RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Владислав Декалов
|  Новый автор - Анастасия Белоусова
|  Новый автор - Михаил Левантовский
|  Новый автор - Алексей Упшинский
|  Новый автор - Настя Запоева
|  Новый автор - Светлана Богданова
|  Новый автор - Юлия Подлубнова
|  Новый автор - Виталий Аширов
|  Новый автор - Андрей Родионов (СПб)
|  Новый автор - Рамиль Ниязов
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Антон Очиров

#ООН

09-04-2018







#ООН  
(diamonds and rust original record)


:


Организация Объединенных Наций
какую роль играет
в жизни современного человека?

Представь: ты — девушка,
и у тебя — менструация,

а тебе говорят: Ночь Улица
Фонарь Аптека.

И не то, чтобы надо куда-то бежать;
или думать, что Блок - 
это певец русского
империализма*

Просто пойми: Бога — не удержать.
Мы ждем только

бесконечного


(*


 Находили мне, улыбаясь
              в Бобе Дилане - 
                            Джоан Баез)

                               ::diamonds and rust original record::



- Катя, 
я вспомнил твои волосы белые
и рыжие иногда

какая ты была смелая
и текла как морская вода

прости, я тогда был маленький
да и тебе было около двадцати
вокруг был сплошной Дима Маликов
он за все заплатил

ты ушла преподавать литературу школьникам
я угорал по прошлой своей жене: 

лисьи тропы любовных многоугольников 
драгоценности ржавчины в рыжине


(Кирилл Серебренников снимает фильм «Лето», где рассказывает о юности Виктора Цоя и его   романе с женой Майка Науменко, Натальей. Фильм снимался на основе воспоминаний последней, но непредвиденные обстоятельства вмешиваются в культурное производство: граждане задаются вопросом: почему доходы режиссера Гоголь центра, по открытым данным, составляют 30 миллионов рублей в год, а автор этого текста вынужден жить на 15 тысяч рублей в месяц? Действительно, загадка.)  


Ты хотел сделать нашего героя
войны между землей и небом
мальчиком в смешном нижнем
белье? худенький узкоглазый

волосатый, иногда в кружевном
воротнике, расклешенных штанах
учащийся пэтэу, невероятно
нелепый: увидим, сложно ли быть

молоденьким нонконформистом 
в семьдесят девятом году? тёплый
портвейн, пыльная электричка,
в бумажных стаканах вода:

семнадцатый год, не успели
доснять кино: два спецслужбиста
вечером поволокли в Москву,
и на суд, и судить за растрату, - 

о, скоро прилетит комета, и что
тогда мы все умрём: сегодня
сейшн в ленсовета, электрички
набиты битком, все едут к реке


(Дорогая Кристина, я спел для тебя слова: " курточка моя так хорошо сидит на ней", и ещё: "наш сын как медведь, руками поедает сладкий мёд". Тает лёд, блаблабла, отлично. Мы неплохо стартанули с этим вирусным треком. Как продюсер, я должен использовать всё: понимание этого простого бита (он качает), заигрывание с "пацанством" (да, мы должны танцевать жестко, мощно, как настоящие шведы, фон триеровские (Фанайлова) идиоты);в этом нет цинизма - это слушают миллионы. Кристина, теперь и ты можешь двигаться в нашей дополненной реальности: как певица Луна ты запишешь трек про войну. 

Мы в Киеве, и ты будешь моей женой посреди местечковых психов: теперь и у нас есть деньги на наше элитарное искусство: потому что мы новые русские, потому что мы граждане новой, переформатированной Украины: даже если это иллюзия, помни — всё выдержит наша любовь) 



                                            
холодная война      разгоняет культуру
поторопились цинковых мальчиков
засовывать в макулатуру
Казимир Малевич      Светлана Алексеевич


там теперь золотая жила
империя зла ожила


вровень с призрачной колокольней
расшнуровывала дома
так пел Борис Циммерман
(Ганшин Олег покойный)


оживился певец Лоза
плюй ему в бесстыжие
капиталистические глаза

в походной сумке опять Мандельштам
американское радио то тут то там

у войны с Украиной лицо бурята
Шварцнеггер из красной жары
зомби вылезший из банкомата
спрашивает чей Крым 


Крым крымчанам
и двор дворчанам
Киев хуев
Москва клише
миллион поцелуев
в пороховом калаше

коллективный Захар Прилепин
вертел на гнилых погонах
очередной панк-молебен
о здравии покемонов 

шаткий мир с группировкой ФАРК
свет нобелевских шведских фар 


нет коммунизма
военной угрозы
у славистов
закончились деньги
миллионы роз
на блоках от winston'а 
где черновики Воденникова 

(пресен лимонов помятый пакет
неинтересен язык без ракет
павленский с канистрой пришёл на пикет

дверь полыхай
крутись вертухай захарченко) 



хватит кормить популистов
Воденников стань неистов
смотри планета рыдает
шиповник не увядает
там ранящий сад мирозданья
расширенный в сердце страданья

как рассказывала Седакова
подхватывала Полозкова
уроки русского языка
птичий лай художника Кулика 


(Зачем это всё: столько отсылок к непонятным контекстам — какой еще «поэт Кабанов? Почему его «затравили»? Аааа, это главред киевского журнала «ЩО», подвергнутый соплеменниками остракизму за его недовольство переименования проспекта в имя нашего национального героя? Да и бог с ним, ты лучше скажи: зачем ты сравнил отжатый у нас полуостров с куском гашиша? Смотри, в социальных сетях есть аккаунт, который ведет «Крымский Мост») 


в Москве обожают (<3) украинскую группу Грибы
она отражает      общность славянской судьбы
поддержим поэта Кабанова
а то его затравили

грузины хитрей
с альбома Грибов они умыкнули 
трек про любовь
tbilisi beat 
канал с модной попсой
в Тифлисе русскоязычном 


оу, я меломан
хочу угорать по голосу певицы ЛУНЫ
новая чувственность
на радиоволнах войны

русский Киев
романтичнее
Тель-Авива 


поговорим о наличии общего языка
моей Исландии очень нужна треска
Украина, отщипну немного
от гашишного твоего куска

музыкой меня потрогай


мне жаль что распалась
харьковская группа LЮK
они сохраняли
горизонты утопии
были недостаточно
монетизированы

слишком хорошо играли
да, слишком хорошо играли

(Versus: Гнойный победил Oксимирона и сказал в интервью, кто такие жиды. По его мнению, жиды -  это лакеи капитала, и в этом смысле жидом может быть каждый. Марина Цветаева тоже упоминала жидов, но понимала под ними гонимых поэтов. В историческом остатке со смыслами вышла неувязка. Поэтому слово «жид» глубоко неприлично: табуировано, как частная собственность; геолокация клитора (Оксимирон) и вопросы личного вкуса. То ли поэзия после Освенцима,которая проблематизирует, то ли товарная логика нашего загнивающего капитализма. Путин, к примеру, жид,  а Кадыров настаивает, что он чеченец (Путин просто мордвин). Но Гнойный «Слава КПСС» сказал, что Путин -  царь, и выступает сильно, как челюсть питекантропа)

У тебя голова бритая, на руке тату 
в руке карта кредитная,
ты в поту, 
и тебе лучше ноги унести
по-хорошему,
выгрести целому,
потому что ты целка,
а я буду цитировать Целана

lol

«золотые косы твои, Маргарита»
но жизнь твоя — это корыто:
с одной стороны — Слава Гнойный,
с другой — Окси бля Мирон;
а я тут практически подконвойный
механистический дрон

это бизнес:
делайте ваши ставки;
наши ракеты называются томагавки
и тут гавкай-не гавкай,
но вы не новы,
и, следовательно, приговорены

всё это выглядит нездорово;
да и бог с вами, дети больной страны. 


И.Р.А.Н

страна жила   на нефтяную ренту
теперь  ТРУБА
на форуме Гайдара
Греф сказал: а может нам
приватизировать Сбербанк
Чубайс сказал что хорошо
привативизировать Роснано

На полпроцента
поднимались котировки
мотала в форбсе
верстку
Миронюк
у дальнобойщиков  
чесались монтировки
но рано для улитки делать крюк

:

сегодня сняли санкции с Ирана
глобальный Север
превратился в Юг


Кому принадлежит
все то, что здесь лежит:
допустим, недра.
банковские вклады.
Дороги.
В чьих интересах здесь дешевая еда
и кто боится этого вреда


Что "Технология"?
Проект продюссера
Придуманная группа
по факту гибели советского певца
монетизировала старое "Кино"
как беловежское
камлание над трупом
на евроатлантическое дно
открыла эру мальчиков, подбритых
коротко, впоследствии подбитых
с подлодкой голоногой заводной
.


Но мы отстали, Греф сказал и место
корейских черных звезд
теперь вакантно.
в Калининграде есть могила Канта:
он русскому как немец
был родной


Как буквы русские пошли
взамен немецких
в Елабуге, где дачные дома
в Мордовии есть женская тюрьма


Там занимаются шитьем 
одежд фабричных
ввиду гражданских танцев неприличных

норильский никель
олигархов закрома


Четыре срока нефтяная рента
текла под кресло
лабрадора президента
пришла пора дележки пирога


Смотри:
живая ласточка упала
нырнула в запотевшие снега



Как самолет
ушедший за границу
за детские сирийские глазницы
подмигивал
подрагивал
мигал


В очках солнцезащитных
сухая нежность известковых ГА 


(Я никак не могу закончить этот текст. Ведь тексты, как музыка, разворачивающаяся во времени? должны же, должны? иметь начало и конец, но каков конец этого? Лабиринт лишних звуков накрывает меня, и я не понимаю всех объёмов ПРАВДЫ: мне хочется уложить ее в газетные листы сводок о «положении дел», но наши тела, загорающие, вступающие в связь, толстеющие или худеющие, опрокинутые в пространство истории, тоже ничего не могут: неужели моя моя любовь так мало значит? Да, и что ты будешь с этим делать? Устраивать «#тихий пикет»?) 

Довольно долго живу с драконом.
Непонятно: за ним ухаживаю 
или он меня сторожит?

Совместного быта сочиняем законы;
убираем то, что нехорошо лежит.

Дождь плывет. 
Облака как перья.
В боге курином 
продет телефонный шнурок.

Распустил телеса,
нахохлился как тетеря:
почти как Россия, 
живущая без дорог. 

Жизнь обычная, 
и не сахар.
У дракона 
часто чешется чешуя.
Тогда на шоу 
«пусть говорят» у Малахова
он сворачивается кольцами, 
как змея.

И летит его пламя 
между пятиэтажек.
Лошадиные черепа библиотек 
выдают слезу.
Я скольжу в стратосфере, 
и у меня нет ножек.
Лишь дракон видит тех,
кто застрял 
глубоко внизу. 

Не знаю, надо ли 
убивать его.
Все-таки его возраст 
больше двух тысяч лет.

Посмотри: 
наши солнечные лучи 
золотыми платьями
блестят как пришлые 

на голубой Земле. 


                                                                                                            
                                                                                                              Сентябрь 2017, Сухум.  
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah