
Как ты думаешь, я целовал
Ну, хоть кто-нибудь вспомнит?

Горький шелест осоки и жалобный шелест ольхи
Кто стоит над тобой в двадцать лет в колыбели
Это твой человек он свои обожает стихи
Это я и конечно не ведает цели.


***
Ничего не пугайся пускай и придет анекдот
Разнотравный смешной и не очень
Все вокруг веселит расставание смерть и привычки
Все смешно и стихи и похмелье и свечи и спички
Все способно смешить все останется прежним
Ну то есть пройдет
В нужном месте поставлены смайлики точки кавычки

Как же хочется быть остроумным шутить
Так чтоб слезы и хохот и все без конца остроумно
Первый тост задает настроение так без конца
Не теряешь лица не теряешь лица не теряешь лица
Как же весело все интересное перешерстить

Ну и ну вот любовь это просто сплошной анекдот
Кто-то умер кому-то давно не здоровится кто-то живет
Несчастливо ну разве не стоит ухмылки усмешки
Остаешься один
это так же потешно
Это значит что смерть никогда-никогда не придет
Потому что все время смеялся
А жил не смешно безуспешно


***
Бабушка Клава несла этот груз сколько знала сил
Сколько знала лет для своих детей
Говорила: «Сделаешь дело, и с плеч гора,
А, то, сколько ее носить, но о том что стара
Не могла говорить никак – потому как не износил
Пиджака последнего старший из ее сыновей.

Пусть, что младше, те совесть несли иначе.
Разве что младший старшему чуть помог
Или напротив. Ну, он на то и старше.
Старший же сын был навсегда сынок.

Трое их было у бабы Клавы каждый любим совсем.
То есть по-своему, но ежели та гора
Падала с плеч, то любимый всеми
Старший не смел отдыхать. Он кирял с утра.

Долгая та зима и не спешно лето.
Летом же бабу Клаву в пуховый гроб
Так уложили что младший рыдал об этом.
Да и другой рыдал бы. И где тех слов

Мне отыскать, чтоб умножить, отнять, прибавить.
Бабушка Клава, малина уже не та…
Да и гора задумала нас оставить.
Сыновей твоих - Павла, Алика,

До того как доделали дело.
Не успели они устать.


***
Разночинец летел на работу, спешил, запыхался.
Остановка-желудок-по-требованью-чебурек-на-Полянке.
Разумеется так хорошо на бегу, но не хватит таланта
Позвонить и сказать: «Оставайся, ну что ты останься».

Через день отмечается праздник. Еще через два
Отправляется в отпуск, и спешка проста и понятна.
Успеваемость выше и выше, прилежна, чиста и опрятна,
От бессмысленных знаний свободна его голова.

Голова это главное. Мысли в порядке, и если успеть
Поселиться в метро между слоганов и объявлений,
Можно все интересные книги сложить на колени
И, пока не увидел никто, потихоньку стареть.

Нахожденье себя, и потеря лица, умывание рук,
Становление нервным, веселье и думы о ближних.
Разночинец молчит и вдыхает весеннюю свежесть.
Он задумался вдруг.


***
Даниле Давыдову

жалея и плача говоря и споря
еле ворочая языком во рту набитом галькой
только дионисийское выдает в тебе насмешника трубадура героя
грудь в крестах как коньячная этикетка в медалях
на патриарших выпили и не узнали горя
счастье бродило рядом но мы его не узнали

только дионисийское ветрено талантливо высоколобо
льет через край вырывается из гортани
выдохом после первой это такая свобода
занюхивать дрянной коньячок обратной стороной медали
говорить как же меня все это достало
за какую мелочь нас опять купили
какое пойло нам опять продали.


***
Н. Звягинцеву
Я ужасу скажу ступай-ступай
Тебе и календарь и просто время
Ты будь не там никто не с теми
Латунный крестик подмосковный рай
Дешевый шарф и новорожденный январь

Я времени скажу лети-лети
Отечество все время виновато
Когда молчит когда играет в карты
Когда его хотелось бы спасти

Скажу и не поморщусь расскажи
Сосновый дух и ранняя заря
Кто русский дух считает с букваря
Живущего обычно не по лжи

Я памяти скажу постой-постой
Упрямый чертик прячет в табакерке
Свидетельство о смерти
А жизни не скажу постой-постой

И верности и подвигам и славе
Найду слова найду единственные те
Что прозвучат и в тишине и пустоте
Как птичий грай как глупое признанье

Молчанье далее и далее везде


20 тысяч километров пробега
В 1997 году
На трассе М-8 с другом безнадежно застряли
У населенного пункта Пречистое на второй день пути

Будете смеяться
И смейтесь
Идти по трассе двое суток 460 км –
верх непрофессионализма
но друг-буддист именно так понял суть стопа
идти

в этом Пречистом
мы стопили около куста ежевики
она кололась

вспоминая об этом после 20 тысяч километров пробега
и после того как я ушел в отставку
в яндексе набираю слово «ежевика»
кликаю на картинки

отчего после удара
по клавише enter
на подушке указательного пальца
выступает капля крови
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah