RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Инга Шепелёва

эпикантус

31-03-2015 : редактор - Женя Риц





мне 11
моя маленькая рука опускается на голову бродячей собаки
под красной от холода ладонью скользит стая собак
они бегут за нами по замерзшему озеру
мы привязываем к их шеям веревки и скользим на большой скорости по льду
на коньках, на картонках или просто на войлочных подошвах
собаки сладко и одуряюще пахнут
мы называем их: роза, астра, сара, полкан
раз в год они рожают щенков
мы лежим в теплотрассах, крепко прижавшись к их маленьким теплым телам

мне 12
на одной из заброшенных дач живет сумасшедшая
она вызывает в нас любопытство и страх
черная, высохшая, очень высокая якутка
стриженная, без зубов, в ярком халате и мужских кроссовках
она шатается по лесу между сосен
долго, протяжно кричит, прижимая руки к груди, теребит ворот халата
зовет кого-то, пропавшего безвозвратно
мы выслеживаем ее день за днем,
угадываем траекторию ее бессмысленных шатаний
и натравливаем на нее своих собак
роза, астра, сара, полкан
обступают ее, с любопытством, с почтением, с тихим почетом
она так оглушительно воет, так сильно кричит,
что сбегаются дачники
"ребята, уберите собак, это больной человек"
она кричит, открывая черный беззубый рот
мы дрожим, но не убегаем
нам жалко ее, но мы все равно делаем это раз за разом
день за днем
это самая интересная игра того короткого лета

мне 13
медленные черные глаза северной цыганки
моей подруги рубины
она учит меня красть и лазить в чужие огороды
петь “ветер с моря дул” на цыганском
у нее крепкое черное тело, черные волосы, она хромая
мама не разрешает мне с ней дружить
мы прячемся под домом, там на трубе она целует меня через платок
собаки лежат рядом, на грязном льду
она учит меня курить
мы едим снег до хрипоты, до онемевших губ
прыгаем в кучи песка со стройки
она научила меня красить губы и воровать
я полюбила нарушать правила

мне 14
моя подруга вероника надувает пузыри из жвачки лучше, чем я
вечером на карусели она заставляет меня говорить плохие слова
я сначала отказываюсь, мы раскручиваем карусель очень сильно
мой велосипед валяется в пыльной траве
короткое северное лето, начало двухтысячных
девочки выглядят, как проститутки
скажи: хуй
скажи: говно
я спрыгиваю, убегаю
я говорю, повторяю

мне 15
у меня тонкие руки и ноги, выступают ребра, не растет грудь
мама думает, что со мной что-то не так и водит меня по врачам
я еду на велосипеде стоя
по сосновому лесу, по рыжей хвое, в сгущающихся сумерках
я закрываю глаза и еду в темноте очень быстро
так быстро, как только могу
невероятно быстро

мне 16
дым от костров поднимается в бледное небо
медленно ходят коровы
серый песок у реки
желтая, невыразительная вода
тополя, комары
мы лежим с подругой викой на полотенце
лицом друг к другу
и держимся за руки
она говорит: ты сейчас красивая, а когда вырастешь, будешь совсем пиздец
мокрый купальник липнет к телу
мелкая желтая река, открытые двери зеленой “девятки”, коровье дерьмо
якутские парни забегают в воду, кричат
их смуглые спины
мы возвращаемся, держась за руки
у нее белая кожа с голубыми прожилками

мне 17
моя подруга вика попала в психушку
за то, что пыталась застрелить своего парня из отцовского ружья
из-за ревности
она звонит мне оттуда два раза в неделю и говорит:
"я пишу здесь стихи, как ты"
она говорит:
"я не знала, что любить – это так больно"
ее слова кажутся мне слишком громкими и чужими:
"я не знала, что любить – это так больно"
(потом я уеду, она выйдет замуж два раза
у нее будет двое детей, алкоголизм,
прогрессирующий псориаз, жизнь за чертой бедности,
ее отец сойдет с ума)
мы целовались
вика была моей первой привязанностью
где она, что с ней
ее голубые глаза, бледная кожа с голубыми прожилками

мне 17
холод, который я никогда не предам
который всегда так мне нужен
складка кожи, защищающая глаза кочевников от снега, песка и ветра
от нестерпимого блеска снега, отражающего солнечный свет
от снежных бурь,
называется эпикантус
хулиганы, прогульщики из параллельного класса
бегают курить за гаражи на переменах
в сорокаградусный мороз
их пронзительная осторожность
юные, стремительные тела
хриплые голоса, выкрикивающие что-то нечленораздельное, непонятное
скорее просто громкое, животное
они замирают в прыжке среди сверкающей снежной пыли
они замирают на корточках в белом дыму собственного дыхания
в спортивных костюмах
медленно открывая и закрывая миндалевидные глаза
медленно оглядываясь по сторонам
опасность всюду
эпикантус
смуглая кожа
их отцы во время охоты
подносили окровавленный нож к бьющейся печени жертвы
делали надрез
ели дымящуюся плоть
сидя на корточках в зимнем лесу
опасность всюду
они замирают в прыжке
с кровавыми ртами
прищуренными глазами,
закрученными у основания
эпикантус
глаза – ядовитые стрелы
раскосые глаза
уверенные глаза
дикие глаза моей юности

мне 17
собаки стареют, медленно бегут среди дачных заборов
по бескрайним и скудным полям
дым от костров поднимается в тихое небо
тогда я думала, что настоящая жизнь ждет меня впереди
рвалась оттуда, из этой дыры
крик сумасшедшей в лесу, невинные шалости, жестокие игры
первые шаги в невесомость
первый осознанный ужас
первое наслаждение
крыша шестиэтажного дома, украденные сигареты
кассетный магнитофон, русская поп-музыка
долгие, мокрые, неумелые поцелуи
безмятежность, мечтательная опустошенность, онанизм, плохая литература
непроходимые снега, черные плечи тайги за окном
нега зимнего воскресенья
дверь в комнату приоткрыта, меня ничего не ждет
я ищу отголоски там, в первых ласках
в первой жестокости, в ужасе первых влечений
юность моя, эпикантус
северная красота

мне 17
я падаю в снег
"я не знала, что любить – это так больно"
звезды вонзаются мне в лицо
собаки бегут за мной
с оглушительным лаем
они постарели и умерли
они забыли мой запах

мне 27
во мне чистота и грязь
ложь и прямота
я сумасшедшая, которая кричит, окруженная собаками
в редком сосновом лесу
я подросток, который смеется над ней
я ребенок, который плачет от жалости к ней
к этому страшному миру

мне 27
я ищу отголоски там, где начало всего
где мое рождение, где мое детство, где моя юность
где мои губы дотронулись до льда
где мои губы познали белый огонь пустоты
я подхожу вплотную к зеркалу и смотрю на свое лицо
и вижу лес
и вижу черную ночь
и лицо сумасшедшей с беззубым ртом, распахнутом в страшном крике

мне 27
главный страх моего детства – женщина из леса
бежит ко мне с протянутыми руками
в мужских кроссовках
теперь я могу дотронуться до ее лица
моя страшная родина, мой хаос, моя безрассудная жестокость
беспощадная страсть, нераскрытая сексуальность
беспричинная грусть,
я больше тебя не боюсь
"пусть она кричит, пусть"
собаки и дети бегут через лес
бегут между сосен за ней, бьют палками по стволам
собаки визжат от счастья, девочки верещат
женщина плачет и протягивает ко мне руки
в немой мольбе: не бойся меня, помоги мне
я вижу ее, я никогда не вернусь
я вижу ее, отворачиваюсь, смеюсь
"пусть она кричит, пусть"

мне 27
всем забытым и обретенным
всем потерянным
всем обреченным
я говорю: вы всегда были внутри меня
я носила вас, как ребенком носила щенка
прижав к груди, к горячей коже
трепет, безумие, страх
щенок скулит под шубой
изо рта вырывается пар
снег оглушительно скрипит под ногами
я пахну холодом, псиной
на волосах иней
внутри пожар
"пусть она кричит, пусть"
снежные плечи тайги,
глаза человека смотрят, как лес
эпикантус, мужские кроссовки
сумасшедшая на остановке
пытается уехать в город, к большой земле
ее не пускают ни в один автобус
черствое лицо наступающей зрелости
перекошенное лицо умирающей юности
моя дикая юность кричит в лесу
расстегивает халат, поднимает голову к небу
лежит под сосной, раскинув ноги в мужских кроссовках
не может уехать в город, не может пойти домой
пребывает во власти неведомого
ночует на дачах, на остановках
моя дикая юность
эпикантус, танцы в слезах
моя дикая юность осталась в лесах
мастурбировать на снегу
с инеем в волосах
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah