RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Виктор Качалин

ГАЛИЛЕЙСКИЙ ВОЗДУХ

04-04-2012 : редактор - Сергей Круглов






ПОСЛЕДНЕЕ УТРО

Апрель жестокий месяц, но не в Галилее,
здесь вяхирь не спорит с чайкой о ветхом и новом,
здесь стаи белых цапель облистают вечер,
а пеликан над морем взмывает утром,
глубок и глуп кошачий взор маякающего к дождю павлина,
горчичные поля слепят, не ослепляя,
дымится влажной лавой кратер Кинерета,
покой субботний полон, как облако над Кармелем,
и роза Цфата, и гибискус Хайфы сверкают
воскресной кровью.

Вдруг черно-белый хамелеон пробежал по кипящей разными цветами книге
и исчез на черно-белом фоне добра и зла -
ведь это стильно, это мощно, это слабо! -
приговаривая про себя: "Ведь все чисты, здесь все в грязи,
и кто поймет, кто не поймет?"

И бодрый змееед из гор Кармеля, из пустыни Аравийской
прощелкал клювом: "Ешь, птенец! Не подавись -
дух убивает, буква - животворит, лишь буква привлекает дух,
как нас с тобой - змея. По-братски делим
мы ядовитую. И дух - придет, не может не прийти".

И горлица поет о невозможном,
но все возможно любящему в ней.

2.4.12


+++
Дважды и трижды Иерусалиму
сказано быть и разрушиться снова,
семь хлебов преломить,
две рыбины в год
и одну Марию.
Громом пахнуло и ветром с Кармеля.
Собирается дождик четвертый день -
но грозы не будет.
Галилейский воздух. Камни молчат.
В первый день пасхальных каникул
дети играют в мяч во дворе школы Корчака.
Дух дышит где хочет -
приходит рано, взбегает в любое место,
не мимоидет, предвиден, не узнан.


ЭФИОПКА

"Пока ты идешь по лестнице,
довольный, усталый, с новой войной
и с нагорным вином за плечами,
я плачу внизу - не оттого, что я потерялась,
мой дом напротив твоих дверей.
Я сама к тебе постучусь
и спою тебе песенку -
ни о чем, о долгой счастливой жизни,
о том, что весна пришла -
радуясь и страдая
очистить место
от стен Иерусалима,
от купальских огней,
от снов Галилеи" -
так пела мне девочка-эфиопка,
а я и забыл, что вчера
было Благовещение.


+++
И море тонет в снах оливы,
подрастворив в себе затверженное небо,
куски колонн вокруг фонтана в Табхе
припоминают в полдень старые обеты,
горячий воздух - не вино! -
дрожит в базальтовых давильнях,
и море - галилейское, живое -
давно твои охватывает ноги,
и слёзы льёт, и умащает мирром,
но мир неузнан.

Тогда, отрезав волосы,
на ветер отпустив их, сонных,
и солнечным огнём хрусталик смятый
повыправив - надрезав зубцами Цфата
перенаполненное сердце,
ты ощущаешь грудь упрямой Галилеи,
и лоно, полное цветущих молний -
вот так, узнав друг друга,
вы рассмеетесь оба на обрыве,
но мир неузнан.


В НАЧАЛЕ НИСАНА


Авессалом утвердился в Хевроне,
Гоголевский нос касается мраморов Кесарии,
Цезарь смотрит "Мартовские иды"
и не узнает себя в Давиде,
плачущем о мятежном сыне, ласкающем арфу.
Галилейские кудри запутались в римском дубе,
каменный, резной рай для сына улитки
оказался еще тесней. Ласточка режет небо,
влетает в аркаду, ей неважно, век седьмой
или двадцать первый.





+++

Кармель не виден из-за хамсина,
Хермон не виден из-за тумана,
снег на его голове - убегает от взора,
брошенного от Галилейского моря.
Снежный пир и дождь не уживаются вместе,
а вода прибывает тихо, словно возлюбленная,
и будто нож, входит в меня свет звезд.

Приближаются Бык и Венера друг к другу -
первыми засверкали на небе.
Перейди Иордан по мосткам - невидимый ночью,
оглянись на небо - их будет трое:
Марс убрёл, и набегает Гермес триждымудрый
с надписями из пустыни,
а корова-ночь,
две звезды на боку вздыхают -
пасётся себе, мнёт анемоны, поднимается выше
на гору Йетро, где пещерные своды
обнимают входящих с миром,
где бесноватые бьются о камни,
а за ней шагают два близнеца-теленка,
золоторыжие, как волосы у любимой,
и над ними взлетают и снова кругом садятся
тени белых голубок.
Одинокий гусь кувыркается в небе,
пойманный горным ветром.


* * *
Ясная, невыносимая явь
избываемая тремя ветрами

водоносы, полные зерен и свеч
и малая чаша с белым вином

летящий павлин
раскинувшийся крестом

гости с ясными глазами
помнящие затопленную тайгу

андрогины помогающие
перейти поток

по камням разномастных мозаик


+++
В небе безжалостный сладкий ветер
песнь поет корням кипарисов
белому сердцу-камню некуда скрыться

Миг - и вырвется лист из книги
ласточка - из глаза ангела
изваяние дня - из ивы

я погружаюсь беззвучно
в закрученные к сердцу
острые лозы

Цфат, 11.3.12


+++
Рыбы, пляшущие в хороводе
на юбках финикиянок,
звезды, бегущие друг за другом
к невидимой сердцевине,
кровью прикормленный Уроборос,
кусающий собственный хвост -
сегодня все либо сходят с ума,
либо тонут в любви,
но их не вспомнит молодой равви,
молящийся ночью в горах -
прекрасный, как ночь,
неподвластный ей, как месяц молодой.
Он - камень, поющий между солью пустынь,
оазисом и океанской водой:
"Успеешь до войны
спасись из огня
и погрузиться
в прохладу слов?
Затем - вернешься,
о себе не мня,
к сестрам купины".

Хайфа, 9.3.12



* * *
взял на память
самородную медь из Тимны -
где в пустыне Йетро
поприветствовал Моисея,
одарил его щедро
мудростью и Ципорой,
а Илья желал себе смерти в полдень.
Где же ливень,
где тихий холод моей Галилеи?

Эйлат, 12.3.12



* * *

МОЗАИКИ В ТАБХЕ

Хлеб и рыбы - почивают в камне.
Нил не поднимается до "эты"?
Красный ибис клювом бьет дамана,
Птицы пьют нектар и тешатся любовью.
А павлины - вперились друг в друга.
Лишь фламинго - в вечном, нежном,
страстном поединке
со змеей завета.

13.3.12




+++
Вглубь Галилеи,
вглубь гор, тающих днем на языке неба,
разметанных ночью огнями слов,
звездным семенем бархатных книг,
на берег Кинерета, где весна
превращает странников в рыб -
невозможно укрыться
в кипящем море на дне котловины,
но, пока не настало лето -
ныряй в глубину,
не жди обретения, не жди окончательных новостей.
Перетертые рыбьи хребты
скрепляют камни исчезнувших городов -
напиши это тушью по мокрой бумаге,
пророкам алмазы оставь и резцы
и смотри - в виноградных глазах Галилеи
наливается парус воды
потоками с гор, светом из глубины.

КНИГА ОГНЯ

Незаметно подбирает перья весна
Очиняет перо одним ударом света
Расщепляет ночным ледяным ножом

Изображения – бой затевают
Книга огня написана чернилами воздуха
Сухая роза, орех, капля воска –

Отправляются в солнце,
В печку воспоминаний.

Тебя не тронут
Иные земли.

Февраль – апрель 2012

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah