| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Сергей Сорока. Тексты. |
Новая книга - Бельский С.А. Синематограф : сборник поэзии. – Днепр : Герда, 2017. – 64 с. |
В. Орлова. Мифическая география. — М.: Воймега, 2016. — 88 c. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Серое Фиолетовое

печатать   несколько поэтических текстов
редактор - Женя Риц



Шанхай

заусенцевости з-вободы Зкла
ды(р?)вают сь-а
нестерильный извилистый Пусть

Случайности игры
Приобретают регулярность
Завидуют себе и друг другу

Красота так пробивает вади
будy-вшие русла скоплениям хлама
балочным мyсорам, промежностям остовов
Вездесущих

Все это — синонимы слова "любовь"


____________________________



Мы ткем нити из четырех углов
В две руки распределенные по
пространству

Мы срем шелк, мы исходим из
Пустынь — но — где конец у одной —
там немедля начнется другая

Мы спим завернувшись в
кожистые крылья свои: мы
распадаемся в случаи боли
из каждого вдоха. Все ж спим.

Мы молчим. Языком что и чист
и гугнив и невнятен


____________________________



Молимся ракетам и ярким маскам
Вечно живого Уицилопочтли
Ловим человеков на перекрестках
И впадинах в ущельях и в словах
Знаками да действами
Дервишей плачем, Даджжаля пляской

В длинных перекрещивающихся коридорах имя им Кали Ма и Эрешкигаль

Да будем потоптаны слонами мы


____________________________



ты сгорел. сквозь твой глаз пустынн
сыплют в череп, мерцая, искры
наш бриллиантовый муэдзин
сотворит из ребра канистру

напиши на изречьях фраз
на верeницах действий, быстрым
ползом закрой простран,
вычешь, вызволь из тканей мысли

за чертой где лишь порох снов
где лежат лишь дубовы кости
болью глaсит из врeмен зов:
нам не выдержать ритмов злости

сотен выхлоп выхляп выхлюпст
речных марев глухи изливы
скалы дракк, лилитейший гнус
изподгорно твердеют мы-вы

снежьеройствует, шорошит,
знать, принeсены в древний хутор
ядовитые пса рога
камедь — гнойное, перламутр


____________________________



Колофоны древречей извнyтрь
Регулярностят ржеузорны,
Пороваты грасгибов читки

В недрах Гермeтиканных болей
В праха созвeздьях шестифутых
Грохтов каты чрез бруса кyбы


____________________________



Вот берег. Пляж намыт
Обломками скелетных тканей
Тут раковина, там ж одна двухсотая
Берцовой кости (год как) вымершего зверя

Вот поры -- в них пространство для соленых вод
Кислот дождя и
Недоусвоенного сапротрофами праха

Небрежна жизнь. В
Недоустройстве званий, иерархий

(Акрополь на холме)


____________________________



Кондиционеров коробки -- схемы партии в го
В плотностей провалах трассируют пули
Микро холм граница между ждущим и
Чернопсы густеют траву подъедают у гранита граней где шорохи

Где тряско


____________________________



Обездвижены стройки
Гонг возвещает разрыв
В чередах тре
волнений тре
вог и картонн
ых коробок какими
полнится лес -- обитало бездомных

Сложнится пространство
Сквозь строй
переполненных сбруею псов
Геометрией звуков разит.

Полицейских надзор неизменно
Движет внём поспешай-человечий
Вглубь кирпичеасфальтья, бетонов

Улиц сетью платформ непроездов
Решетятся районы панелей
Троестарчье зычит возвещая


____________________________



Хитростью Молоха скорчены стены
Жучье изъело вглубь облож журнала
Волки на картах -- в нотациях пленных
Хаос танцует ноктюрном кремаций

Море наказано, парено, cухо
Солью заносит портов пирсы краны
Кобальт и ртуть, стружки стронция ветром
Скалы поют в небеса долгожданны

Мощность стволов, перепончатость крыльев
Скорость теней, клопья мудрость из сказки
Чрево души -- тело болью согрето
Сорные травы, вещей свистопляски:

Текст медным глазом снит сны ледорубу
Шпарится ритм артритя суставы
Вынь, шебутной, коллаген из Гаруды
Трещины бога -- есть мир для вассалов


____________________________



ужас молчаний. центона
три зависшие вслед
бой языка и канат
странновязан стончаясь
в тенях и бескрайних
топках где мертвые лики невежд
и мутней ясеней древесины/ нет уже ничего

На /усталые /хлопья/ из тьмы искалеченной прыгнут Пандавы
Иней окрест рассмеет
истолоченный мох ступкой нефрита и стержнем
коры ляодунского леса

света же технэ без промедлений вскроет радостный луч
Известку сшелушит,
Отстанет, шкуру Будды надев

Море с тоской оперит свои тучные воды

Два. Убей /Прометея/Протея/


____________________________



прозрачные щели тончайших чешуй
обмякшее тело разбухшего мира
выпростан берег в пещеру, ошуй --
биополитика снов командира

бег сколопендры, струпья, акриды
чертополохом изжухшие стены
гравий шкворчит, ссохлись тени обиды:
ворон ползет, вырываясь из плена


____________________________



Кристаллы таят в себе неуверенность
Снежных из бурь выползая из древних изгнания зон
Острыми рубятся гранями стрелами
Мраморной пленкою окон мелькают вельми
Шоры в глаза растянув ты увидишь
Света куски и стеклянный предел бытия
Узорчатый, дышащий в след
Истончавшийся в боли и нежности крови, воле песков
Свободе данной, как истлевающий миг пустоты

Уэнуа тапу о кораха, мэ тэ коа


____________________________



Отмывать могилы
От хулы хлопот
От торосов дней
От песка тумана
Отставать на шаг
Отварить компот
Завернуть в ручей
Автономный, званый
Перепутий лес,
Бес концов, окраин,
Храм пустых чудес,
Освятил нам Каин.

Нервноглаз как сон
Удалой и рьяный
Опоясал он
Песен дуб Баяна

Под лазурью лик
В черно-красных стаях
Сена шорох сник
Гопник -- кровь босая


____________________________



группе Война

Сталкиваются стеклянные шары,
Изворачиваются кубы металла --
Гнутые масс пролежни.
Вьется грибом сиянье --
Неполны переходы.

Черное танго колоколов
Маски личины в угаре
Камни из зеркала шлемощитов
Розовый путь киновари
Холод харкотина грязный протест
Воются тени империй
Алчется выдоха
Ложь град изъест
Будет конец пробуждений

Морок Валькирий
Ставней кресты
Шпалы, вагоны, границы
Русские воли
Топотом тьмы
Будут в подгорье клубиться

Выпечен небом
Хлеб из золы
Тоньше поддень
Валленштейна
Арки, эркеры
Вимперги, арест,
Пенокартон,
Дни Эриний



____________________________


восковые фигуры застыли на берегу озера
мертвенный глянец - броня от солнца
рефаиты извергнуты сходят
с гранитных небес анат, сопровождающ_ей

прокляты единобожники горе им

текст - центрифуга: взбил, расслoил
стерильные зоны чистой власти
территории мифологической депривации
авалокитешвара махакала ремати


____________________________



Отощали доски,
Черти уступают
места для мерзлой,
но все же
подтухшей земли.

Тишайшие
И неповторимые
Полуутренние шумы,
Измельчившийся
В тoлпы взгляд
Представляют собой
Неизменную
И необходимую
Норму выработки

Большегрузные автомобили
Внутренностей веером
Орошают трассы


____________________________



Льется звенея медь.

Мяса крови распахнутый бант
Террасы притоплены в стали
Гаруда машет свиным хвостом
Последние дни настали

Резины капли росой на стекле
Пишут квадратные знаки
Тело разрыва, тело войны
Углятся жженые маки

Ослиной звезды Канопус восход --
Подернута нить горизонта
Ярости тени, сна вездеход
Луч переломится, память --
прольется

Кружатся мысли в сознании крыс
Вoроны чистят перья
Синего неба полночный каприз:
Ржавчина, копоть, зелень.

Урки святого города.


____________________________



Акробат подвисши.
Над площадью Шетцтор --
Каморка, вереск, шелест
перьев птиц болотных.
Двойную в мироздании дыру проворошили
дети друга всех живых --
Нергала.
Историй бриколаж сложён, а пуск дневных часов
Не может быть увиден
чрез выворот оконных рам.

Из сердца белая произрастает лилия.
Albedo.
Цельности виденье сквозь
сияющий мороз, уколы снега.
Помни, се -- приманка светом лишь
во рту горгульи алчущей добычи.

Таков твой вой.
Голодными, неслышными шагами
Передвигаясь к цели -- уходи.
Мираж ущелья коркой льда на ступнях стает
Отразившись преж в останках дна
Прибитого бокала.

Воли остановка. Хутор вымерз.
Бессмысленно молчанье.
Возможных дел.
Нить прервана.
Удары без конца.

Два трупа. Дом.
Sarrazine каша.
Шприц венозной крови.
Месторождение Гавар
Песок. Засохший кофе.
Maroonish way
Письмом деванагари.


____________________________



выгибаясь пишут вождя профиль
простираются в шконок сывороточную жидкость
пополняют собой дубин утренние запасы
протирают ткань изветхшую времени, трубы ржавой.

взгляд в судороге зашедшийся
слой за слоем хитиновых панцирей
гул


____________________________



щерблена дверь
в ней циклопы кариатиды
длинные полы костюма Вана

зубы нерасторопной молочницы
выбиты и раскатаны хрустящей крошкой
по мраморному полу
исцарапана ею кожа на ступнях

он ждет
задыхаясь повернуться
пройти мимо сосен и окон
отчленить
отчленены
органы от тела

Я
вспарываю живот себя и
разбираю руками: почки, печень,
селезенка, желудок, матка, простата, яичники,
яички
выброшены в мусорную корзину
торчат
тончайшие нити только нервов
ура! на нижней полке вагона
плацкарта
грубыми тяжелыми веревками
связаны лица, люди, глаза, кобылы,
негры,
метрономы ужасные и
метрономы неповторимые, перелезания через
забор подернутый колючей проволокой,
водка


____________________________



Мара простынет бредом,
гнутые тени знаков
в писка туман молчащий
вставив, сотрут узор

ломятся в дыры лярвы,
ежится гептаграмма.
бочки коней, гиены.
пылью бодяжим соль

льдом затошнило. власти
донные распухают,
снится холодный камень.
жив из нас лишь циклоп

скальные крылья вьются --
демон штурмует небо:
прозелень в пятнах воя,
воск истощенных звезд.


____________________________



Посвящается Борису Стомахину



Вонью сползешь сквозь усталое небо
Плавленый камень, двери из зла
Краски тюленьи, огонь станет мелом
Русские бредят, зима умерла.

Вотчина выдры, тумана взгляд властный
Старый валежник, отравленный мох
Шорохи, клекоты, стоны увязнут
Города радуга: мокрый песок.

Гномы для птиц -- это корм,
вместо хлеба. Птица для гномы --
отец или мать. Вырежешь гнезда,
заешь потом белым, будет покойно.

Ты спи, отдыхай...


___
Первая строфа этого текста, как и общий черновик была написана где-то за неделю до акции "Угроза"
Петра Павленского. Получилось такое нечаянное предвидение. Впрочем, это уже неважно.


____________________________



вяжущим шепотом стылых карнизов
тонет громада луны

направление взгляда
проходит через три точки
земля, шоры, воздух
это точная аналогия
метафоры стригущей обмылки
глоссолалящего языка,
но не попасть в него. никогда,
никогда.

это то, о чем молчат рыбы
в кратких перерывах между
разговорах о еде, течениях, хищниках
и метании икры.

только это молчание мы и сможем
услышать

пока жизнь не оставит нас
вне пределов их досягаемости.
о пустота полей! о утрата пути
мысли!

головы нам откусят
богомолы подъемных кранов


____________________________



Рвотные массы вокруг умирающей крысы,
Жадно гудит тишина. Прячутся в недрах
гор мусора дыры в полу, танки с экрана палят
по предместьям Халеба. Тонкие тени играются в прятки в окне.

Снег, почернев, не растаял, но вздыбился вечным утесом:
памятью прошлых падений, покрышек, подошв.
Мысль отражением рифм выползает в лист с пальцев Магога.
Сбиты костяшки в неравном бою со стеной.

Выдавлен гнева сосуд из остатков последних фантазий:
Это сырье для ответов любых, вопросы ж
-- найдутся. День совершенный своей полнотою
идет. Лишь усталость во льдах.


____________________________