RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
|  Новый автор - Марьям Зиаи
|  Новый автор - Виктория Мамонова
|  Новый автор - Дария Кошка
|  Новый автор - Михаил Парамонов
|  Новый автор - Виктория Русакова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Алина Витухновская

ЕДА

10-04-2019 : редактор - Женя Риц





ВРЕМЯ ДОГА (3)

Кончились многоногие кони,
Восклицанья («о!», «надо же?», «неужели?»)
Никто ни к кому не пришел,
Насекомые спали. Цвета
Осыпались как заржавевшие карусели.

Мнимость
Мимолетна была,
Но больнила рано.
Дети
Раздирали свои болячки
Таинственные словно засохшая пыльная халва.
Что-то было во рту. Слова
И любая музыка раздавались из ресторана,

Как-будто продолжается жизнь.

Люди надевали костюмы, перчатки. Ботинки
мазали кремом «Эмолин».
На ногах у них были пальцы.
И они ходили в театр.
Десять пальцев с ногтями,
что делает их похожими на
шариковые ручки, пластинки,
предметы, украденные гостями.

Чокнулись кононогие многи.
Совклицанья («у!», «даже на!», «женеули?»)
Все ушли на обед
Либо на время дога.
Сенокомые спали цвета.
Осталось совсем недолго.


ДЫРЯВАЯ МЫШЬ

Выглядывая тишь да гладь,
выслушивая глушь да тишь,
привыкшая убивать
Дырявая ходит Мышь.

Черная в ней дыра!
Круглая в ней дыра!
Мертвая в ней дыра!
Правильная дыра!

Тебе ли ее не знать?
Но ты как все промолчишь,
будто не мышь она,
будто она не мышь.

Но будь она просто Моль
(или хотя бы Кош),
было бы ей самой
и нам, несомненно, прощ.

Но в этом-то вся и соль
и основная мысль –
простая Кош или Моль
на кой они нам сдались?!

Кош – от нее что ждать?
Попробуй ее дождись!
Привыкшая убивать,
Дырявая ходит Мышь.
 

ЕДА

Мертвокурочка круча животная
пятносмутная без штрихов,
пешеходная птица невзлетная,
общепища для злых языков.

Полупицца для пьяницы мутная,
облупица пасхальных яиц,
об'едальница сиюминутная,
суть оральных обедов без лиц.

Мясо. Куры. Продукты. Женьшеньщина
старусумка закуталась в мех.
От покупки сигнальной уменьшилась
репродукторность ушных помех.

Архаично вопично яичная
желтолицая васса ван гог
постояла, растаяла в личностность
скоротечную словно пирог.

Бытовая заглотка домашняя.
Где гремится духовки оркестр,
там концлапок концкогти ужасные
телокурье ведут на арест.


КАШЛЯ ТРУХА ВОСПАЛЯЕТ ПРОСТЫНИ…

Кашля труха воспаляет простыни
Множится ум, упираясь в кирпич стены.
В темноте моей омерзительно розово,
И меня подвешивает на крючок Луны.

В дверь постучали гости остервенелые,
В щели просовывая алкоголь.
Щупальца их ледяные белые,
Шевелясь, осыпали пальцы как соль.
 

КИТАЙ

Китайские лампочки.
Таинственный городок.
Искалеченный слякотью
разноцветный листок.

Закорючки альбомные.
Нестарательный мальчик.
Любви бы или бомбы...
Городок только начат.

Мимо идут столетья.
Им ничего не хочется.
Вы заметили? –
Здесь не нужна законченность.

Не проверяйте, поверьте.
Уверуйте в кое-как.
В рамке Америка
проста как дорожный знак.

Сам от себя уставший,
здесь растай.
Тайком от тебя останется
Китай.

Переселение душ – беженство.
Переселись в страну,
в эту грязь бежевую,
только в нее одну.
 

КУКЛУКСКЛАН, КОТОРЫЙ ЖИВЕТ НА КРЫШЕ…

Куклуксклан, который живет на крыше
Малыш, на завтрак кукурузные взрывы.
Теперь резиновый кактус, вместо гвоздей распятый.
(Он ранит острей, чем жало наточенной ласки.)
(Он наматывается на ус.)
По цепи ученый код человека
Ласковый кактус.
Инъекции правосудия в электрическом кресле.
Растущая толерантность к чему угодно.
Мутанты с глазами известных актеров.
Имитация разнообразия толп в резервации победившего гуманизма.
Газовые камеры какого-нибудь культового режиссера зла.
Разумная сублимация прирожденных виндсерфингистов.
Газовые камеры в розовом мире.
Туризм во все стороны смерти пластмассовых человечков.
Только я остаюсь умирать взаправду.
Покорми мою кошку.
 

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah