RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
|  Новый автор - Марьям Зиаи
|  Новый автор - Виктория Мамонова
|  Новый автор - Дария Кошка
|  Новый автор - Михаил Парамонов
|  Новый автор - Виктория Русакова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Анна Гринка

Земля и остальное

03-04-2019 : редактор - Тимофей Дунченко





Шелест

я никого не смогу адаптировать к такой грибнице из берёз

в который раз страшно:
миссия идёт поступенчато
конца и края планете нет
полезные ископаемые видят полезные устойчивые сны
сытные железистые тени

но никто здесь не может дышать

белые ветки всё глушат
потому что сами дышат
отчаянно

когда я пыталась срезать
они в отместку прокололи перчатку
вдохнули мою кровь
и целую минуту грибница была красной
а потом и чёрной а потом ещё более ослепляющей
чем прежде

куда им дышать-то
давно уже я разбила зарыла
их последнее лёгкое
(отличалось от дождевика
только серыми твёрдыми прожилками
оно отталкивало от себя всякую грязь
но не отбило удар и тяжёлый багровый песок)

и вот всё равно чем-то продолжают
вдыхать шевелиться
проклятые берёзы
не спотыкаются не глохнут

обрастают каждый камень
везде передвигаются
высокими гибкими толпами

однажды они умудрились –
обступили скафандр
и я услышала музыку:
кукольную песенку
случайно сложенную из попеременно свистящих
их внутренних трубок

(это было знакомо и не было уже странно
что они вобрали умирающий кальций
из старых захоронений и многочисленных руин
но то
что крутят из него подобие полых костей
и вживляют в себя –
вот это по-прежнему дико)

обступили значит
с песенкой на фоне
бились о непроницаемое вещество
хотели быть ранеными
и ими спокойно были –
сок вытекал
густел
я боялась что так берёзы сажали
новую ветку грибницы
на защитный костюм
и после прорастут в его защите

но застывший сок осыпáлся
значит таким образом они не могли себя переместить
только разбивали молодые ветки
ещё не давшие споры

и тогда пришло в голову
что это их способ говорить –
показать свою кровь
точнее – её выдохнуть
в обмен на мою

наверное моя непрозрачность
казалась им смертью –
сами-то берёзы колыхались
просвеченные насквозь
набухшие забранным воздухом
который не отпускали и не перерабатывали
просто держали взаперти
время от времени прогоняя по своим трубкам

были ли они напуганы?

позже
очищая скафандр в своём убежище
я долго об этом думала

что такое происходило здесь
много лет назад?
почему берёзы поняли потерю крови
как способ общения или даже чей-то язык?
они усиленно подрезают атмосферу
будто не хотят чтобы здесь снова кто-то поселился

упрямые обитатели

бороться с ними или пробовать договориться?
набираю отчёт
передаю
ожидаю ответа

страшно засыпать:
уже не первую ночь снится тяжёлая жидкость
выходящая из неизвестной мне коры
в ней отражаются
загрубевшие тонкие высокие тела
гнутся под сильным ветром
но не сходят с места

дробные верхушки
покрыты пластинами
в потоке воздуха они бьются
иногда срываются
иногда летят

их звук заполняет всё и поднимается из жидкого экрана

не похожий ни на что
он над головой как единственный
остров

шёпот который не прячется
дурная радость
и ужас

вспухшая рябью
чужеродная тишина


Начало действия

кроличьи следы ведут за шерстяное поле
в котором братья растворились давно и ревели
волнами затроганных скрипучих дверей сарая

от поля идут кабели
и висящие на столбах мониторы кормятся от них
показывают закольцованную запись:
рубку деревьев
склады
ряды
переработку в доски
скольжение внутрь грузовика
заводящийся мотор
долгую дорогу к пустырю
и замедленное кружение на определённом участке

кольцо движения постепенно сужается
до тех пор пока привезённые деревяшки
не начинают тянуться из кузова –
тогда и место пускает клейковину

оно притягивает мягкие плавные доски
слой за слоем оно скручивает вокруг себя кокон
а после отпускает зацикленный грузовик восвояси

какое-то время это одеяло крутится-трещит
обтёсывается до приемлемой формы
останавливается в виде сарая
замирает и начинает чего-то ждать
крупным планом показаны просветы между досками
за ними заметно копошение лапок
округлых боков и – кажется – длинных ушей

тут фокус сбивается
на экранах обрывается запись
идут помехи
и всё начинается сначала
но кто умеет мысленно ставить на паузу
тот замечает что помехи состоят из серых торопливых шерстинок

если же отвести взгляд от экранов к полю
в его центре можно увидеть тот самый сарай –
но уже полуразвалившийся

кроличьи волны с невыносимым звуком открывающейся двери
разбегаются с отдалённых краёв
врезаются в обломки
рушатся затихают
а потом идут на повтор
будто это тоже на чём-то записано

и спокоен ветер
и вот надо же –
додумалось голое место
заводить себе
содержимое таким диким способом
не зная ни дробления ни контроля
ведь здесь неживое только поначалу появлялось отдельно от живого
ну а потом место не выдержало и пустило всё сразу единым огромным куском
даже не расщепив на разных кроликов
не говоря уже о звуковых
эффектах

это можно понять просмотрев запись и сопоставив её с нынешним состоянием поля

спасибо конечно тем кто вовремя замечает
начало действия
и ставит мониторы проводя к ним излишки энергии от заработавшего места
таким образом оно ворочает дела и одновременно их регистрирует –

дивная экономия и хоть какая-то
самодисциплина


Звериные звездолёты
поплохело в венах
растущего возле нефти леса
из-под вен у него пошли деревья
уже не вверх а с жирным наклоном
как чесали бы их против роста
слишком частой тяжёлой рукой

возле нефти не бегают зайцы
но лежат их напитые тени
на деревьях не греются белки
но теплеет кривая кора
остатками прикосновений
волосок к волоску хвоста

плюс-минус роса поднырнувшая
в мелкую землю (безопасность, надежда)
разрушение тут же и на месте
уходят вниз все старые постройки:
дубы берёзы сосны заячьи корабли
больше не в звёздах не над сосудами а внутри

нефть ковыряет каждую часть
каждую площадь основания
бубнит лесу
стрёмные шутки
новости неинтересные
чтобы звездолёты выросшие из него
слышали
корнями возились замешивали в тесто
мерный подземный стук
в него же оседая

и опавшие каюты такие же листья
опавший двигатель споры пустил
оглох и почернел заячий старпом
чёрные звёзды в глазах
чёрные струйки в губах
завалился набок под голым кустом
чтобы видеть наиболее зрячей стороной
космос покрытый небом

"и поэтому не чёрный
и поэтому там тихо как под одеялом листвой
тихо
от земли не доходит дотуда ни крика ни чиха
тихо
и ничто не бормочет не ходит под тамошними кораблями
которые уже даже не лес
а и вовсе причёсанный парк
настоящий же флот оторванный"

– лежит он ушастый и думает


Слойка

|

пятна не наши и не того пота
следы не одиночные а скученные
протянуты вдоль всегда и вместе
и именно так
я определил чужое присутствие

моя планета тут же захотела
заныкаться в меня
я чувствовал как уменьшались горы
ныл океан и кукожилось побережье
лезло под язык летучим оранжевым песком

другие тоже жаловались на то что приходилось
выковыривать родную землю из-под гребня и рудиментарной чешуи
эта планета трусливая к тому же не родилась сама
но мы к ней привыкли
поэтому подползали не выпуская из складок
боязливые тёплые камни

планета разбирала себя по частям
но мы могли это остановить
прогнав поселенцев
всё бы решилось

вот только её тяжесть так приятно ласкала ноздри
заполнив капризные лёгкие
не привыкшие к долгим походам

мы переглядывались в засаде
понимая брат брата
сестра сестру –
нам нравилось что мир уходил
не куда-то а именно в наши степи
внутренние сырые длинные степи
наших огромных утроб
хладнокровные пастбища
там она была жизнь
от захватчиков отделённая
хранимая

она как бы хоронила нас изнутри
тем самым объединяя:
каждый мог сказать
дескать вижу тебя родной
когтистые следы твои в разорванном водопое
его кусочки теперь под кожей моей дрожат
всего тебя несут в отпечатках вглаживают в клетки
вся где ты ходил ничейная нечаянная земля
теперь во мне спасается от внешней угрозы

проблема только в том что планета
значительно превышает нас

хоть и старательно мы плодились
но принять её всю под опеку в нынешнем состоянии нашего рода
значит лопнуть разбухшей кожей
как переполненный каменной мякотью плод

нет на такое пойти при всей любви – не можем
а потому поселенцы милые захватчики
дорогие дураки чужаки –

всё-таки надо вам умереть

||

нам пришлось выесть ваши следы из почвы
чтобы уменьшить её волнение
пригладить страх
успокоить желудки
в которых планета сидела
грязными заплатами
жирной болотной икотой
родимой густотой

к вашей стоянке мы подкрались
ещё в полярный полдень
длящийся до колючек в горле
но не решались напасть так долго
что успел наступить трёхлунный вечер
сквозивший до звона в трёхуровневых зубах
троекратная ночь скоро должна была взойти
когда мы подняли гребни и выступили

огни вашей стоянки
сначала плыли под нами и запах был близок
как самые пряные корни
вшитые в память о детстве скорлупном
потом мы воины нырнули в овражек
и полетели над нами неприятельские костры

оставалось подняться с того края
и разбить вас дорогие наши
гости планеты
только вдруг окончательно зашевелилась трусливая земля
зашаталась и хотела по привычке спрятаться нам в кожу
но не рассчитала родимая –
сомкнулась поверх

обняла будто хотела спасти
впервые защитить а не просить защиты
ага конечно
на вкус-то всё равно и на запах
была она сплошным страхом

III

так вот мы и лежали у неё в груди
как в скорлупе обратно
тепло и влажно
только нечем дышать
говорить тоже нечем
зато прекрасно слышно
ваши поселенческие тонкие голоса
удивлённые движением
дробящихся плит

ах мы не успели –
грустно кто-то из наших булькнул ноздрями
так что рябь уловил каждый запертый в земле
и заботливо – как земля поучала – переварил

IV

знаем что дальше теперь будет паника
но помечется она и может быть найдёт новых защитников
вот хотя бы вас дорогие нежные чужие
вот хотя бы вас обнимет дождём эта планета
и пропишет трёхкратной радугой договор

будете жить любоваться бродить и множиться
вскапывать почву
густые коренья искать
этот край замечателен:
слоистый узорчатый дикий
косточки прямые и косточки изогнутые кушает земля

её центральный слой сделан из первых
второй – из вторых
третий – из следующих
четвёртых – из живших после
пятый – из смелых
шестой – из почти победивших
седьмым – будем мы
а восьмой это будущий слой

V

восьмые
пока вы живёте
будем рады вас ждать
по чешуйке отскакивать под камни
по сегменту под ваши когти
росой поблёскивая
посматривая в небеса

кто-то ещё прилетит оттуда
пугающий
очередной

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah