RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Ольга Алтухова
|  Новый автор - Роня Хан
|  Новый автор - Тем Рэд
|  Новый автор - Елизавета Трофимова
|  Новый автор - Владислав Колчигин
|  Новый автор - Алина Данилова
|  Новый автор - Екатерина Писарева
|  Новый автор - Владислав Декалов
|  Новый автор - Анастасия Белоусова
|  Новый автор - Михаил Левантовский
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Ефим Ярошевский

Как чисто пахнет море в часы тумана!

15-03-2015 : редактор - Женя Риц





По городу летят каштаны и разлетаются в воздухе, как снаряды. Влажные ядра каштанов не достигают цели. Их подбирают дети. Сбросив бремя мокрых плодов, дерево успокаивается. Опустошенное и сырое, оно глубоко вздыхает. И отдается сумеркам и ветру. Потом в его кроне поселяются звезды… Глубоко к корням проходит их свет. И сок в жилах деревьев начинает светиться. Это – предчувствие рассвета………...Роптала листва, чуя близкую осень. Был уже сентябрь, и к ночи он давал о себе знать. Лето закрывалось…

…………………………

… Таксист был широкоплеч и молчалив. Дорогу знал отменно. Вел машину легко, элегантно. Откинувшись на сиденья, мы отдыхали. Опустив пуленепробиваемые стекла, я погрузил руку в ветер, и рука тут окрасилась марганцевой семафорной кровью…

Переезд. На Черноморской дороге было пустынно. Мимо проносились ночные сады, глубокой ключевой сыростью были полны огороды, грозно шумела кладбищенская листва, о стекла стучали плодовые деревья. Мы миновали Красный Крест, пролетели тюрьму (нас долго догоняли синие сигнальные лампочки проволочных заграждений…) Потом дорогу занесло пылью: какой-то гигантский автобус с погашенными огнями тяжело развернулся на эстакаде и врезался в туман под мостом - увез в сторону Молдавии груз кавунов и спящих интернатских детей…

И снова пустынно. Справа потянулось старое еврейское кладбище с полузабытыми (братскими) могилами поэта Фруга и Менделе Мойхер-Сфорима. И тут же пропало. Кладбище было маленьким. Заброшенным и почти убитым. Бурьян крепко оплел старые мраморные плиты с древними библейскими письменами… и не пускал их.

……………………………..
……

Ливень, дождь… Дождь, связующий воедино все дворы и парадные, навесики и крыши. Дождь так и хлещет. Дождь воет, поет в переулках, фильтрует водостоки, свистит в ушах города. Заливает подвалы, вымывает окраины, сносит рухлядь и старые диваны, древесный сор и мусор, дачные туалетные дверцы – вниз, по рельсам, к Хаджибею. Кариатиды подставляют под дождь бессмертные для поцелуев лица, слепые греческие глаза со дна морей…

Цветущий одесский дождь гуляет по мостовым. Белые лошади мочатся у Привоза… Толя Морозов гуляет с Гиршем у моря. Осень. Обрыв. Красная глина. «Здесь закололся Митридат». Пляжи пустынны. С обрыва мочится в серое море одинокий прохожий… Толя меланхолически комментирует:

- Каждый добавляет, что может. Каждый вносит в мироздание что-то свое…..
………………………..……….

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah