| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Сергей Сорока. Тексты. |
Новая книга - Бельский С.А. Синематограф : сборник поэзии. – Днепр : Герда, 2017. – 64 с. |
В. Орлова. Мифическая география. — М.: Воймега, 2016. — 88 c. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Звательный падеж

печатать   Анна Радаева
редактор - Женя Риц



ЭТО


1.

меня съедает цвет
краснозеленокоричжелсинченый
щупаю грудь – о боже –
шрам из вчерашнего сна
пуль пульсирую
я люблю тебя
часа два а потом не люблю
потому что люблю лишь свое расчлененное тело
и город москва
хоть не мой
но приятно заботливый мой сеновал
здесь один
на стогу я на звезды смотрю –
вот мой город москва
а тебя я люблю два часа
и потом ухожу – не достать
и – о боже –
шрам из вчерашнего сна
расходится тремя околознакомыми друзьями
мы это место по бе
дим
и секса нет на нашем се но
вале
ударь меня мой друг и по вре
дим
мы этот разговор о трав ме
и – о боже –
это город москва на моей груди
на нем один кто-то на звезды смотрит
и трогает свою грудь –
а там шрам
из вчерашнего сна


2.

Рефлекс как темная сторона предмета
под желтым светом лампы
существует вне существа.
Все, что вне предмета - рабство.
Больно впиваюсь зубами в свою же руку,
больной рукой глажу медную чешую,
но попадаю только на блики.
Аллерген расходится лучами и они
собираются где-то в районе моего солнечного сплетения.
Пульсация может свести с ума.
Свет - это рабство.
Человеческое зрение лишено возможности помнить.
НО сейчас
твои кошачьи глаза в упор смотрят на мои рыбьи.
Теперь-то я вижу всю суть пищевой цепочки.
Темная сторона света
цвета – медали – голоса
Они идут рука об руку,
плывут плавником к плавнику,
синхронно опускают веки.
Каждое чужое движение это рабство.
Нет, мои рыбьи глаза не знают этого слова.
Не плачь, куколка, не плачь.
Ведь как неодушевленный предмет может быть чем-то иным?
По сути, все, что имеет окрас жизни –
всего лишь
рабство.


3.

Ориентир внутрь. Ориентация север. Ориентация в пространстве.
нормально я ориентирован.
фильмография неизвестного солдата
ставит в тупик расследование по делу о краже двух банок тушенки одного кота двух папок конспектов по исторической грамматике русского языка.
но нам нужна о-дна лишь кор-ка хле-ба
мы за ценой не постоим
од-на мор-фе-ма
прибавим аффикс за ценой не постоим
-добро пожаловать в травмалэнд-
наши симптомы весьма разнообразны
цирк уродов на любой вкус и цвет.
давай, товарищ, или ты не вкушал запретного плода?
неожиданные события фруктовые деревья
дарлин, я люблю не только тебя, дарлин
девушка вчера ночью стреляла у меня сигарету
девушка вчера ночью стреляла!
она тоже работница тоже аттракцион
значит, моя любовь и для неё, дарлин.
во всех уважаемых инстанциях нас отправляли в департаменты
где среднеазиатские студенты прятались
по углам с замененными означающими
они так громко кашляли и отхаркивали
с кровью на моё пальто темные сгустки морали
дарлин, понимаешь, – не отмыться.
мне подсказали – воздух отравлен манифестами
андрогинными как жест рукопожатия
дарлин
я горлом назову
твой интертекст
я
горлом
назову
твой интертекст.


4.

………………………………………
……………………………………...
………………………………………
А ты тоже хочешь её УНИЧТОЖИТЬ?


5.

отчего же не спится?
то ли юбка стыд оголила
-не поминай имени колена-
то ли я больше нормально не ориентирован
возможно
нет и не было никаких рук
это всё Запад и пятая колонна отвечаю
руки чтобы писать и мастурбировать
(что по сути одно и то же)
а что до остальных
они давно уже там далеко
в полях лежат и на звезды смотрят
маленький мальчик без рук
покажи мне созвездия
он бы хотел засмеяться
но рот тоже отсутствует
и мы понимаем друг друга без знаков
-он всегда был моим лучшим другом-
через 20 000 лет после какого-то происшествия нас осталось совсем немного и у большинства из нас не было каких-то частей чаще всего рук языков или коровы
коммуникация теперь происходит на другом уровне
почти все слова потеряли какой-либо смысл
из говорящих остались только я и выживший из ума дед который постоянно твердил про какую-то субъективизацию
я начинаю что-то вспоминать
наверное это осталось еще из старой памяти когда возможно не было никаких нас не было никаких полей может даже коленей но я помню
в начале было слово и слово было бог
это воспоминание сильно напугало меня

получается нас не будет если умрет дед с этой своей
как её там
субъективизацией?


6.

ЭТО
я хочу чтобы было это
хочу бороться
за равноправие за свободу за ж
но как я буду бороться
если
я это некто иной
если невозможно узнать
делаю гугл запрос
по вашему запросу ничего не найдено
тогда я иду слушать
тело изуродовано поцелуями
они говорят
секс это пустыня
они говорят
но занимаются любовью
на уже несвежих простынях
опустошаясь неудавшимся
дополнением
что мы говорим сексу?
не сегодня.
пытаясь выпустить голоса из поиска
мы поколение уже даже не qwerty
мы поколение А1-.docx+...38qp
мы #живые
мы только не завали горизонт
мы включили сетку
мы перейти по ссылке
мы зависимости от зависимости
от распределения себя
независимой объективации
сублимации фрустрации
они говорят фаллос
они говорят сексуальные отношения
они говорят гендер
осознание
насилие
слушайте слушайте
ЭТО ПОЭЗИЯ
это секс
это любовь
это концепт
это есть
что мы говорим этому?


7.

без разделенности
оптика своим вращением диктует :
крестьянка четырех полей в невидимом вчерашнем
нет я не ест не есть
где-то в поле воображаемого
неукоснительно речью и только речью
только речи нет речитатив
штатив
установив на полигоне
красивое слово
в двадцать втором а в каком ты и помнишь или не помнишь
зачем рассказывать чудовищные закономерности
легкости восприятия
зачем воспринимать чудовищные легкости закономерностей
чудовищ восприятия
в поле, в поле
только в поле встретишь горе
только дело встретишь летом
только в споре только в море
встретишь зори встретишь где-то
оптика своим вращением запоминает :
маленькую родинку у левой брови
мелкую гальку у острова
неразрывный бег (возможен только виртуально)
патриархальные устои текстов
уст разрозненных
укоров
жест
красивое слово
\пора бы уже вернуться\


8.

Неразделимое
Неразделенным воплем
По полю пуля по хребту
Хруст рассыпался
Действом местью месивом
Новости были первыми вчерашними
Что ты рассказывала мне

Чудовищная подробность

А еще
Писал
И записал закончил
Все мы плохо кончим

В конце есть что
Что
Остается за кадром
Интертекст
Мое киберпространство
Гиперпространство
Это ни на что не похоже
Это ни на что не похоже

Другой говорит другому
В голову лезут мысли
Человек побежал к обрыву
И топает топает быстро
Другой отвечает другому
Закрой своей рукою
Томик Толстого
Легкие легкие мимо
Проходят мимо друг друга
Теряют люди друг друга
А потом не найдут
Другие расходятся

Острыми углами
Разлетаются разбиваются
В маленькое поэтическое тело
В мое любимое тело
Еще его не зная
Уродец текст без рук без ног
Того и треплет что о боге
Всезнающем и всепростившем
Но я люблю его
Люблю совсем не помня
И забывая собственное тело
Становившись им
Болото запустевшее все мается от скуки
Лежит в полях
В границах все постигших
В граните ног
В бессоннице ногтей
Любви не понимавшее от скуки
Мне все простило это тело
И оттого
Нас накрывавший стыд
Стекает раскаляя кожу
И становившись им почти
Мне невозможность серой зоны
Кивает добродушно
В усах улыбку прячет
И глазами
Отсутствуя
Присутствует во мне
Пароли
Изменившие себе и мне
Пороги
От тоски чернеющие
Синим самолетом посылает мне
Прощальный жест рукой
Текст ли
Тело ли
И тело целое вмещается
В другое тело
Прощаемся
Прощаем
И так
Это все что мне удалось разузнать


9.

Москва - Петербург - Ростов-на-Дону - Москва - Смоленск - Иваново
везде только тишь да степь
да вид из окна на смерть Марка Фишера
ой то ни вечер
ой мне во сне привиделось
чертова дюжина жен в хороводе
четырнадцать песен на змеином языке
двенадцать колец всея руси

а есть только
есть только
а только
есть
а

нездешним запахом заманивала затухавшую
замерзавшую заколдовала
задумалась
а есть ли ?

у дуба старого
разделительный аппарат
музыка нас связала
оттого что показалось
будто копья ожили и нависли надо мной
тридцать три копья
тридцать три несчастья
(два не произносятся)

все потому что нет
быль \ убыль

с т ы д
плохая замена одеялу