RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Светлана Богданова
|  Новый автор - Юлия Подлубнова
|  Новый автор - Виталий Аширов
|  Новый автор - Андрей Родионов (СПб)
|  Новый автор - Рамиль Ниязов
|  Новая книга - Татьяна Нешумова. Надежда есть, но ее не существует.
|  Новый автор - Лиза Неклесса
|  Новый автор - Александр Самойлов
|  Новый автор - Римма Аглиуллина
|  Новый автор - Ангелина Сабитова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Ольга Передеро

09-04-2018 : редактор - Евгений Паламарчук





Поэт, переводчик.
Родилась в Алма-Ате. Окончила литературные курсы ОФ «Мусагет». Участвовала в Форумах молодых писателей России и Казахстана, в поэтических слэмах, участник поэтических фестивалей «Сөзыв» и «Полифония».
Публиковалась в Казахстане («Аполлинарий», «Ышшо Одын»), России («Полутона», «Воздух») и США («Reflect»). Живет и работает в Алматы.


Лиахим
кричу тебе
ты красив даже наизнанку
вверх ногами
задом наперед
лиахиМ


***
жизнь тяжела и неповоротлива как женщина на последних месяцах беременности
кого она носит?
узи ничего не показывает
жизнь с трудом наклоняется чтобы обуть свои армейские ботинки


***
эта жизнь создана вовсе не для жизни
а для медленной смерти
чем быстрее посмеете жить
тем скорее умрете
здравствуйте!


***
вот болит Бог
между рук
между ног


***
пьяный запах осени меня уводит прочь
но астроном говорит: просто земля слегка отдалилась от солнца
но ботаник говорит: это всего лишь деревья - хлорофилл, фотосинтез
а кто-то третий хохочет: вот вы дураки! дурачье несусветное! - и плачет от смеха


ОНА

сколько ни живу никак не переживу ее
а ведь так переживаю

и она за меня тоже беспокоится

у пастернака сестра одна была – жизнь
у меня их две
имя второй не произносится на ночь


(название статьи) как микробиологи разглядели в сыре лабораторную модель человеческого организма

как мы все живем в сыре
в плесени сыра
в сыне
бога
которого упразднили
но он никак не отомстит нам за это
впрочем говорят мы все уже умерли
скоро ли проснемся оттуда?


***
я так люблю нет другое не люблю а больше иначе совсем и глубже именно тебя
но без имени а еще даже твои гадости но больше глубже и так далее тебя
но больше даже больше тебя именно


***
…и только ночью твой призрак приходит
и мстит
в маске бога


***
сон вспоминает меня -
вещий вечный сон, где
бог говорил со мной
моей правой рукой


***
случаются дни – пни
давно без дерева
случаются
дни – деревья до небес
случаются дни – распни
его распни
кричат
сегодня день – дерево
что хочет быть срубленным
для распятия


1.
ты приснился так тяжко и грандиозно
снова не любил меня как впервые
и оттого между нами появилась тайна танца
танца без ног

2.
так много тебе о тебе писала
а все мало
спляшем-ка напоследок
приглашаю

3.
буквы падают в этой пляске
лицом вниз
заплетаются все языки мира
как и наши наяву (помнишь?)

4.
от тебя мне не проснуться
явь охмелела
заразилась сном

5
это правильно, что в английском для сна и мечты
одно слово
ты – мое оно

6.
говорят мужчин несколько миллиардов
ничего подобного
многообразие истончилось
до одного сна


ХЛЕБ в моей левой руке
(ты моя левая рука моя рыба мой хлеб)
(Хлебникову тоже посвящается)


думаю о тебе не как о тебе
а о ТЕБЕ

и если мне кажется, что скучаю по тебе
не верь

скучаю по ТЕБЕ

тебя почти нетнетенет
почти нетнетнет меня

но ТЫЫЫЫлл есть
где есть ЯЯЯЯвь

и МЫ поёмся губами

как те самые
Бобэоби
и мы поёмся (пьёмся) Лиэээй

так на холсте каких-то соответствий
МЫ
вне протяжения живём Лицоммм
Мм


***
та музыка течет сквозь меня
меня рождая
и вот я новорожденная требую молока поэзии
дайте дайте дайте
кричу
дайте карандаш!


(творение)

смотри я вышептываю тебя
выцеловываю

так говорил один поэт про свою ушную раковину, которую творила его любимая,
шепча
хочу повторить неповторимое

смотри же:
гуууубыыыыыыы
вот верхняяяяяяааааааа
вот инжняяяяаааааааааааа

и языыыыыыыыык
нас соединяющий

но нет получилось жалоооооо
до самых глубин жалить чтоб

и глазаааааа
твои
блядски бесстрашные праавыыыыыыыый
лееевыыыыыыыыый

ноооооооос
ушиииииииииии

твои морщиныыыыыыыы

а теперь твои пальцыыыыыыы
руууууууук
нооооооооог

помнишь, как ты боялся, что буду целовать твои пальцы ног
но

я просто смотрела им в глаза

остальное дотворю в тиши

тсссссссссссссссссссс

тыыыыыыыыыыыыыы


***
знаю знаю некрасиво пялиться на красивых
мужчинженщиндетей
только на собакптицкошек можно
хотя нет на детей тоже можно пока не видят родители

часто надеваю темные очки чтобы безнаказанно
а ты тогда сразу спросил как раскусил (надкусил): это чтобы на меня смотреть да?
самодовольный дурак
не давший даже себя любить
а ведь это был тот редкий случай когда я их надела для своей своей своей
красоты

пялься!


***
а я хочу открыть тебя
открыться тобой
и пусть это дико опасно
и пусть мы станем двумя хирургами, оперирующими друг друга, осознанно-
неосознанно в крови, в исцелении – так пребудем
а потом, наверное, реабилитируемся

секс как смерть такая древняя тема, что даже как-то неприлично ее поднимать
а я вот подняла
она тут валялась на полу
в половом вопросе


***
мы с тобой были синонимы, стали антонимы
сейчас мы оксюморон
главное - не скатиться в тавтологию


***
у тебя этот особый поэтический акцент
пронизывающий речь
и все же моя поэзия понимает твою
иногда
в моменты взаимной смерти прозы


***
твое имя проступает у меня на губах
им чешется язык
твое имя произносит плоть души
бескрайняя плоть души


***
они притаились за стеной слова явь
являются всей толпой
распахивая объятья как учебник некромантии
на странице номер вдруг
в самый горячий миг
оживления привидений, мытарств не воскресших святых
смотри в окна притворств
они не мыты с прошлого чужого прихода
и тут ты!
такой незваный
в тартарары мира
как укатившийся в беспамятство шепот
двух любовников, кто
древнее мира миров
когда они тут ночевали?
кажется, еще
до его сознания


***
пока парадоксальные метафоры сосут кровь на небесном столе
восприятия тушку разделай и приходи
в тот дом что вечно напротив
не забудь грубые откровения
их тоже приводи
хороводом запретностей
в открытые двери нужды
я та которая
ты же знаешь
воспрянь
ухом неземного
смейся во весь рот!


***
и вот я чую чую этот аромат боли хватаю любое пишущее устройство
проводником
только этот дух уводит меня в меня в глубинные звериные глубины
где уже нет меня а одна сплошная темная поэзия ее черный материал
норовит назваться рвется буквами наружу
он как тетраграмматон тот чье имя неназываемо
но если оно есть язык найдет запретный путь к нему
неуёмный гибкий мясной язык


***
растревожена тьма материей укройся на
спутать там и тут куда зовут куда ведут дух
захвачен в плен плетью свободы
ее рабство красит мои сны ночью ночь
ночью день тень распрямись вгрызись в мои глазницы
мы прямо мы мимо смотри в трюмо трюма тьфу эти игры прочь прочь тигры в ночь
вновь не спят
пятерней держи жизни виражи крутые пикЕ
на пИке по имени выскочка

это не точка


***
перевернуто твое лицо вниз глазами вверх ртом что жадно открыт для даров небо
и дары падают падают падают и разбиваются расширяя твои перевернутые глаза
ужасом простого бытия распростертого перед ними
они тоже жаждут даров в великую эпоху потреблятсва
подставляй дырявые ладони до дна выверни свое ожидание


***
что записано вертИтся не вернется не крутнется назад эта лента красная розовая
черная
признаться не спеши напоследок
отложи до встречи наоборот до той самой встречи что некогда пока никогда не
настало
устало
сказать здравствуй умело
скакала девчонка в ритме буги
суки вытворяли штуки
нет нет нет
ты наивности не корчи
это пламя обжигает в полночь
руки прочь от смелости невинной
если слава рушится напрасно
разгляди красотку в платье стона
стань собой от дивного укола


***
быть может свет преломится хлебом
воды глубокие станут вином
и мы причастимся раз
два увидим осознанные сны
друг про друга враг про врага
а три нас станет трое
в этом алхимическом великом делании
пора пора быть может
сквозь поры сквозь зазоры
через порки (пуркуа па?)
какого-то большого папы (небесного подземного)
вырваться
четвертым из всей троицы
и нас станет едино во многом
и настанет раз – свет
два – тьма

и так далее


***
думаю о вечности внешности и вечности-внешности о внешности вечности
думаю о белизне зубов
о странных достижениях вроде дивной неземной красоты
о боге
то о том, то об этом
бог глубоко изнутри шепчет мне о красоте ногтей
цитирую «быть можно вечным человеком и думать о красе ногтей»
«думай» - говорит
«и тогда тебя ждет вечность»
о-па! – уже не ждет
уже идет сквозь меня
течет своим безвременьем
и ногти мои растут растут
и вечность моя растет растет
сельдереем


идеи для снов

                                                                 «Мы созданы из вещества того же, что наши сны…»

мне могли бы присниться медведи
игрушечные и самые настоящие
насколько там все может быть настоящим
размером с сон
и вот нам вопрос на подумать
та реальность и эта

медведи и мишки эти
неизбежно меня пробуждали б
к чему-то большему
к чему-то тайному
к чему-то явному
к чему-то зовущему
на перекрестке между моей подушкой
и дверью которую так важно трогать во сне
понимая: ощущения столь же яркие!
и где она грань
между мишками медведями и жуткими мишутками
то есть между тобой бесстыдно аутентичным
и моими проекциями
такими сияющими

застрять в переходном периоде
в вечном пубертате
не решаясь созреть
чтобы хрустнуть на чьих-то зубах

и пусть мне останется 19 лет
последнее «teen»
этого срока
все так же буду стоять и знакомиться с тобой на балконе

пусть этот сон снится и снится становясь все осознанней
пока я не проснусь
чтобы увидеть

ты ли это

удивляй


***
проанализируй меня о проанализируй
я сделаю гадость а ты меня проанализируй
я плесну тебе виски в лицо а ты меня проанализируй
я не выполню свою работу
а ты это проанализируй
я буду сволочью стервой дрянью
но ты не смей даже так думать обо мне
ты анализируй
даже когда я убью тебя
последний твой вздох должен быть аналитическим
мой нежный мой вечный аналитик
мой безупречный божок с ласковыми руками-щупальцами растущими из мозга и
из сердца
не вырваться иначе из твоих солнечных объятий моря рождества
за окном цветут деревья распускаются закаты мы лежим обнявшись
наше соитие было неповторимым а вот его не надо анализировать
нет не надо

еще
еще


***
прекрасные люди говорящие о политике
большие люди говорящие о большом
в моем словаре только я и ты
но ты аж мир
после диалога нашего
долго прихожу в себя
мир переворачивается на другой Бог


***
старость из недалека улыбается мне беззубой улыбкой младенца
ничто ее не испортит утопленницу славного мира
гордость прожитых лет прахом падает к больным ногам
приди ко мне – манит она
а я скоро – отвечаю, не торопясь
скоро свет сойдется клином


***
как же спешит эта птица выкричать свою тёмную песню весне прямо в её зелёное ухо

ЖИИИИИТЬ -
кричит птица без передышки


***
пока есть рот пускай он не соврет
пускай кромсает тьму мою твой лижет свет и пот и стонет ночь пусть
станут наши рты одним
густым горячим воздухом и сном пусть
ловит этот рот летящих даймонов за хвост
и рвет
как целовались мы с тобой зверинец мой обыденность нам не грозит
грозит нам ад
его люблю сегодня ртом где сны горят и говорят
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah