RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Иван Соколов

PENELOPE’S WEB/ ПОКРЫВАЛО ПЕНЕЛОПЫ

10-04-2011 : редактор - Женя Риц





PENELOPE’S WEB

Every midnight I strain my ears: aren’t you coming back.
My loin withers without a man. I fear
you might have died Ulysses could I shoulder on the burden?
In bed at dawn in sleepy eyes sun sees the answer, so must you:
don’t seek no lips but yours no look but yours no fuck but yours.
Weaving this shroud toil for your cold father I kick out the ghostly voices who repeat,
waves I am: you wily woman you need no husband you wanna go and get pitched and rolled in any suitor’s lap.
I speak to tides they breathe and sigh they say you’ll come they say to wait and wait but
I must be rock-like to keep falling asleep in the bed still warm as it remembers your body’s warmth——
I never was like that. I’m kind of pregnant
with a new Penelope you’ll find on return.
I love you like your native land. I cannot go on. Come back.
*
I love you like your native land. I cannot go on. Come back
with a new Penelope——you’ll find on return
I never was like that. I’m kinda pregnant.
Must have been rock-like to keep falling asleep in the bed still warm as it remembers your body’s warmth.
I speak to tides they breathe and sigh they say you’ll come—and wait, and wait but
waves I am: you wily woman you need no husband go and get pitched and rolled in any suitor’s lap.
Unweaving this shroud toil of your cold father I kick the ghostly voices out they repeat
don’t seek no lip but his no look but his no fuck but his.
In bed at dawn in sleepy eyes sun sees the answer, so must you——
you might have died Ulysses should I shoulder on the burden?
My loin withers without a man. I fear
every midnight. I strain my ears: are you not coming back.
*
Aren’t you coming back? Every midnight I strain my ears…
I do not fear my loin’ll wither without a man.
If you had died Ulysses I couldn’t shoulder on the burden.
I see the answer in the sun at dawn in bed——so must your sleepy eyes:
seek no lips but mine no look but mine no fuck but mine.
Weaving this wedding web I hear your ghost-father’s cold voice repeat:
you’re a wily woman you need no husband you only think of getting pitched and rolled in any suitor’s lap. Am I waves?
He says I am. He says you’ll come but tide waits for no man he adds. I give a sigh——
well, your body may remember mine. To fall asleep in a rocklike bed I’d have to be hot with lust.
I never was like that I am sick I can’t give birth to a second son,
nor new Penelope you’ll find on return.
Your native land misses you so much. Me too. Come back.
*
Your native land misses you so much. I don’t. Come back
but new Penelope you won’t find on return.
I’ve never been like what you thought I was I am sick I can’t give birth to a second child, while
your body may hardly remember mine falling asleep in a rocklike bed next to someone hot with lust. I am not warm any more——
he says I am. He says you’ll come but tide waits for no man; I give a sigh.
A wily woman, waves I am I need no husband I only think of getting pitched and rolled in any suitor’s lap.
Unweaving this wedding web I can’t hear your cold and muffled voice: I buried past
I seek a lip a look a fuck.
I see the answer in the sun at dawn in bed——so must your sleepy eyes!
You must have died Ulysses I shouldn’t shoulder on the burden.
I fear that without a man my loin withers
and every midnight I strain my ears no more. You aren’t coming.
_________________________________________________________________________________________________________________________

ПОКРЫВАЛО ПЕНЕЛОПЫ

И в полночь всегда замираю: это не ты ли вернулся.
Без мужчины чахнет моё увядает лоно. Боюсь:
а вдруг ты умер Улисс смогла бы я дальше с этой ношей?
Солнце смекает по заспанному лицу в постели с утра и ты пойми:
губ только твоих глаз только твоих трахаться только с тобой.
Сижу плету этот саван твоему застывшему папаше а всякие обманчивые голоса да пошли они всё твердят
я мол как облачко: ты коварная женщина тебе и без мужа неплохо только и думаешь как бы покататься у кого-нибудь на качелях.
С ветрами толкую вздохнут и застынут говорят вернёшься говорят жди мол жди и жди только
засыпать дальше в нашей постели всё ещё тёплая помнит тебя это надо как камень —
я такой никогда не была. А сейчас вроде ребёнком — тяжела
новой Пенелопой вот увидишь когда будешь дома.
Люблю тебя как родина. Не могу больше. Вернись.
*
Люблю тебя как родина. Не могу больше. Вернись
с новой Пенелопой — вот увидишь дома:
я такой никогда не была. А сейчас вроде ребёнком тяжела.
Засыпать дальше в нашей постели всё ещё тёплая помнит тебя — это ж надо было как камень.
С ветрами толкую вздохнут и застынут говорят вернёшься говорят жди мол жди и жди только
я ведь как облачко: ты коварная женщина тебе и без мужа неплохо только и думаешь как бы покататься у кого-нибудь на качелях.
Сижу расплетаю этот саван твоего застывшего папаши а всякие обманчивые голоса да пошли они всё твердят:
губ только его глаз только его трахаться только с ним.
Солнце смекает по заспанному лицу в постели с утра и ты пойми:
ты может умер Улисс что ж мне дальше с этой ношей?
Без мужчины чахнет моё увядает лоно. Боюсь
всегда в полночь. Замираю: это не ты ль там вернулся.
*
Ты не вернёшься? В полночь всегда замираю…
Нет не боюсь что без мужчины зачахнет моё увянет лоно.
Если б ты умер Улисс я б не смогла дальше с этой ношей.
Смекаю по солнцу в постели с утра — и ты протри глаза:
губ только моих глаз только моих трахаться только со мной.
Сижу плету свадебное покрывало и вдруг так холодно здесь призрак твоего папаши и всё твердит:
ты мол коварная женщина тебе и без мужа неплохо только и думаешь как бы покататься у кого-нибудь на качелях. Разве я облачко?
Да говорит. Сипит ты мол вернёшься вот только время летит не ждёт никого добавляет. Вздыхаю —
может хоть тело твоё меня помнит. Спать в каменной постели это ж надо тогда какой похотливой быть.
Я такой никогда не была я больная второго сынка не видать,
и новой Пенелопы ты дома не найдёшь.
Итака по тебе скучает. Как и я. Вернись.
*
Итака по тебе скучает. Я — нет. Вернись —
но новой Пенелопы дома не найдёшь.
Я никогда не была такой как ты хотел больная я второго сынка мне не видать а
тело твоё меня едва ли помнит ложась с какой-нибудь распутной в кровать-вулкан. Во мне тепло иссякло —
хоть он и твердит, что живо... Сипит ты мол вернёшься вот только время летит и не ждёт никого часы пробивает навылет. Вздыхаю.
Коварная я женщина? Как облачко? Мне и без мужа неплохо? Только и думаю как бы покататься у кого на качелях?
Сижу расплетаю свадебное покрывало и нет уже со мной твоего голоса из-под снежных сугробов: я прошлое похоронила.
Чьих-то губ, чьих-то взглядов, трахаться с кем-то.
Всё ясно по утреннему солнцу ещё в постели — так и ты очнись!
Ты ведь наверно умер Улисс я не должна дальше с этой ношей.
Я боялась без мужчины зачахнет моё увянет лоно
а теперь сплю спокойно по ночам. Ты не вернёшься.











*

Ключ к «Покрывалу Пенелопы»

#1

Ночь стала б дурной матерью она сжигает тебе все чресла пока не отчалишь прокатиться на солнечной колеснице никогда нельзя поцеловаться с прекрасным принцем не говоря уж о том как жутко холодно в стратосфере так что вперёд в паутинку и вниз прозрачным паучком туда где ждёт земля верная тебе как стрелка компаса северу пролетишь мимо времени искрящейся бабочкой зажжёшь огни во всех домах такие же как пляшут в тебе самой в домах всегда готовых стать началом и концом в домах им снится будто они трахаются как люди которых сами приютили.

Теряешь конечности по одной остаётся горящее лоно остаёшься ни выдохнуть ни вздохнуть остаёшься не видишь больше свет остаёшься забыв как пах твой муж когда потел остаёшься в стужёном космосе остаёшься играть словами пока не наступит цейтнот ведь время ни за какие коврижки ждать не станет качнёшь маятник нагреется от трения как ты когда-то раскалилась и зачала первенца вот ты и дома снова вернулась как письмо со штемпелем адресат неизвестен анонимное любовное письмо для предъявления по месту требования написано вслепую.

Человек с веслом это всегда твоя смерть приходит посреди дня здоровается за руку а ты чувствуешь только как ледяные иглы памяти соскальзывают с тебя не узнаёшь незнакомку что-то бормочет на языке который ты давно забыл ждёшь может время остановится или повернётся вспять а оно капризно взрывается рождая тысячу времечек роятся вокруг тебя щебечут тысячу своих песенок вспоминаешь мать постель или дом они скучают по тебе парень их ночь пуста.

Утренние грёзы нежно шепчут хочешь он сейчас здесь обнажённый в твоей постели ты вдруг вся застываешь господи если не в моей в чьей же он сейчас постели она наверное околдовала твой прозрачный ясный ум не могу дождаться нет я скажу богам пусть меня или ебут или убьют сожгут на костре как тысячу лет назад новой вернусь Пенелопой а ты станешь любить меня крепче крепче крепче как если бы слепое чувство вошло в твою грудь как я хочу тебя и утонуло в ней.

Я когда в первый раз пропихнула твою ладонь себе под юбку ты весь так и застыл на месте от удивления никаких трусиков да мне и не нужно было замысловатых паутин всяких там ухаживаний я просто не могла дотерпеть чтоб меня уже отъебли досыта прямо в кинотеатре так жарко было помнишь моя киска вся вспотела я была вся мокрая как новорожденный а ты когда ты закрыл глаза я прямо видела ты будто вернулся в утробу ты был мой малыш я твоя грязная мамочка я в тебя в тот же вечер влюбилась ох и пропахал ты моё лоно если б я умерла наутро я бы ни о чём не жалела.

Лежу вся в холодном поту на мне неоконченный саван вспоминаю как мы расставались нет я пыталась ждать правда но ты бы никогда не вернулся конечно я его впустила он типа согревал меня знаешь массаж я вообще люблю чувствовать себя малышкой с огромным папой который обо мне заботится кладёт обратно в кроватку звучно чмокает говорит спокойной ночи ну потому что когда моё тело само по себе оно же может зачахнуть сам понимаешь и день грядущий не сможет насладиться зеницами моими устами моими персями моими раменами моими.

Изобретая очередную машину времени я бы перво-наперво разрезала всё время на кусочки терпеть его не могу за то что надо ждать когда тебя сжигает изнутри пламя надежды когда ты будто бы плод фантазий какого-то поэта когда тебе не вернуться домой когда ночи без любви ночи лишают жизни твои груди и только смерть тихонько подкатывает к тебе когда дни без любви высушивают твоё веселье и силы и кровь стынет в жилах.

Я всё жду что ты возникнешь на этом саване хотя бы вышитый если не во плоти в тёплой плоти мне больше нельзя рожать слишком поздно и месячных больше нет так что даже если вернёшься я буду любить тебя но без слов без постели на грани фантастики совсем не как те цыпочки которых ночью крутят по тиви у них столько силикона в губах что они окочурятся если случайно проглотят его ах кажется само солнце плачет мёрзнет когда понимает что я древняя всеми брошенная уродина.

Я ведь такая жаркая это потрясно и ещё я слава богу не беременна интересно ты вообще вернёшься сомневаюсь ну и ладно я прекрасно тут развлекаюсь меня все любят со мной каждую ночь кто-то спит так что Улисс даже если ты умрёшь я найду чем заняться на другой день после похорон да ты меня никогда не ценил я куда большего заслуживаю и я совсем не бесчувственная не безмозглая я тебе не кукла с которой только верность и можно получить да хуй с ней с этой верностью я жить хочу.

Тяжёлое дитя в этот раз моя вина никогда больше не увижу твоего лица даже отражённым в лице сыночка другого полюбила с другим всю ночь спала другое тело всё исцеловала надеюсь ты ещё жив но избавь только от этой муки каждый день вспоминать с угрызениями совести прошу не маячь там вдали весь такой хладнокровный не суди ну не могла я так долго ждать просто утолила пламя желания.

Стрелка часов никогда не поворачивается вспять совсем как сердце в вечерний час мне всегда нужен кто-то рядом у меня их так много было всех разных да что там может они уже разделили участь всех смертных какая разница мне больше всего запомнились часы рассвета время разлук и ещё это странное ощущение чего-то холодного незнакомого думающего о тебе ждущего в тёплой тьме потока но потом за спиной появляется следующий берёт тебя под руку.

Обожаю ночи ну моя манда прямо оживает да правда она днём как мёртвая я её ваще не чувствую как будто во мне просто холодная дыра не очень-то приятная мысль да приходиться ждать пока она не согреется такое чувство будто она прям перерождается она снова со мной слава богу жалко что тебя нет рядом.









*
Ключ к «Покрывалу Пенелопы»
#3


                  на закате лоно умирает на рассвете дрожит холодно оно не думает
                  терпит ждёт лишь бы согреться зачать ребёнка вернись займёмся
                  любовью

                  лоно умирает на рассвете дрожит холодно оно не думает терпит ждёт
                  лишь бы согреться зачать ребёнка вернись займёмся любовью на закате

                  умираю на рассвете дрожу холодно я не думаю только и жду чтоб
                  согреться зачать ребёнка вернись займись любовью с сумеречным
                  лоном

                  на рассвете дрожит ему холодно оно не думает только ждёт лишь бы
                  согреться зачать ребёнка вернись займёмся любовью на закате моё
                  лоно умрёт

                  дрожишь тебе холодно не думаешь только и ждёшь чтоб согреться
                  и сделать кому-то ребёнка не возвращайся мне не надо любви на
                  закате моё лоно мертво с рассвета

                  думаешь я только и жду чтоб согреться чтоб зачать ребёнка вернись
                  увидишь мою любовь на закате без тебя моё лоно умирает на
                  рассвете от холода

не могу ждать

тёплого слова хотела

такой уж уродилась

если вернёшься

я всё ещё буду любить тебя

__________________________________________________________________________
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah