RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елизавета Малышева
|  Новый автор - Селина Тайсенгирова
|  Новый автор - Рома Горбунов
|  Новый автор - Алексей Куницын
|  Новый автор - Кристина Пешева
|  Новый автор - Евгения Юдина
|  Новый автор - Екатерина Хиновкер
|  Новый автор - Алексей Баклан
|  Новый автор - Ксения Егольникова
|  Новая книга - Бельский Станислав. Музей имён.
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Борис Херсонский

ЯКО СОНИЕ

10-05-2011







ЯКО СОНИЕ

***

Бубен гремит. Шаман камлает, скачет вокруг костра.
Вокруг все белым-бело. Одежда шамана пестра.
Сыплется с неба слюдяной порошок.
Вращенье, шажок, прыжок, магический шок.
Шаман камлает, скачет, трясется весь.
Он зовет меня, не знает, что я уже здесь.
Я бесплотный дух, и пока костер не потух
я останусь тут, я слушая бубен,
напрягая потусторонний слух.
Я бесплотный дух. Я давно уже вышел из
тела, я здесь, внизу, а шаман зовет меня вниз.
Я цепляюсь незримыми лапками, припадаю к его плечу,
что-то на ухо ему шепчу,
а что - сам не знаю, и знать не хочу.
Это Крайний Север. Здесь добро не добро,
и зло здесь не зло.
Всюду снежное серебро. Как меня сюда занесло?
Хорошо, если это не смерть, а случайный сон.
Слушаю бубен, камлание, стук и звон.

Просыпаюсь. Не то что встать не могу - не шевельну рукой.
Молча лежу, вспоминаю, кто я такой.

***

Небольшая радость - летать во сне, и
особенно, если внизу пытаешься различить
фрагменты прожитой жизни, и жизнь все ближе, яснее,
и не для того болезни, чтоб мы могли их лечить,
не для того нам старость, чтобы мы молодились,
наряжались в одежды ярких цветов.
Конечно, Бог вездесущ. Велика Его милость.
Но время - это беда, и Он помочь не готов.
Летишь над поверхностью, устланной старыми фото.
Летишь где-то на уровне третьего этажа.
Все вокруг неподвижно. И внизу различаешь что-то,
лишенное признаков системы и монтажа.

***

Приснилась церковная служба - будет доходное место.
Хлопоты если снится, что собака тебя трепала.
Если привидится в белой фате молодая невеста,
а ты был трижды женат, то пиши пропало.

А мне-то и церква снилась, и колокола гремели,
и рыба снулая - к смерти, и к деньгам - дрожжевая опара,
и неслась по зелену лужку печь дурака Емели,
и папоротник расцветал на Ивана Купала.

И еще во сне трепала меня за штанину облезлая шавка,
не забыть бы, что к хлопотам, и мертвяк у стены, и
еще часто снился гнилой переулок, колхозная лавка,
бутылки зеленые, пробочки жестяные.

Жестяные пробочки, с ушком, зелено-белые этикетки,
с трешки, как полагается, тринадцать копеек сдачи.
И еще снился покойный племянник покойной соседки.
Жизнь на сутки короче. Век не видать удачи.



***

Славное дело видеть во сне военные корабли.
Подходят к берегу. Направляют пушки. Офицер командует "Пли".
И летят-веселятся снаряды,
как будто бы сами рады,
что могут добраться до нашей благословенной земли.

Радуются снаряды - они прилетели туда
где широкие улицы, дома с колоннами, где борода
Атланта не хуже, чем груди
Кариатиды, где нарядные люди
покупают мороженое в стаканчике прямо со льда.

Самое главное - не взрываться, просто лететь по дуге
как можно дольше, свистя над крышами, не думая о враге
от которого пух и перья
летят, как от всей Империи,
об оловянном солдатике, стоящем на выпрямленной ноге.

И дитя обрадуется, видя и слыша снаряды над головой,
потому что каждый мальчик хочет увидеть живой, настоящий бой,
монголов, гуннов,
улан, драгун; и в
затмении разума бежать, не слушая криков: "Стой!"

***

Перед тем, как уснуть, он представляет себе Елизаветинские балы.
Высокие своды, натертые воском полы.
Золотой орнамент, как паутина, затягивает углы.

Голубой камзол, атласная алая лента, белый парик.
В мечтах ему тридцать - уже не юноша, но еще не старик.
Почему-то еще мелькает в прозрачной рубашечке Лиля Брик.

Она не отсюда, и все же лезет и дразнит взор,
выпуклости тела прекрасней альпийских гор.
Играет военный оркестр. Поет архиерейский хор.

Прекрасный фарфор, столовое серебро.
Седина, которая в голову и бес, который в ребро.
Свое мужское достоинство плюс чужое добро.

Так настоящие русские люди жили, и ты живешь
чистопородно, беспримесно, скучно, ядрена вошь,
где-то за океаном, свобода, делай что хош,

например, славистику преподавай, или пиши
силлабические стихи, дольником не греши.
Паче чумы - верлибр. В нем погибель русской души.

Перед сном мысли сливаются в мутноватый поток.
Не поймешь то ли питерский бал, то ли московский каток.
Ты один. Никто не видит, как дергается локоток

под простыней, выпирающий острым углом.
Жид ударился оземь, обернулся хохлом.
Над кроватью в рамке висит почетный диплом.


***
Видеть лицо в зеркале означает мужчине - дочь,
женщине - сына, если снится всю ночь
скорбный лик
и беззвучный крик,
значит тебе никто не сможет помочь,
и ты проснешься в поту,
и повернешься к жене,
и поймешь, что выбрал совсем не ту:
вот что значит видеть лицо во сне,
видеть лицо во сне.

Умывать лицо означает раскаяние в грехах,
например, в прожорливости, в любви впопыхах,
какой взгляд у нее,
какое белье,
как жар опускается в пах,
и ты проснешься один, как перст
полуторная кровать,
и кромешный ад под тобой разверст:
вот что значит во сне лицо умывать,
вот что значит - лицо умывать.

Видеть лицо во сне
означает - видеть во сне,
прислушиваясь к возне
соседей за тонкой стеной,
лежать, повернувшись спиной
к внешней тьме, пустоте, где скрежет зубов и мрак,
метастатический рак.
Лежать, уткнувшись лицом в безликую тьму,
не нужную никому.

Видеть лицо в воде,
значит - не быть нигде.
Вот что значит - видеть лицо в воде,
видеть лицо в воде.

***

Видеть кровь - к убытку: падет корова, сгорит сарай,
обесценятся деньги, хоть сам - падай или сгорай,
а то пересчитай бумажки, тщательно, не спеша,
деньги любят счет, даже если не стоят ломаного гроша.
Вот хотя бы эти, царские, с Екатериной или Петром.
Ничего не купишь на них, но и выбросить тоже рука
не подымется: если Россия кончится, то не добром,

особенно, если снится, что в кровь превратилась река.
А по речке кровавой то ли лодка, то ли утка плывет, не спеша,
перебирая лапками или веслами - разница невелика,
и осталась ли на земле хоть одна живая душа,
хоть одно веселое сердце - не видно издалека.

Разве только солдатик с цигаркой и граненым штыком
на трехлинейке-винтовке, в зеленой шинели до пят,
когда был ребенком, то сам мечтал о таком:
тычешь врагов в живот, и враги, умирая вопят.

Опять таки, видишь кровь на снегу или на траве,
в зависимости от сезона, и ворочаешься во тьме.
Привидится же такое! Черт знает что в голове.
Спишь вроде в своем дому, да не в своем уме...

***

Видеть собственные внутренности во сне -
означает веселье, радость, любовь, успех.
Лежишь, сквозь сон прислушиваясь к возне
за перегородкой - скрип матраса и грешный смех.

Но видишь все же почки, щитовидную железу,
свернувшуюся котенком вокруг гортани, желчный пузырь.
И еще всякую дрянь, ютящуюся в малом тазу.
И ночью твой организм, как страна раздвигается вширь.

В известном смысле, там тоже много рек и лесов,
урчат трактора, возделывая внутренние края.
Сквозь сон прорывается бой настенных часов.
Но перед глазами нормальная анатомия - вся твоя!

И комната, где ты спишь, тоже твоя, одна
из двух в коммуналке, просторной, на шесть семей.
И свет фонаря к дивану бежит от окна.
И ближе к рассвету весенний воздух синей.

Вот проехал фургон - перевозит чье-то добро.
Фонари погасили. И впрямь - к чему фонари?
Вот-вот зазвонит будильник. Сердце стучит в ребро.
Тебе повезло - ты видел себя изнутри.




***

Едут машины с включенными фарами.
Видимо, неспроста.
Старшую группу детсада выводят парами
из-под Пересыпского моста.
Непослушным грозит небесными карами
церквушка Казанская без креста -
военной службой, тюремными нарами,
пением нот с листа,
хором, сольфеджио, арпеджио, гаммами,
политпросветом, кино,
пьяными папами, строгими мамами,
умершими давно.
Стянуты талии, подложены плечики -
модный в те годы фасон.
В лучшем случае все - космонавты, в худшем - разведчики.
Опущен шлагбаум, гудит паровоз, прерывается сон.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah