RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Иван Фурманов
|  Конкурс для молодых писателей всех жанров.
|  Новая книга - Василь Махно. Частный комментарий к истории / перевод - Станислав Бельский.
|  Новый дежурный редактор - Андрей Черкасов.
|  Новый дежурный редактор - Татьяна Мосеева.
|  Новый дежурный редактор - Антон Очиров.
|  Новый автор Рабочего стола - Олег Чмуж
|  Новый автор - Владимир Богомяков
|  Новый автор Рабочего стола - Владимир Алисов
|  Новый автор Рабочего стола - Алексей Сечкин
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Евгений Пивень

другая вещь

09-04-2018 : редактор - Андрей Черкасов





МИНДАЛЬ (фрагмент)

 
77

когда все певчие буреломы 
займут превосходные места
пальцы лягут на переломы и слышишь

78

чё кутаешься в туман в крыши в тумане будто со рта
моего паук выкарабкался
это даль вплотную-вокруг засияла  

79

помимо того внизу и того наверху
у приобретённого дома есть хозяин 
в одной руке его кишащий шар кишащих глаз

80

боль толчками отпускает
и растекается
красноречный всекомнатный взгляд

81

галактика
подснежник
и под снегом

83

далёкий путь стекал по стеблю
в тёплое зерно и на каждом повороте
я руководствовался этой вывернутой свечой

84

женщине третий год по маршруткам просящей
денег у пассажиров на пересадку сыну костного
мозга кто-то вложил в пакет котёнка

и она вернулась  

85

розы растут
где угодно часам
часы освещают их трепетно

86

- очередная буква города оказалась легче
воздуха и вознёсся ты на ней, что видишь?
- наконец-то окраины, подступающий праздник,

87

выпрошенный стреляющий сахар
мчится напоминая за твоим транспортом
встречая встречные как заграницы и первое молоко

88

в несовпадениях тела тела и нас
гирлянды ласкают существующих зверей
между несуществующих огней

89

распавшегося дома я слепила тебе хилую луну
в террасах заболоченного водоёма  
учим танец тысячелетние младенцы

90

сегодня все молчат. полируют погоду,
прежде чем войду, они сделают морду степью:
«проблемы со зрением?» - «нет, и вас нет» 

91

к вечеру подберёт их толпы раскрашенная 
пятница в гости к ним в передние комнаты
поставит на стол голоса 

92

отпетый входит в свою могилу
и разрывает её на части

93

пух осотовый тащит в небо лабиринты 
всех помещений когда-либо лишённых стен
душа ли есть на уровне квантовых посиделок
94

(улица в дальнейшее не упирается а мультипликационно
слистывается в прожилки мне кажется на
этом километре мне придётся оставить вас)

95

миндаль так вплотную
что выдохнув высоту
теряю её навсегда

ДРУГАЯ ВЕЩЬ


1

я догадался
с чего начнётся моё собственное безумие
широкостекольная веранда полная освещением и в неё болью
в сердцу симметричном тяже
предречён был вход и разговор
ведут проницая
мои попытки вмешаться и поддержать
так-так
подножная тряпка запачкана снегом
сплошной полиэтилен без единой зацепки
облегает стекло и деревянную оправу
неподалёку разбивается каждый ветер
ничто не трепещет здесь
да-да
разговор 
но прежде чем войду
выверено набираю два вопроса:
1. я смогу сохранить что-либо своё переступив порог?
2. обладающий безумием после — это кто?

2

царапины оставленные кошкой или котёнком
одна на колене другая на бедре слева
я трогаю их губами пытаюсь вспомнить я
знал о тебе раньше? мы планировали
здесь эту плитку с голландским городом?
твои пальцы будто на клавиатуре
на самом деле в вертикальном столбце воздуха
набирают быстрые ответы: ты, поехали, придорожный
фестиваль, мы не возвращаемся, аттракция,
влага ночи снижается до росяной прохлады,
мы возвращаемся в новый для нас город, свет,
сеет, я знал о тебе раньше, мы спали, мы спали
друг с другом, ты путала горловину и рукав,
когда этот свитер, сколько ему лет, влага ночи,
я трогаю их губами сначала над левом коленом
потом на правом бедре, угол металлургов и
юбилейной, поехали, акация, слизь, память

3

другая вещь вечна она застряла в раколовке
тёмно-зелёно-жива пачкает крахмальную постель
мы перерезали реку по слабому льду хватая
столько объектов инсталляции прямо с пола
квартиры сколько только могли запомнить
со стороны кажется мы ступаем по земле смешно
как будто лёгкий пух под ногами либо спящие
с просвечивающей кожей крысята а другая вещь
отсекает следы своего творца или творцов
её неприятно брать в карман ибо подкладка
такая тонкая что будет холодом вымазывать
бока при ходьбе ты и ты идёте вперёд я 
прослежу чтобы за нами никто и 
раннее солнце всё ещё вырезает лучи
на лицах соискателей и пускает жабками
по следу ничего не понимающих подорожников
коренихи, марьяновки, лоцкино и глыбочицы

