RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Ольга Алтухова
|  Новый автор - Роня Хан
|  Новый автор - Тем Рэд
|  Новый автор - Елизавета Трофимова
|  Новый автор - Владислав Колчигин
|  Новый автор - Алина Данилова
|  Новый автор - Екатерина Писарева
|  Новый автор - Владислав Декалов
|  Новый автор - Анастасия Белоусова
|  Новый автор - Михаил Левантовский
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Ия Кива

Елена Гусейнова. Никто не пришёл

19-03-2018 : редактор - Женя Риц





Елена Гусейнова, поэт. Родилась в 1979 году в г. Помошная Кировоградской области. Живет в Киеве. Пишет на украинском языке. Стихи переводились на польский, словацкий, русский языки. Публиковалась в издании «Сучасність», «Антології одинадцяти поеток Ми і Вона» и поэтической антологии «Степ. Step». Автор книги стихотворений «Відкритий райдер» (2012), «Супергерої» (2016). Лауреат литературного конкурса издательства «Смолоскип», Всеукраинской литературной премии им. Василия Симоненко. Видео на стихотворение «Як вишни» стало победителем международного конкурса видеопоэзии CYCLOP-2014 (реж. Дарья Кузьмич). Радиожурналистка и глава отдела мероприятий и культурного менеджмента сети книжных магазинов «Є».





Девушки близ моря

1
(Наталья)
                                                                              
А город мой женским именем называют.
И он откликается.
Красит глаза и губы.
Поглядывает в чуть треснувшее зеркало.
Там мальчик с длинными ресницами
сперва целует женщину белую.
Потом женщину черную.
Я прикрываю зеркало ладонью —
не на что там смотреть.
Я жду тебя.
Приезжай.
Встретим вместе
засухи и ураганы.

2
(Мария)

Если поменять буквы
в имени города на другие
получится мое имя.
Я пью черное счастье
маленькими чашками.
Его хватает на 20 минут
Над морем вырастают паруса.
Мальчик с длинными ресницами
смотрит на них
сквозь фарфоровую ручку
маленькой чашки.
Женщина белая и женщина черная
держат его за плечи.
Я жду тебя.
Приезжай.
Встретим вместе
следующие 20 минут.

3
(Елена)

Я не признаюсь как называется город.
Густо-синим его закрашу.
Не пиши сюда,
не зализывай конверты
как раны.
Тучи всегда сгущаются над горой.
Мальчик с длинными ресницами
карабкается по крутым склонам.
Женщина белая и женщина черная
не поспевают за ним.
Я жду тебя.
Приезжай.
Все разъехались.


***

Господи, Ты же устал.
Столько дней смотришь нам в темя.
Переставляешь нам ноги, ускоряешь сердцебиение.
Господи, я разложу для Тебя шезлонг,
я раскрою Тебе зонтик от солнца,
я забацаю Тебе мохито, маргариту и космополитен.
Вот Тебе очки с UV защитой,
вот Тебе последний роман Бегбедера,
вот Тебе Рон Картер.
Передохни.

И дай мне порулить Твоей подводной лодкой.
Только сегодня – с 9 утра до 5 вечера.
Я все успею, честно, пока все на работе,
пока все пристегнуты ремнями безопасности к частным жизням.

Первое – холодно больше не будет,
снег идет только в Рождественскую ночь, а наутро,
– сухо и +18.

Второе – бензин не разводят ни на одной заправке.
Машины не глохнут, никто не проворачивает ключ,
вставляя короткие слова в длинные предложения.

Третье – Сяня выходит замуж.
Роксолана Богуцкая шьет ей платье
из 7 буковинских вышиванок.

Четвертое – каждый год 26 сентября
Between the shееts играет
исключительно для меня.

Пятое – плохих новостей просто не существует.
Никто не звонит, не пишет, не несет в ладонях
горьких известий.

Шестое – Киев – город над морем.
Я хожу смотреть на корабли каждое утро.
Я погружаю ноги в соленую воду ежевечерне.
У меня – ежедневный доступ к ракушкам, морским конькам,
медузам и безымянным мармарисским рыбкам, кусавшим меня за пятки.

Седьмое – я умею петь.

Ты, Господи, возвращаешься после 5 –
загорелый, разморенный, разочарованный Бегбедером,
практически точно так же, как Картером.
Смотришь на дела рук моих, улыбаешься и говоришь:
— Ша, моя девочка, выбирай что-нибудь одно.


Мой

1
Мой друг взял в жены
Сирену.
В понедельник в Центральном ЗАГСе
их расписали.
Регистраторша в уши вложила
кусочки пчелиного воска,
бандуристка в уши вложила
кусочки пчелиного воска.
А пчелиный воск еще оставался.
Для гостей со стороны жениха.
Но никто не пришел.
«Ну его в баню», — говорил Орфей, —
у меня теперь ничего не осталось,
уши и только,
я не буду испытывать их
ни пчелиным воском,
ни песней нежности.
«О нет, в этот раз без меня, — говорил Одиссей, —
кризис в Итаке,
и не достать лишней мачты,
чтобы крепкой бечевкой к ней прирасти.
«Меня не будет в стране, — говорил Менелай, —
еду к Елене,
она на исследовательской стипендии в Риме.
Никто не пришел.
Даже я не пришла.
Дома осталась.
Смотрела,
как понедельник
становится вторником
над теплым Днепром.
Смотрела,
как пчелы взмывают
над гречишными полями.
Смотрела.

2.

Мой друг взял в жены
Цирцею.
Во вторник в Центральном ЗАГСе
их расписали.
Регистраторша стала вороной.
Бандуристка стала вороной.
Животных для превращения
было достаточно
для всех гостей со стороны жениха.
Но никто не пришел.
«Ну его в баню, — сказал Орфей, —
я был всеми,
дикими и домашними,
животными со стен Помпейского храма».
«О нет, в этот раз без меня, — говорил Одиссей, —
Итакская гривна только-только стабилизировалась
и стоит теперь как четыре Спартанские бакса,
царь, превратившийся в жука-водомерку,
станет для нас слишком большим испытанием».
«Меня не будет в стране, — говорил Менелай, —
Елена читает курс лекций
о гендерном равенстве для амазонок».
Никто не пришел.
Даже я не пришла.
Дома осталась.
Смотрела как вторник
оборачивается средой
над теплым Днепром.
Смотрела как звери
стекаются к моим ногам.
Смотрела.

3
Мой друг взял в жены
Трою.
В среду в Центральном ЗАГСе
их расписали.
Регистраторша плакала.
Бандуристка плакала.
Слез было достаточно
для всех гостей со стороны жениха.
Но никто не пришел.
«Ну его в баню, — сказал Орфей, —
я был в царстве Аида,
еще одна свадьба
с мертвой женщиной не про меня».
«О нет, в это раз без меня, — говорил Одиссей, —
министр инфраструктуры артачится
и не даст даже самого никудышного транспорта,
даже того старого деревянного коня».
«Меня не будет в стране, — говорил Менелай, —
Елена на церемонии вручения «Ангелуса».
Никто не пришел.
Только я.
Коснулась
холодного лба Трои.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah