RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Ангелина Сабитова
|  Новый автор - Олег Копылов
|  Новый автор - Лена Малорик
|  На страницу поиска добавлен поиск Яндекса.
|  Новый автор - Константин Матросов
|  Новый автор - Ян Любимов
|  Возможность комментирования убрана ввиду невостребованности.
|  Новый автор - Артём Стариков
|  Новый автор - Александра Шиляева
|  Новый автор - Андрей Янкус
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Алексей Порвин

стихотворения из "Поэмы определения"

13-03-2015





ПЕРКУССИЯ

Не время, втяни теплеющий
прибрежный ветер любых маршрутов:
ртом втяни – и вызнай вкус.

Простукивал доктор пальцами
грудную клетку, искал пусто́ты,
их к здоровью приравняв.

А прежде, к волна́м спустившийся,
ты видел те же картины внятных
и старательных забот.

Где берег дышал возможными
путями жизни: втянись в любые
(как при вдохе – воздух дня).

Качался камыш, постукивал
по стенкам полых перемещений,
названных пространством зря.

Не этот ли жест продляется
заместо светлой секунды, полной
выдоха твоей земли




***
Вертикальное пропитыванье светом
натолкнулось на упавшую монету:
всё тебе предшествует, блеск.

Кто глядит в рассвет своим насквозь, кто слышит
как душа сопротивляется звенящим
образом, не значащим всех?

Световых полно проникновений, знают:
глубина равна прощенью, но не всякий
свет себя решит отражать.

Так тверда монета в маленьком сиянье,
что в своих решеньях люди усомнятся,
если даже в слове темно

как в кусочке почвы, что прикрыт монетным
серебром гербовым: о, впитать бы малость,
льющуюся сверху/наверх.




***
Сужденье разве верное состоит
из ржавых обломков брони,
из ветхих камешков городища?

Придерживаться шелеста лепестков
труднее, чем завтра: идут
по лугу – громкие разговоры.

Низинами звучащими – на тебя
всё смотрит; скажи: неверны
воззренья, полные пред-заката.

Такое было осенью, но другой,
в словах, колыхавшихся вдаль:
они не видели увяданья.

Разубеждать в цветении довелось:
спросонья почудилось вам…
Но точка зрения полевая

до горизонтов облачных разрослась:
и люди в неё включены
как части сверенных убеждений.



***
Два, конечно, измеренья
верба имеет: красоту и просвет;
геометрия растений – чувству

разъяснит понятье плоскость,
даже когда спортивный полдень всего –
победителя померил высью.

Кто привяжет многомерность
к тёплым просторам, словно лодку к столбу
загрустившего причала, скажет

– Метишь в тот сегмент людского
сердца, где радостные даты звучны
вперемешку с фразами про завтра:

сырость, нынче не допрыгнешь.
Сможет кузнечик, смогут брызги реки
напружиниться, взлетая в слово.

А твоя привыкла мышца
к плоскости вербной, не к пустой высоте,
да и скучно с мглою состязаться.



***
Горсть песка успела в себя
впечатать рельефы ладонные,
линию любви в себе проложить

прежде чем смешаться с толпой
песчинок, помедливших в береге?
Участь почвы изменилась легко –

линия любви пролегла,
затронув глубинные образы:
норы, темноту, грунтовый душок.

Можно у воды постоять,
ладонь поразглядывать в отсветах,
линию любви к глазам приложить.

Вспомнить: зрение копнули лучом
о́блака – и много нашли
законов твоих ископаемых

оптик (нынче участь почвы легка)
– много откопали, но всё
не то, чем пейзажи досказаны.



***
Из мест полуденных приходящий,
где ягода – бесперебойная звезда,
населенная похожестью на слезу

и ртовой памятью о кислинках –
всмотрись в планету здешнюю: в словах висит
как цветок, грозящий завязью набряка́ть,

плодом негаданным оказаться,
а что угрозы тем, кто земляничный взмах?
Стебельки и листья вовремя отойдут

от здешней пустоши, от сравнений
с крылом, поднявшим предночной простор: теперь
и не нужно карты звёздные вспоминать.

Шаги возлюбленной так ритмичны,
что пуговицы платья гаснут невпопад –
но не с птицами и звёздами; а себя

подобным выскажешь утешеньем:
в твоем кармане земляника и слова,
населенные похожестью на слезу.


***
Хвалы достоин, кто смог не думать:
допустим, чистотой нетрудной
предстанет осенний луч –

Вот пыль, вот мусор движений малых –
от дома идти к ларьку:
их сколько – в радости, в печали?

Вода покрылась минутой, хрустко
горящей на солнце – вдаль;
глаза бесслёзно смотрят в небо.

В прибрежных днях накопилось грязи
так много, что потребно пламя:
с пейзажем другим – роднись.

Во льду озёрном светло, как в топке:
подбросить свой взгляд сухой
туда, чтоб в душу полыхнуло?

Из чувства нужно немного выжечь:
достаточно словесной вспышки;
а льдистое время – дням.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah