RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Пётр Ликин

Воображаемые планеты

09-03-2016 : редактор - Женя Риц





   * * *

Побережье без очертаний, без каймы
Лицо и ладонь парусником безмолвия.
С недостроенных башен испуганные бекасы
И деревья воды.

В затенённую область.

Нежные и сырые
Фотографии океана.


   * * *

Конница числовая тогда
Возвращаются мёртвые ночевать.
Я бамбуковый дом, я высок скелет
Треугольники, флаги и после того
Я горю на семи кострах.


   * * *

Оцепенённый холмами, голосом материк
Вырастает под кольцами ста четырёх церквей
Деревце и павлин.
Деревце и аркан.

Локальные лестницы.
Небо над плоскогорьем.
Над языческим домом бронзовый буду цветок.

Водовороты ручья- треугольники тела- никто.
Воздух тобой унесён.
Деревце и арбалет.


   * * *

Троглодита остров оцепенённый.
Я кораблик и конь: замочная асимметрия
Прерывается входом ветром и рёбра.

Такое бывает- брошенный империал,
Играется Каин и Скрябина область,
Золотые харвестеры,
Раненые македонцы,
Облако-стола в церквах и каньоны.


   * * *

Звери огромные там – звери начала времён.


   * * *

Сквозь сетчатки лица огонь
И воздух убывают. Сорок девять- блаженная часть
Того, что осталось от неба, севера те зеркала.
Зеркала из обугленных глаз.

По наклонной поверхности шествуют
Малые книготорговцы, старый точильщик и сын.

Мы молчим и не знаем- красное или живое?
В коробке из-под спичек,
В коробке корабельные крылья.

И летающий ангел пейзажа,
Электронное кладбище- берег тряпичных детей.


   Пластика.

Гиганты силуэты снежного спуска.
Золотые светила осматривают тела.
Мрак на длинных ступенях ночных.

Красная шея, каньон, кадрами, плавниками
Воспалённые губы. Призрачные голоса
С проницаемой галереи, стереометрия, сон.

Девичий мозг
Наблюдает Гвадалквивир.


   Декада.

Священном саду анклав
И кто говорит: горы

И шёлк миокарда цветок, окаймлённая
Склянками, пятиконечный приход

И кто нарукавники беатриссы


   * * *

Папоротник разломлен.
И над детским оврагом тьмы
Огненные мухи- солнца сороконожки

Над шалашом и лужайка несуществующих
Полыхают качели дикие лимонад

Так сияние заливает
Глазницы Кассандры


   Постулаты.

Будда безмолвный, папиросный фрегат.

Человечек отточенный и анчарный.

Соло стрелы, капитаны, хамелеоны.

Равновесие сада смычок небожитель.

И по-прежнему, и половина.

А мерцание мёртвое оболочек.

А я говорю: конь


   * * *

Был на башне бумажный змей
Август Чужестранец Проектор.
Ослик, большеголовый капустным крылом
Обдуваемый дом Древомир

АнжЕлики пышные сны.

Память сердца- звёзды травой.


   * * *

Цепенеют на сканер отроки, и дома
Возвышаются- зона – асимметрия
Подготовленной куколки внутренний вдох.
Холмы на дирижабли и потом на холмы.
Ниоткуда ни гОлоса, ни археолог.
Никто и меня сквозь синие дыры,
Переносят сквозь дыры ладоней.


   * * *

Распиленное зеркало метро
Прижми к губам и выпусти из губ
Двугорбое деленье болеро
Прости меня как винтовой шуруп

Я шум коня, княжеский болиголов
Венценосной артерии куклами на магистрали
Выходили выбрасывать окна тела
Тела свои

И белые лежали говоря


   * * *

Ореховый лес

Золотого арфа лица

Звезда над планетой



blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah