RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Артемий Волков

Мать

31-03-2015 : редактор - Тимофей Дунченко





От одной трамвайной остановки до другой путь неблизкий лужицы и лед льдинки мороженное денщина денщина а скоро вечер бессмысленно в будущем потраченный но еще такой ожидаемый остановившись у перехода нет никакого перехода ездят как хотя по лужам блеклые всплески коричневой воды и по грязи немного чтобы срезать путь не то что бы я торопился я вдоволь насыщен тем временем что имею я постоянно во времени вроде шара да шара и висящего сталактита громадина солнца не видна из за туч от того и кажется что утро и день все смешались в одно целое идти минут 5 мимо торгового центра там можно погреться сходить в туалет я приличный человек я хожу в такие места из мысли что я приличный вытекает мысль что я обычный я очеловечен можно так сказал очеловеченен или вроде того иногда что мажут на хлеб всякую дрянь лишь бы с хлебом всякая дрянь хороша с хлебом говорила моя соседка по общежитию говорила говорила говорливила, она была пышной и красивой неряхой с добрыми и вялыми глазами майонез кетчуп горчица от вареной сгущенки хлеб тут же черствел а с моста видно падальных птиц едят мертвую собаку вырисовывается картина дня
с другой стороны остановки всего две а трамвай и вовсе один номер шесть ходит по кругу кругами перешагивая лужицы как копытца лошадей лет 200 назад ага если вспомнить такие далекие времена да как их вспомнишь обратный путь ведет к дому это он знал уже приближаясь к остановке знал что нет обратного пути от обратного пути вечерело тем временем. Боже приятная рука приятная чистая человеческая мягкая рука так редко ее можно взять в свою чужую руку в свою так редко блаженные чувства блаженный животный или эстетический как кому угодно экстаз тело рядом живое бежевое тело округлое старая бабка почти умерла он заглядывал изредка в ее комнатушку никогда не светило ничего шторы задернуты она имела собственный катетер и капельницу они наняли медсестру на дому он смотрел как она умирала и от скуки представлял жука выползающего из ее рта потому что больше ничего из ее рта вылезти и не могло бы пыль не ползает она лежит так всем ясно что лежание и ползание и переползание и процессы куда сложнее вроде пищеварительного тракта и мочевыделительных дел (мы их не будем касаться буквально) все уже убралось в пыль осталось только лежание редкое всхрипывание иногда питательные и полезные вещества через трубку в серую вену серую стену потертую икону и конечно антресоль.
Беззахлебываемовыемостные массы сколько масс одна масса больше другой если есть в мире точка где есть точка где он стоял то масс там было слишком много решившись пройти дальше через коридор вдоль старых стен старые стены старый дом старый коридор фотографии старых людей сегодня с сплю на диване или завтра или по четным дням или по нечетным или как я не могу понять как четные нечетные загляни в туалет твои какашки присохли еще со вчерашнего дня какашки на диване сплю я мне приятнее телевизор подавляет храп Матери

Матерь матерь
скатерть
рябь
дорога
дорогА
мрет как сволочь
тварь блевотная
Матерь
из волокна
Смерть уйди от меня боже мой уйди от меня я не переношу бильярд то что дает мне покой тот единственный шар катящийся в бездну бездну ничего порождение веревки номер 11 лунка
Чья она Мать?
Чья она Мать?
Чья она мать?
Никогда не узнать но хоронить судя по всему придется ему тошно от этих мыслей на диване мысли на диване превратились в сироп и сон вы разговаривали с представителями властей они не идут на переговоры они видят в решении только грубую силу как тогда быть рассыпаться на песок сбагрить лопатой накормить пса и саммит провести невозможная смерть горло и его отсутствие дыра в шее будто дупло насквозь гнилое бабу бы а не жену в страстях человеческих и держать за руку человека держать рядом и близко так чтобы ближе было только уже само собственно мясо и она говорит все прекрасно но нескафе закончился она пьет только голд весь золотой как моча мать ее Мать ЕЕ навряд ли навряд ли чья-то мать просто лежит и помирает тут так ей хочется и ничего с этим не поделать очередь когда кажется это кашица переворачивается вверх дном и на сцену выходит крокодил с мамой в темно-серых тонах темно-темно синий человек василий это не похоже на карнавал скучно и засыпается медленно в потолке дня человек несложный человек ничтожный спит хоронить ковырять твердую землю где-нибудь в саду или поле или расскажите мне что-то про похороны про обряды поминки пьянки гулянки секс свет и разврат я бы он бы пролежал еще часа полтора не снимая даже обуви смотря в потолок видя там жука открывающегося жука выползающего из щели вышел бы из проходной щели по накатанной дверь шатается при каждом вздохе мертвом вздохе кормить поить не нужно и помнить не нужно нужно только дождаться когда все кончится Боже я в тебя не верю но сделай так чтобы это кончилось эта невыносимость кончилась чтобы он мог остаться один в тишине сумрака серых потрескавшихся стен как понять и насытить те мысли блуждающие вечно сумрачные вечно беспокойные бесполезные не писать не говорить рассказывать может так рассказывать самому себе закутавшись в драный плед истощаясь морально заканчиваясь морально как ощущаться тюленем на берегу холодного озера покакать пойти и перестать думать что это все преддверие чего-то дескать оно что-то уже случилось метафорически улыбнуться самому себе эфемерную рану своего желудка затянуть кровью ее источающую грязь вроде той что налипает и застревает под ногтями старых людей велосипед похороненный под забором как ритуал того что некто стал взрослым и скучным и последним и бесконечным и рядом же никого нет ни живого существа ни похожего на него о милая милая чья рука была бы в моей руке о желанная чья рука в моей дева пиздева горловой червь червь с головой такого не бывает только в баснях когда он последний раз слышал читал басню все как тогда было те же шторы чуть приоткрытые бестолку не пускающие ни кусочка света тот же шкаф старый со скрипучими дрерями стеклянными дверями потрескавшаяся богоматерь матерь божья избавь меня он мысли о мысли мысли думать о мысли о смерти о смерти мысли я прошу тебя о смерти мысли как бы не была расплата я все отдам поэма горлового червя

но ты же червь в горле у простака
ты уже все там изведал наверняка
загляни за гланды – они озерца пыль
зацепи то, что медленно превращается в гниль
остатки пищи вчерашний хлеб сегодняшний хлеб устройся удобней назову тебя Глеб

Глеб: раздражает когда ты вот так лежишь, смотришь новости круглые сутки одни новости одно и тоже когда что-то случается оно новость я сижу как будто испускаю газы пытаюсь рассмешить тебя глебова голова не полна мыслей и новостей сторонится ей бы лишь бы покакать да помочиться

остановись извернись избавь снова дверь скрип двери шум двери это сквозняк или чья-то душа спокойно возвращается домой принеся еду и напитки я честно говоря предпочитаю «классик» псих утих равномереннее равномереннее смотри как идут ноги как ноги кувалды идут по полу скрипя половицами пакеты он всегда любил ноги цветок и ноги цветок завял а ноги покрылись варикозными полосами так превращаются в ничтожество песнь горлового червя я повидал у вас в горле разные вещи разные вещи были Иосиф святок прости как так можно что вещи вдруг превращаются в пар а ноги исчезают из поля зрения романтические ноги прошлого и рука нет не эта рука и не ее рука а та рука теплая мягкая рука с разноцветным лаком на ногтях без грязи под ногтями сам он просто откусывал их ломтями жрать захотелось от запаха капельницы и медицинских приборов он наполнил всю квартиру всю площадь дом кислый запах дома тончайший звук сирены звук манил его куда-то привлекал завлекал это обман он догадывался все не так просто и обычно хотя все именно так просто и обычно комната диван и телевизор и задвинутые чуть приоткрытые шторы и открытая форточка и тончайший сирены звук превращающийся в пение если это было бы похоже на пение оно превратилось бы в звук ее голоса вприпрыжку по траве через овраг не упасть главное и все равно коленки привязаны к трубе руки связаны за спиной корявая гнилая палка уже тащит себя в самой йохохо как же ей удалось сбежать как удалось как ха смешные звуки злые звуки так сочетаются так болезненно вспоминать но приходится потому что невозможно не вспоминать есть некоторые операции дорогостоящие опасные не рискнет будет раз за разом вспоминать глаза безумные звуки веселые звуки злые трава и корявая гнилая палка
И тогда он понял пустота обрелась в нем в каждом предмете комнаты телевизоре шторах всего прочего вещества комнаты оно стало пусто и только эти звуки мерзкие звуки сирены яркие сочные милые детские хлебные они стали раздражать его он вдруг понял что должен встать с дивана и прекратить это безумие леопардовые одежды ковровые ковры все это безумие сирены пение тончайший голос сирены голос бежать к окну или идти неспешно или вообще не идти ползти подползать подкатываться лишь бы лишь бы прекратилось это нет ничего прекраснее пустоты что существовала в нем до этого момента кап кап кап медленно и размеренно морфин поступает в гнилую кровь
Метафорический червь мы с тобой поговорим о разном сначала о вещах простых потом о более сложных как пойдет наш разговор нет простых и сложных вещей и понятий вот червь в чем смысл существования впитывать эту пустоту наслаждаться ей да нет ничего реальнее пустоты ты можешь чувствовать ее любым мгновением каждым пальцев руки и ноги но я не люблю пальцы ног они уродливы я никогда не хожу босой ты одет человек одет метафорический червь с головою полной пустоты я хочу поделиться я бы поделился ты слушал музыку слушал да такая похожая на голос девочка лет тринадцати в простой одежде и с простой прической и в образе сирены предстала она тебе это так пошло так извращенно сексуально педофилически неправда это все ложные домыслы я только видел и слышал лишь раздражение поднять этот шкаф например никому не под силу он врос в комнату как комната вросла в дом а я врос в пустоту о ней мы сейчас говорим ведь так я не знаю о чем мы говорим это не диалог это призрак подсознания докажи что оно есть прими его за дружбу между нами так уж сложилось что мы друзья и я могу советовать тебе а ты глеб меня будешь слушать или как иначе жена заперлась в комнате ты посвящен этому дивану скоро придет медсестра сосредоточься глеб будь учтив открой ей дверь как делал это сотню раз она войдет не снимая обуви по хозяйски скинет сумку в комнате где лежит мать и начнет свои процедуры а ты будешь стоять и смотреть ты знаешь как ее это раздражает ей недолго осталось матери этой и тогда пустота ничего немыслимое невообразимое ничего случится смерть головастик червячок выползает кипяток его друг его лучший друг его муж или его жена которая заперлась в комнате он выходит на балкон медленно курит так медленно что кажется будто уже вечер и вот звонок в дверь да толстое тело в чем-то плотном шуба или грубая пальто кудри очки нос проходите проходите как она безучастно безынтересно как она жива умирает ей недолго осталось врач назначил максимальную дозу морфина сейчас все поставим все залечим все поправим кроме безвременной пустоты и запаха медикаментов
Выковыривала червячка целовала его такой живой прохладный как ее губы соприкасались с его телом телом без головы и голоса и чувств один нерв прикасался к тысячам нервов как это обычно бывает когда любишь когда чувствуешь красоту любви
бесконечную тревогу и умиление насадить крепким отцовским пальцем на крючок и туда вдаль прощай червячок будет окунек засунуть палку туда во влагалище как же быть что делать привязанность привязанное привязанная как будто мошка в паутине без сравнений в том случае остается только не сравнивать а воспринимать как оно есть тянется палка за ней что-то рука криворучка дрожит не решается не решается не решается уходит тишина дряхлого сарая солнце раскидывает лучи сквозь щели одинокая дура мягкая как воск капающий на живот и ниже пупка туда где тепло где хорошо у матери у матери Матерь чья она матерь чей хорошо и потоки воды несутся сквозь длинный пальцы ладоней надо умыть лицо смыть дорожную трамвайную пыль зачесать волосы назад протереть очки снять свитер расстегнуть пуговицы на рубашке бесконечный процесс бесконечно повторяющийся процесс тончайший голос – сирены голос тончайший звук – сирены плач и как их различить кап кап кап привязанный к ванне полулежа еще полуодетый кап кап кап именно на то место не то родинка не то палипула хрен ее разберешь кап кап кап вода точит даже камень – со временем она сточит и эту дрянь и освободит от него ее от него
ей не долго осталось терпеть скоро все кончится поправляет свою прическу глядя в мутное зеркало в нем отображается ее круглое лицо и потрескавшаяся Богоматерь и немножко обычная мать тлевшая на их глазах дыхание не передашь словами мой его голос не издаст таких звуков ржавого старого радио вроде того эта штуковина на голове торчала даже из под волос никакая вода не способна сточить ее она не камень а вредоносная опухоль или доброкачественная или просто морщина выродившаяся в форму неровного грубого шара когда он говорил эти слова последний раз я люблю тебя когда он их говорил шар еще был размером с точку и вообще едва заметен в может и не заметен вовсе вспоминая сейчас об этом старом он предрекает себе нечто иное как новое хоть ему уже и за сорок скоро случится новое надо только ждать а может девочка та замерзла пела чтобы е ее впустили в подъезд погреться рано или поздно кто-нибудь впустил бы ее уж до чего тонок и мил голос а чертовка но он не из таких защищать территорию территорию больных и умирающий крестоносец броненосец уважениялишеннноносец кря квя кря квя быстрым шагом он направился в комнату жены с него стекала вода тук тук тук стучал головой ей в дверь она не откроет это просто такой ритуал называйте это сексом или брачным контрактом как угодно он будет стучать пока не заболит голова и снова не придется ощупывать огроменную штуковину торочащую из волос это голова червя червь не может кусать только всасывать вы это знали хотя наверняка есть еще и черви с зубами эдакие из звездных войн огроменные но мы говорим о самом обычном черве таком которого так просто взять и поцеловать и скормить рыбешке боль усиливалась по мере того как он стучал в стену головой кап кап кап может скоро закапает и кровь если он продырявит себе башку кап кап кап он слышит как она не двигается может делает маникюр так почти бездвижно а потом будет краситься надевать чулки юбку и ждать клиента снова будет звонок в дверь да у вас тут жутко воняет тончайший звук – сирены звук песни сирены опасны и тем чудесны что обязательно что-то произойдет услышав ты их или ее пение посреди дождливого поля это выглядело бы более романтично а вот и кровь царапина которую он раздробил уже сотый раз кап кап кап надо снова идти в ванную приложить ватку с перекисью теперь он будет слушать звуки бессмысленного секса не имея возможности выйти не имею возможности остановить все это мать лежит и хрипит возможно неделя или две или чуть дольше он знает что может сделать вытащить ее капельницу и засунуть себе устроить себе маленькие каникулы в мир чудес сирен Сапфо и прочего прочего прекрасного станет ли он это делать обрекать мать на муки страдания ведь если сделает обратного пути не будет она будет стонать и визжать но ему будет все равно и жене его будет все равно и уж ее клиента это только возбудит еще сильнее – старческие крики боли мольбы о помощи он лег рядом с матерью аккуратно погладил ее сухую холодную серую руку как там вообще нашли вену он не понимал он медленно вытаскивал иглу медсестра наблюдала за процедурой только первые несколько раз в основном она читала журналы и курила на кухне медленно разработать мышцу вот тааак медленно тончайший голос – сирены голос

тук тук тук – у вас там все хорошо?

да, она спит. Все отлично. Он заткнул рот матери своим носком так, чтобы та не могла кричать она все равно может только кричать ни одного внятного слова вот уже год или два когда там у нее нашли эту чертову болезнь.

капельница кончилась?

еще нет! о, Матерь божья. О дааа.

Сделай мне больно сука сделай мне больно я тебе не сука ты понял жирный червяк головастик червяк я свяжу твой член чулком чтобы ты не смог кончить сука блять я свяжу твой член и он весь посинеет от боли и ты будешь страдать

космос скучная штуковина космос пуст и вещь в нем пуста не имеет массы и голова в нем пуста как скучно жить в космосе не имея вещи целой тяжелой которую можно подержать например руки чей то мертвой матери почти закончили медленно говорил он почти закончили перетаскивая иглу обратно в материнскую руку иду иду иду мои дорогие сейчассс потерпи скоро морфий подействует она скоро прекратит стонать я знаю знаю скоро будет очередь жены за ней следить сейчас у нас что глюкоза или кальций витамин б12 и еще несколько задница матери мало чем отличалась от руки вся серая сморщенная хорошо там не надо искать вен не забудьте покормить вечером она сможет глотать паштет купили купили кашу паштет паштет
долго ей еще долго ей еще жить
не знаю неделю две три
это хорошо комната будет пуста
да пуста
ты будешь ведь сдавать ее как и планировал
не знаю
чувак. мне нужно где-то жить со своей телкой
это не мои проблемы
я заплачу налом сразу
Господь с тобой, недоносок

тончайший звук – сирены голос
сирены пенье

ты такой придурок, понимаешь. Говоришь тут о Боге. Еслиб он даже и был. Зачем ты о нем говоришь?

Сирены пенье тончайший звук

ты такой ублюдок сука сволочь не любишь мать она умрет и какая память у тебя о ней останется как она серая лежала и кряхтела под капельницой да еще и капельницы у нее воруешь ты должен поселить там новую семью нам негде варить понимаешь негде больше варить тебя ведь не смущают запахи странные едкие запахи и если что-то загорится мы успеем прыгнуть в окно всего 3 этаж дальше будет гореть твоя жена сколько она берет сейчас за отсос я не знаю я не говорю с ней она уже в возрасте и не в совершенном виде я не думаю что много моя вообще не занимается со мной сексом потому что ей этого не нужно

я подумаю я подумаю прощай убирайся

но твоя мать твоя мать ведь еще не мертва я мог бы ну знаешь у меня не так много денег есть чуток порошка я знаю ты не нюхаешь толкнешь какому-нибудь подростку еще часы поддельный ролекс но как настоящий и смартфон самсунг гэлэкси выбирай что хочешь или бери разом все я буду аккуратно она же старая больная я все это учту просто невтерпеж понимаешь братан

прощай убирайся

жук ах ты жучара он все таки нашел его нашел его лежбище в одной из щелей и раздумывал что делать дальше уморить его там задушить распылителем освежителем воздуха или дать это твари божье право на жизнь четвертый раз он открывал и закрывал дверь жена никогда этим не занималась даже клиентуру впускал он они зачем-то говорили ему свои имена и протягивали руку жест дружеский какая уж тут к черту дружба сплошное отвращение он заходил в комнату к матери гладил седые грязные волосы нажимал как на кнопку на большую родинку на щеке линией очерчивал контур ее лица такой ровный будто она была совсем мертвая но еще дышала и что-то пикало и что-то волновалось внутри так тихо и спокойно как волнуется море после бури
Я люблю тебя больше чем ты можешь себе представить когда спиритическая машина наконец заработает ты сможешь представить возможно сможешь а может никогда и не сможешь любовь моя сирена сирена любовь моя песня моя любовь
зашел крокодил говорит давай понюхаем тут у тебя газу вон там где мать спит там и так все пропахло химией ничего не повредим долбанем вместе бахнем а
пропади все пропадом он залезает в ванную снова обмотавшись туалетной бумагой как мумия закрывает глаза представляя смерть представляя ее мгновение неделимую долю пустоты помноженную на бесконечность как прекрасно что-то капает но не на волдырь на темени куда-то в район правого глаза он слышит шум бодрящий шум от которого скоро разболится голова еще ведь работать всю ночь работать работа сама собой не заработается а ведь было бы здорово когда изобретут спиритическую машину наших мечт и снов тогда все будет как надо а сейчас надо работать или просто лежать мумия лежать мумия лежать уходи крокодил просто уходи покинь мою квартиру хоть она не моя в общем-то но налоги плачу я так что моя уходи крокодил я прошу тебя братан ты мой братуха сука на попробуй это иди в ванную свою и попробуй а мы прям тут взорвем только чуть чуть подвинем мать эту ей же не важно да ушные раковины уникальны как говорят потому маньяки некоторые маньяки отрезают жертве ухо чтобы опознать его существо его житие садовод через брод вялой рекой течет народ и хлеб несет война уже давно кончилась а хлеб все берегут как будто это бомба или секрет сирены тончайший голос сирены тончайший звук он прекратился ближе к вечеру а вдруг завтра начнется снова вдруг если горит квартира сначала мебель предметы быта потом стены заволакивает черной копотью конечно одежда предметы электроники люди горят последними люди обычно падают из окон тут всего 2 этаж можно упасть не разбившись или сбросить жену так чтобы она покалечилась и им платили еще пособие по инвалидности думаете мало извращенцев готовых накинуть пару тысяч за парализованную шлюху их больше чем я думаю чем он думает
так далее пока пожара не случилось крокодил и еще черепашка и гномик все сидели на кровати бабушки совершенно обескураженные он тоже присел чуть подвинув ее холодную ногу что дальше что делать дальше работать как работать где работать он внушил себе что где-то вероятно работает на самом деле просто открывает и закрывает двери уворачивается от потных ладоней блестящая кожа на затылке медленное погружение в сон перед телевизором на диване передача о диких животных

***

Он почуял утро солнце светило в восточное окно незавешанные шторы по телевизору гепард догонял антилопу или газель что-то съедобное квартира опустела даже жены не было он чувствовал их отсутствие если можно так выразиться их безучастность к данной обстановке мать лежала в прежней позе дышала кто-то уронил на нее сигарету и та истлевши оставила ожег он плюнул на рукав рубашки и вытер желто-красный след все равно это никак не повредит и не поможет ее скорейшей гибели утренний укол ампулы номер 1 и 4 по 1 штуке в мышцу дряблая ягодица там и мышцы то не осталось одна только потрескавшаяся временем кожа и гнилая плоть зачем все эти ампулы кроме того что положено по рецепту он не знал он никогда не интересовался только ставил подписи где нужно где нужно когда нужно растворял себя лежа рядом с ней с бутылкой водки в руке он смачивал ей губы чтобы получилось будто они пьют вместе она не могла их даже облизать он мягким движением пальца размазывал водку по щекам втирал ее в виски казалось ей становилось пьянее приятнее затем сам делал несколько огромных глотков и вдыхал едкий от лекарств но все еще в чем-то живой запах ее седых волос.

Его медленный быт
Их медленный быт

Сквозь дверную щель (сначала был стук каблуков, она не сняла туфли еще не время спать) жена просунула пачку купюр на еду в основном на лечение и уход за матерью в основном на этот дорогой сердцу и деньгам якорь их быта медленного быта уходящего утра перетекающего в день пока бутылка не опустеет и водочные разводы на щеках матери не будут напоминать слезы или какие-то неестественные выделения собственно что естественного осталось от ее существа кроме самого ее существа когда он чувствовал голод он немного посасывал сухой старушечий палец и ему становилось легче не в желудке нет хотя может и там тоже он думал что надо бы постричь матери усы они выросли уже достаточно длинными чтобы можно было наблюдать каплю медленно падающую с уса на губу жук заползал под тело тревожно будоражил сознание приходила медсестра все как обычно уколы капельница скоро все кончится подпишите тут на этот раз с ней был мужчина в костюме подпишите тут где тут тут подпишите тут подпишите подпись ваша подпись должна стоять тут простые формальности вам переходит ее квартира и все имущество она это писала еще в здравом уме это ее почерк? да она это писала около двух месяцев назад завещала хоронить себя по христиански она никогда не была верующей но завещала вам ее хоронить подпишите тут пожалуйста нужна ваша подпись чистая формальность вы пьяны?
Он осматривал комнату в ее малости и немногочисленности ее содержимого почесывая гладко выбритый подбородок ублюдок убирайся уже после водки мне необходим морфин он не уходил оценивал осматривал пытался поймать его взгляд из его головы медленно выползал метафорический червь и смеясь обвивал шею матери нет брось ее брось с вами все хорошо да все хорошо я просто пьян вы не можете подписывать эти бумаги если находитесь в неадекватном состоянии тогда убирайтесь вон я похороню мать прямо тут она тут уже похоронена разве не видишь недоумок проверь кухню к жене не заходи она попросит сначала деньги это будет забавно даааа червячок забавно наконец несколько спасительных блаженных капель как медленно потолок превращается в документ шкаф комод кровать и мать все превращается в документ как долго это должно длиться как долго происходит одукоментирование всего как приятно и как долго он слышит шаги медленно вытаскивает иглу и погружается в блаженное безвременье как у нас тут дела все хорошо все хорошооо боюсь мой клиент не находится в адекватном состоянии чтобы подписывать документ но он единственное доверенное лицо

Я НИКОМУ НЕ РАСКОЖУ ПРО ТВОЕГО МОЗГОВОГО ЧЕРВЯ!

л-л-лиццо то я уверен его подпись может быть поставлена вот вам ручка да да давай свои ручки бумажки убирайся к чертям вы не работаете я не работаю я забочусь это почти одно и тоже только совсем не одно и тоже я размышляю вам это интересно нет тогда да вот бланк бланк все уже оплачено когда когда ну понимаете когда ее не станет к вам приедут из агентства оформлять похоронные проваливай я все уже понял мне плевать я хочу видеть не тебя я хочу видеть ее ее последние дни хотя она слишком уж одинакова как и все мы да или как все мертвецы как все полумертвецы как хлеб его начало рвать прямо на собственную рубашку агент еле успел вытащить из его рук бланк жидкая зеленоватая блевотина стекала по рукаву и касалась пальцев матери он тут же снял рубашку и вытер то, что осталось на кровати и матери безумные болезненные глаза и спокойные безразличные взоры не взор а взоры их было тысячи он так полагал она видела тысячью взоров как умирает не она сама а безликий и равнодушный мир вокруг нее прибежала медсестра помогать с остатками блевотины дрожащей рукой бланк был подписан испуганный червожитель ушел оставив их втроем с ней такого не должно случаться она на противорвотных извините это я у меня проблемы с желудком вам бы меньше пить и больше думать о похоронах думать о похоронах что это вообще значит думать о похоронах все это отпевание отмаливание мочеиспускание в ротовую полость как бы он выразился нет ничего более извращенного чем ритуальные похоронные обряды лучше действительно помочиться ей в рот и засунуть в какую-нибудь яму забыть навсегда это прекрасное существо когда-то родившее его и ставшее для него почти всем на протяжении первых лет жизни как это обычно бывает равнодушие растет по мере взросления и старения как это обычно бывает священник скажет несколько слов а была ли она хорошим или плохим человеком? она была просто человеком вообще ничем не выделяющимся человеком который за всю жизнь сделал еще одного человека и растил его по мере возможности который старел пока старели вещи вокруг не меняющиеся лет тридцать какие-то фарфоровые куклы и чашки из которых никто никогда не пил пыльные полки жуки тараканы настенные жители норы выделяемые газами старея начинаешь умирать быстро или медленно в одночасье ей выпала первая карта умирать так как никто не хотел бы умирать но жить так как хотел бы жить каждый в блаженном сне собственного подсознания миллиардом взоров пялясь на скучный и непонятный мир



Ступни, остроугольные, с пожелтевшими ногтями на пальцах, редкими седыми волосками примерно сантиметр длиной, далее – щиколотки очень резкие, аккуратным скульптором вырезанные с еле видными венами, икры с обрюзгшей серой кожей и двумя бородавками на правой, из бородавок торчали волоски, колени сложной структуры, будто она вот вот приготовится прыгать с помоста в бассейн, будто напряжены, на левой большой рубец – в детстве упала с велосипеда и был лишь маленький шрамик, далее ноги быстро расширялись к непропорционально большому тазу, заросшая седыми кудрями интимная зона, волосы до пупка – глубокого, со сложным кожно-шовным рисунком наподобие Инь и Янь, в целом – упругий живот, но с висящими складками. Без пролежней, врач ясно велел ему каждый день переворачивать мать на бок и потом на другой бок и потом эти упражнения с коленями, если произойдет чудо и она сможет ходить. Ха! Чудо… Две груди похожие больше на какие-то гнилые куски мяса с прилавка супермаркета. Широкие, неровные соски. Руки сложены вдоль тела, на месте сгиба все утыкано дырками от уколов и капельниц, если поднести нос ближе – чувствуешь запах лекарств и йода. Тончайшие предплечья, грубые локти (помните скульптора?), ладони лежат так, будто просят что-то в них положить. Такие хрупкие и тонкие пальцы…Он положил в ближайшую к нему (правую) банан – единственное, что было рядом. Хотел съесть его сам, но желание пропало. Впервые за много месяцев на матери не было никакой одежды, никаких трубок, иголок, торчащих из вен. Она была чиста и отвратительно мертва. Держала банан, как умалишенная. Он засмеялся, представляя ее на цирковой сцене. Затем долго плакал, уткнувшись в другую, свободную от банана руку. И еще долго сидел, зажав голову между локтями, в приемной похоронного бюро. Тончайший звук – сирены звук. Он слышал его и плакал. Какой, должно быть, жалкий и вялый был у него вид.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah