RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
|  Новый автор - Марьям Зиаи
|  Новый автор - Виктория Мамонова
|  Новый автор - Дария Кошка
|  Новый автор - Михаил Парамонов
|  Новый автор - Виктория Русакова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Станислав Бельский

Оксана Луцишина

25-03-2019 : редактор - Женя Риц





ОКСАНА ЛУЦИШИНА (1974, Ужгород) — украинская поэтесса и писательница. Автор книг стихов «Усвідомлена ніч» (1997), «Орфей Великий» (2000), "Я слухаю пісню Америки" (2010), сборника новелл «Не червоніючи» (2007), романов "Сонце так рідко заходить (2007), «Любовне життя» (2015).. Победительница литературных конкурсов «Гранослов» и «Привітання життя», лауреат премии «Благовіст». Училась в Ужгородском государсвенном университете, в Университете Южной Флориды. Проживает в городе Остин (США), преподаёт иностранные языки.

Перевод с украинского Станислава Бельского.





наша поэзия

я выдвигаю лозунг
догоним и перегоним уоллеса стивенса

уоллес стивенс, ставленник поп-арта
ездит по конференциям
которые неизменно заканчиваются в стрип-барах
и после дискуссий о литературе как форме религии
настаёт время двойных бурбонов
и девушек на подиумах

поэзия не всегда пробивает себе дорогу
не обязательно
думает уоллес стивенс
как много западных читателей
слышали что-нибудь о мухаммаде икбале?
а это – светоч разума, великий поэт своего языка
или точнее своих языков – урду и фарси

как много слов остаётся
на страницах разобщённых континентов

уоллес стивенс, пошатываясь, выходит в новоорлеанскую ночь
балконы в цветах как сады семирамиды
улица пахнет остро и сладко
соусами и сексом
уоллес стивенс чувствует приступ тошноты
заходит за угол, прислоняется лицом к стене
и долго всматривается в её кладку

которую видел до этого только на расстоянии



я слушаю песню америки

бросил парень – ну уж и парень
семидесятого года рождения
парень, лицо немного помятое
да, не антонио бандерас. он и сам так говорит.

но здесь бабы клюют
вот ведь фигня – одна даже притворилась беременной
а с другой стороны, маленький город
никаких развлечений, и телевизор задалбывает

бегала за ним как дура
ездила на белой хонде
он мне ещё тогда жаловался
на неё

потом была одна синди
грудь и губы как в голливуде
об этой я уже не спрашивала
да он бы и не пожаловался

спят за стеной соседи
всё спит только я не сплю
я слушаю песню америки:
дома спросят – будет о чём рассказать


за твоё сердце уже отомстили

сегодня я видела на улице мужчину
о котором писала когда-то стихи
а он писал обо мне
разумеется, по-английски

а потом читал их всем на факультете
пусть все узнают какая я в постели
ну правильно – сама не расскажешь
так найдётся добрая душа

что-то там (кажется) о моих кудрях
будто бы я здесь одна такая кудрявая
в этих нарциссово-жёлтых афинах
в запахах сада и кладбища

я хотела ему сказать
при осыпанных цветами ямах, как при свидетелях
мужчина, я уже оплатила твои счета
мужчина, за твоё сердце уже отомстили


памятник

не плачь, дурачина
сорок лет – ещё не конец жизни
а в ужгороде тебе поставят памятник
как ставили немцы любовницам гёте
за вдохновение тоже полагается награда

я тебе не могу это твёрдо обещать
но надежда всё-таки есть
когда я жила в доме у бывшей свекрухи
и она крутила пальцем возле виска
я защищалась – погодите, вам на хату ещё повесят
мемориальную табличку

пусть там на дереве за забором прибьют
говорила она
на стенах за ветками всё равно не видно
особенно летом
ну пусть уже так
тут я могу уступить
если выбью у властей для тебя памятник

ты станешь на пьедестале
и выкрикнешь – эгзеги монумент ере перенниус
так и я выкрикивала
у тебя дома, когда мы ругались
и ты говорил что у тебя до хуя девок
для хуя; регаликве ситу
пирамид альциус

это тебе не америка
где можно по-турецки сидеть на журнальном столике
и курить и стряхивать пепел сигареты
на дурацкие твои прилизанные волосы
у нас в ужгороде голубей хватает
не плачь, дурачина
я тебя не оставлю


я на сцене

настоящие афинские забегаловки –
шумные, весёлые, с толпою девушек
и парней
с томными зеркалами на стенах
мы хором подтянем песню из репродуктора
я, ник, роберт, диана, антья и один неизвестный

а после я сяду, склонив голову на руки
уже рассмешила коллег – теперь время побыть
в одиночестве; не всё же время трепаться о стрип-барах
я там всегда неловко себя чувствую, говорит ник
я тоже, говорю – но только когда я на сцене
а в зале – так вроде и нормально

а джонни, как всегда, не приходит
за один его взгляд
за одно движение бровью
легла бы куда попросят и даже в постель
любовь – нежная и ласковая, говорит роберт
и поэтому твой джонни тут совсем ни при чём

нежная, говорю, и касаюсь своей шеи
там, где начинают расти волосы
такую шею проще простого перерубить
и большого топора не нужно
вот бы все вылупились
только бы рассказали джонни


я проигрываю эту битву

я начинаю проигрывать эту битву
с печальным университетским городком
со студентами на которых мне наплевать
и они это чувствуют
с карьерой которая никак не складывается
и с джонни над которым смеются все мои друзья

разлетаются мысли и бумаги
я всё ещё нормально выгляжу
если женщина в обуви на каблуках
и более-менее приличной юбке
она будет дурить народ ещё не день и не два
хотя и не вечно

жизнь длится с упорством несчастного случая
каждый день на войну и становится всё легче
мечтать о том времени когда овладею
искусством левитации
должно же случиться что-то хорошее
в один из этих дней должно случиться что-то хорошее


мёртвые

джонни не знает сколько за мною мёртвых
ни один джонии не знает сколько за мною мёртвых
я ношу их на плечах
поэтому у меня такая упругая походка
и такие стальные мускулы
кто же сравнится с тяжелоатлетом

и если бы я только смогла их сбросить
я бы так бегала – не то что бедный упитый джонни
с прокуренными лёгкими
сам лэнс армстронг не догнал бы на своём велосипеде
самый быстрый автомобиль был бы бессилен
даже синенький кабриолетик

я бы так бегала что земной шар оказался бы мал
как для человека из сказки
который должен был себе связывать ноги
меня бы наградили на олимпийских играх
где-нибудь в американских афинах
или может в атланте

спит джонни в своей тёплой постели
спит, мечтает о новом чуде – например, о том
что у следующей девушки будет нобель по физике
спит америка только я не сплю
пересчитываю своих мёртвых
они разбираются в тёмной науке ускорения

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah