| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Внимание! В связи с неполадками на стороне хостинга добавление произведений временно не работает! |
Новая книга - Остап Сливинский, Орфей. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |
Газета Метромост. Выпуски 6-8. (.zip) |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Алексей Порвин

печатать   Восемь стихотворений




***
Ямба и хорея рифлёный обод,
не прокатывайся по волне:
утлый отпечаток, уставясь в оба,
высмотрит колонны на дне,
амфоры, облепленные тягучей
тенью слабо волнуемых вод:
где-то там – изъятый из слова, лучший,
подзабывшийся обиход.
Пусть следы останутся на грунтовом,
пусть – на глиняном, скользком пути:
вдавлены колёса под нужным словом;
без обоза – вряд ли дойти:
вдавлены колёса, и чуть буксуя,
нам в подмогу направился путь;
этот груз нелёгкий – везёшь не всуе,
никаких тебе как-нибудь.


***
Если к полудню
в летнем кафе надрывается звук,
питаемый проводами,
передающими Юг –

значит, настало
время послушать, как глухо пропет
сидящий на самом солнце
странный какой-то субъект.

Пальцем протяжным
водит по блюзовому ободку
стакана с едва заметной
трещинкой в чистом боку –

это пространство
слишком задумчиво (взгляд – в никуда);
кто смелый, тот спросит имя,
перекричав провода.


***
Предзимняя суета разборчива,
по местам расставив те
деревья, внезапно неуместные
в задрожавшей прямоте –

они шелестят, но соглашаются:
мы склонимся, переждём,
ведь нас белизна потреплет, ежели
в эту вертикаль врастём.

А перед нечаянными жестами
меркнет сила сквозняка –
такое на облаке движение,
словно тянется рука:

запихивая стволы в заранее
заготовленный наклон,
погода к тебе и не притронется
(не пугаешься, спрямлён).


***
Раздуваемая южным
уходом летнего дня,
верхушка стога случайной птицей
усложнена –

серость новенького сена
блестит белёсым пером:
мы это плаванье по-иному
переживём.

Прежде думали, что травный
подсохший шорох – тонул,
а ныне – остов устойчив, чтобы
проплыть июль;

движется над нами небо,
а парус белый – сумел
собою ветер отмыть от пыли
(проста, как мель).


***
Игорю Булатовскому

По-летнему вокруг звучащее
не успокоить, не заткнуть
дождям – когда они по-дружески
своё ты-ты бросают в путь;

а время маленькое, старое
(к нему, пожалуйста, на Вы)
не разбирается в строении
растений тёплых, звуковых.

Здесь избирательная вежливость,
а к слову – как ни обратись,
ему, конечно, не понравится,
ведь в нём – расправленная высь;

где дрозд моргает и сутулится,
не видит в небе корешка,
срывая круглое жужжание
с мгновенной веточки прыжка.


66 слов Андрею Сен-Сенькову

Кровля на вкус кошачьего,
лизнувшего черепицу прыжка –
составлена из невозможности,
горчащей, как памятная река:
шаг не ступить – провалишься
и ужаса нахлебаешься так,
что мёдом покажется прочее;
а есть ли у кровли – речной маяк?
Это тогда – хранители
спустились на воду, писк услыхав
котёнка, что брошен ребятами,
барахтался в водах, толкая явь –
это – тогда, а ветхие
дома – поопасней всякой реки;
слезай, забоявшийся котичек,
и мне испугаться – не помоги.


В Политехническом парке

Смотри, старики под вечер
в пыли проверяют струну,
взмахами ветхих ракеток
удивляя тебя –

они воевали вместе,
спаслись, партизаня в лесу
(ветер донёс из обрывков
запыхавшихся фраз).

К тебе устремился август,
торопится, чтобы схватить –
но проследи за движеньем
ветеранов, пока

весь теннисный корт уходит
всё глубже в чащобу игры,
ставя зарубки ударов
на полётах мяча.


***
Мифа прозревает обложка,
обретая капли дождя,
видящие лишь человека
в прибежище мягкой листвы:

прочему, сокрытому в главах,
подтверждения не найти –
или зрение дождевое
излишне заужено вниз?

Капелькам не выхватить скорый
оборот – вверху – колеса,
не понять все эти предметы,
что лязгают в чувстве твоём.

Кто сошёлся в схватке с богами?
Это – знание обо всём,
что случится с яростной силой
во взгляде воды дождевой.