4

— есть язык у мёртвых он совсем подготовительный
уровень: будто горло утке просвещённым шлангом
ради радующей взгляд сокровищной печени правда
общение не их конёк слова тут скорее высоты с коллекционным
рододендроновым плесенем
— но да, есть язык урожая, когда с скирд начиная
работают вобратно на ростки уплотнённые почвой и там тихо
так тихо что неумелое слово выталкивает наземь-вверх цилиндром
сквозь говяжьей головы тот язык вам старш
— да, да, да, есть язык ваш, пригвожжите его к порогу
слово за слово, подружимся
— да нет, понадобится сокровищный по-другому
язык у свой каждого для быта не после жизни
скорше внутри её 
— ты, хочешь на свой поглядеть? ты ж его не понимаешь,
проходи, здесь коридор с обеих корон парники кур
ткут брыжейки и гиперлупы, т’е не понять пока

5

она-ты общается вывивая краешками ногтей
не из воздуха а из пустого чего принимает
форму воздух и она-ты общаешься вокруг 
меня и присутствие меня держится на понимании
её слов тебя также учит не мямлить особенно
в пьяном когда листва разговора становится
громоздкой и забивает дыхание орх
оная орхидея она и в глотке морса
она и во стоне сети опаловой боли ежели отсекают
от жизни и бросают об покатый двор
то есть всегда мечтал оказаться в подобном
но зассал теперь и пылью плююсь и верхними
ветками тот образ где приблизится родное
брезжимое в рутине естество со-крови
окажется ярлыком высшего семейного суда
напополам с исполненным до корки чувством
радости что тебя-её стало в несуществующие
ранее разы больше но страх потерять нить
разговора есть в каждой из мельчайших
секунд издробленного времени за коим ты
она и есть    

6

строго по
зднее пробуждение в голосах соседей
из частных домиков кофейничающих
у кого теперь на кухне за изгибами труб отсюда 
тридесятое гуляние их обсасывает сна бесцветную уже
филютку а поздно уже справляться 
платки с каким орнаментом присущи
краю как полагает учтиво попросить съебать
поиграть в приставку когда наконец
традиция помочиться в помойное ведро
всё не нам в этой новой политике
поиска раз сингулярность настаёт 
и формулы реют потрохами каждой струны
нас там нет мы пробудились и встали
мы встали в неумолкающие комнаты 
через комнаты пошли а с нас тянется от кровати
сизое пачкает ковры есть стыд ну и есть
слюна монет на развод и таскать
таскать ковры на автомойку
стирать ковры в переулке в переулке

7

раз уж прошли мимо кричащей мельницы
в мой дом на горе могу вас обвенчать но
вы и так венчаны значит могу и большее
но там уже не знаю воск над словарём
станьте вот так пожалуйста не заденьте
хрупкие ветряные книги стойте
я подберу не надо слов вам не
жутко ну хорошо завтра значит
завтра завтра передайте это людям
внизу они вас должны высмеять пожалуйста
передайте всего достаточно можете
сами высмеять женщину продавшую
весь свой скот так как спина и к тому
же детей нога не ступала к ней
года три как и вам станет больно
сжимать в руках пакетик с клееными
единицами на хлеб ей да расскажете
и мне потом как сейчас смеются я
сама смеюсь иногда тут под столом есть
игры играйте капхэд кажется или
пинстрайп я не помню когда сама
в последний раз в них играла
вечером ещё приходите 
увидите как моя единственная комната
выглядит под электрическим светом

8

падает падает с орехового дерева шапочки из фольги
вымазанное всё в блёстки и мазь против ветра
имя стикеры награбленное мнемонические татуировки
право говорить от своего лица и ближе как гусиное
яйцо 8 минут в кипящей воде когда держишь
под струёй воды из-под крана потом держишь 
в руке а оно так постепенно нагревается знание
о нём незначительное постепенно приходит что
замешкался на лестничной клетке не своего города
смотрю в ожидании заката в забрызганное стекло а
самый же разгар дня постепенней постепенного
нарождается очередной зашквар следишь за ним
будто всё ещё задаёшь вопросы и за каждый
полученный ответ стыдно непонятно сокрушительно
разбилось и растеклось во флуктуации асфальта предсказанное
тридцать раз пересказанное и достигшее настоящей точки
чтобы отдать своё тепло холодной ничего не понимающей
ладони

9

вещь позабытая дома и на этой силе возносимся в киев
из глубины и не вспоминаем же с некоторых пор её речь
стала невыносимо быстрой
окатывающей
неполитый цветок возможно и гниёт в своей жажде но речь
о другом
поля непроизвольности поля-прескевю наш с тобой и ей ручей
обнимающий свои камни давай так:
мы сами воссоздали дорогую игру:
подписываем карточки перемешиваем и раскладываем перед
человеком он подобен
забытой вещи и человек раскрывает
попарно мы же
объясняем се твои дома ну обиталища не строения разумеется
когда игра надоест т.е. выйдет на следующий круг мы или я или ты
разорвём на клочки одну из 
тогда человека охватывает дрожь он начинает выкрикивать 
подробные пророчества расписывать высокие потолки 
мы одеваемся в карнавальное и вечер становится ближе

82

hidden track:

ценна тишина в домах того
кто умер и помнил последним песню
 





comments powered by HyperComments
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah