| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Сергей Сорока. Тексты. |
Новая книга - Бельский С.А. Синематограф : сборник поэзии. – Днепр : Герда, 2017. – 64 с. |
В. Орлова. Мифическая география. — М.: Воймега, 2016. — 88 c. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Пётр Ликин

печатать   Тень тех
редактор - Женя Риц




От автора.
В подборке представлены тексты 2006- 2007гг. с некоторой позднейшей авторской правкой.





* * *

Ступени лестницы судьбы
Лежат на движимой наклонной.
Спиной сияя сквозь столбы,
Толпятся тени- с болью сонной
Несут светильники рабы
За уходящей Персефоной.

На ниточках висит луна,
Грозя сорваться на подмостки.
В одежде радужного сна
Душа встречает отголоски.
Бесцветен хоровод вина
И возникает ветер жёсткий.

Скрижали северных гравюр
Развёрнуты туманной точкой.
Спокоен гид и раб понур.
Становятся волной и строчкой
Прозрачный груз и абажур-
Огонь под хрупкой оболочкой.


* * *

Японские рощи в сиреневом,
Безжизненном спектре ветвей
Окончены глиняным деревом
И тенью ранимой своей.
И если есть место для встречи нам,
И песенный мир допустим,
То пусть эпилогом, отмеченным
Прощеньем, его утаим.


* * *

Весенняя морось торопит уснуть
И синяя улица необратима.
Седая задумчивость сладкого дыма
Колечками стелется, кутает путь

От куклы-звезды до пустого угла.
Апрель развернулся блаженной вороной.
Узорная лунность свечой возмущённой
В алмазную зону, и там замерла.

Довольно темно. В круговой тишине
Фарфоровый воздух наброшен фатою
Сквозь медленный вечер, и всей красотою
Охранная высь наклонилась ко мне.


* * *

В колодце призраков зелёный полусвет
Пленяет токи опрокинутым фонтаном,
Соприкасаясь скорбь- и клином безымянным,
И растяжимым сном, и караваном лет.

Орлица властная на скипетре сидит,
И медленная смерть, и ртуть голосовая.
Кипит в каньоне ад- и ветром обливая,
И пепел розовый с ночных кариатид.

Твердыня горная подвижную спираль
На дне удерживает щупальцами мрака.
В печальном зеркале качается Итака
И растворяется торжественная даль.


* * *

Смеркалось, и была певуча
Река, дрожала изумрудом
Листва, и ускользала туча
От ветра к разным амплитудам.

Кентавром красным замирала
Глухая местность, грязь оврага
Глотала пузыри провала,
Как говорящая бумага.

Пейзаж забывчивый колыша,
Моментов масляные рыбы
Мелькали, расширялась крыша
Вершин до первобытной глыбы.

Лиловые мерцали ели.
Как будто верная Венера,
Огонь инертных ожерелий
Делила с ними атмосфера.


* * *

Викинга туманный меч
Подарило забытьё.
Можно превратиться в речь,
Можно отогнать её.

Скандинавский снежный рог,
Убивая и трубя,
Смотрит, смотрит на восток-
Смерть свободная себя.


* * *

И за пределами горы
Взошёл, обвязанный закатом
От плеч и ног, твоим палатам
Жечь поминальные костры.

Лекарство каменных корней
И возвышенье подземелья-
Бездверная большая келья
Среди людей, среди теней.

Лицом к лицу. Невыполним
Конечный путь, я знаю это.
Летит бессолнечное лето
Над виадуком нефтяным.


* * *

Летаргический гул,
Землю грубую хмуря,
Мглой меня затянул-
Будет вечная буря.

Гималайская дверь.
Голубые лавины.
И спиральных потерь
Перебор соловьиный.

Где-то рядом лоза
Виноградных песчинок.
И парит стрекоза.
И стихий поединок.


* * *

Мне хочется уйти туда,
Где ничего нет- кроме рек
Беззвучных- взгляд из-подо льда
Прозрачно шупающий снег,
Где горизонта города
Уменьшены у ровных век.

Как календарь без лишних лет,
Тот гладкий край, как островной
Маяк, невидимый рассвет,
Стоящий вечно надо мной,
И беспредельно серый цвет,
И полушёпот земляной.

Прекрасных линий на руке
Разбег и стержень речевой.
Сиянье капель на щеке
Живой, не более того,
Как роза в солнечном мешке,
Плывущая сквозь волшебство.


* * *

Якорь достигает дна
И ночных медуз страна
Тяжелее янтаря.
Пьяных раковин заря.
Якорь достигает дна.

Грусть разбитых кораблей
Груза млечного смелей.
Прах, Египет, гибкий грот,
Спрут и сфера. И поёт
Грусть разбитых кораблей.