RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Ирма Гендернис

[гвардии тишина]

21-03-2015 : редактор - Женя Риц





^


прежде пения птиц была голосовая связь
отданная тебе и отобранная у тебя
как слеза закапавшая из глаз
как слеза высохшая у глаз
беду нельзя отвести
разводишь раствор руками
для того кому показаться на свет нельзя
остаёшься сбитыми каблуками
и оторвавшись сразу от двух подошв
плачешь бесслёзно: ехали-ехали что ж…
берег усыпан искусственной крошкой
ни пепла ни крошева ракушек не найдёшь
смотри из окошка:
дошшь… дошшь…
или встань на вытяжку перед огнём
сыплются клёны складывая мозаику
в калейдоскопе, парнокопытные мы до Него дойдём
и довезём багаж: воздух из космоса чёртово колесо и органику
высыплем все плоды на общую площадь
в частных садах обобранные потьмой
в чёрном ящике – такие же чёрные мощи
белый свет снова прошёл стороной…


^


тыльная карта мира
разобранное на части любви
сердце складывается по кубику льда
в картинку потерпевшую бедствие

документальная тьма
художественное ослепление


^


на свободе куда отправляется Далеко
где Высоко живёт на именительном этаже
где родительно выбежало молоко
и бельё застыло в звательном мятеже
где предложное сердце с творительной силой любви
склоняет кровь по всем немыслимым падежам
назови меня неизвестной землёй Земли
открывая меня глазам моим и моим слезам


^


семь речей семь бед семь обид под новый
год седьмой в снежных завалах памяти
в ёлочных иглах свет шьётся свету шелестящая внутрь обнова
всё стихает на миг на санном пути - как встанете
как на лыжи вы встанете след в след
прежде чем ёлка зажжётся от снега вспышки
плотно под веки зрение упрятано – свет в свет
золотящийся дождь проросший тянется к выходу где смешно и слышно
и тогда ключом отворишь скрипичным дверцу
сердца после лыжной туда пробежки нот со стана
где на вид поставлено зеркальному зеленогвардейцу
детство - для входа самого дальнего плана…



[передо мной]



мама с папой в средизимье
кружатся шары в иголках
в темноте зажжётся синий
огонёчек и погаснет жёлтый
красную звезду-верхушку
мы достанем, всю в шуршалках
вытянем на свет хлопушку
ах как жалко, выстрелить как жалко
вперемешку мы стоим с собою
конфетти присыпаны, цветные
вдоль дорожки пробегут гурьбою
за окном подарки дармовые
вдоль дорожки света над бенгальским
Рождеством где ангелу горнисто…
водопадом дождик ниагарским
с ёлки устремится серебристо
мы достанем куколку из ваты
шишку развернём избушку
на куриных ножках – тесновато
в чемодане ёлочным игрушкам
в калорифере потом зардеет
нить накала… ниточку в иголку
бытию предпраздничному вденет
чудо-ёлка…


^


снег в лирическом отступлении
ночь коричнева не бела
проходными в стихотворении
детворами бежит гурьба
новогодние жмурки темени
им разжаться в стих
на весах зависание времени
с невесомостью в них
положиться на друга санного
потянуть на себя
эти ночи с накатом званного
гостя – ёлочку серебря
и по следу от санок пребыстрому
воскресить прапути
этой памяти ламп – игристому
замыканью в цепи…


^

половички набор фарфора
под пылью книжек корешки
и для волос твоих пробора
трюмо торчащие вершки
там створки памяти разжаты –
заглядывай и помечай
куда уходят аты-баты
когда заварен с байхом чай
школьный предмет, арифметичен
на языке стоит своём
смотрясь в трюмо – так аутичен
завидев там себя втроём
и ты заглядывая в память
троишься в мамином трюмо
и лучше там безвестно кануть
чем не вернуть себя всего


^


вырасти и выйти навзничь
с разворота снега ветреного
воздух мёрзлый разграничь
с южной стороной иного
и навытяжку останься в прятках
с замираньем сердца – девять десять –
я найду его воскресшим в пятках:
ничего оно совсем почти не весит…
за окном не весит снег за пшиком
я вернусь разжмурившись во дворик…
ничего не весит сердце с нервным тиком…
крестик нолик
крестик нолик…


^


мама-прачка вытягивает бельё
стиральную доску меняет местами с гладильной
будет ночное её болеть шитьё
от иголки света до нитки навек текстильной…
мама ткала ковры в девичестве, без меня
меня лелеяла, сквозняками
жизнь проходная прошла не зря
в сутолоке между днями
пахло горячим её утюгом
потом развеется растворится…
ромашка встанет за васильком
в кувшине как трепетная сестрица
поровну нас поделит целых:
кому поправлять занавесок тюль
кому входить на пуантах белых
и выходить в июль


^


там в окне трясинка спросонья сини
на висках
ладошка к щеке зренье под веко
гнёзда насиженные лампой двойного света
веточки электрических ломаных линий
мама скажи что это?
на ровном вкривь на кривом плато
памяти козье
молоко в пиалке и никого
в варежках и пальто
никого с изнанки:
побудь-ка возле…



^


непобедившему сон - ладья
времени чтобы вниз так
стечь с себя
досуха...
водяниста
явь допотопна
ни мысли ни слова "ковчег"...
зародясь вылетает в окна
только и видишь:
мокрый снег...


^


там за ниточки тянет
голову и ладонь
колышется как на шарнирах огонь
останавливает стук и скрип
последний шаг -
и тебя не станет


*





<2013>
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah