| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Сергей Сорока. Тексты. |
Новая книга - Бельский С.А. Синематограф : сборник поэзии. – Днепр : Герда, 2017. – 64 с. |
В. Орлова. Мифическая география. — М.: Воймега, 2016. — 88 c. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Сергей Круглов

печатать   Телегония





ЗАГАДКА

Все сёла спят, все деревни спят.
Один пряничный Кремль не спит:
Ходит Перевозчик по кабинету - скырлы-скырлы,
Народное электричество жжёт,
Напряжённую думу думает,
Вековечную загадку разгадывает:
Как ему быть, как их избыть,
Волка, Козу и Капусту куда перевезть,
В этой сирой стране пересохших рек,
Где нет никаких непроходимых границ
Между двумя берегами кисельными?

Стынет в граненом стакане чорный чай,
Перевозчик на стол белы руки уронил,
На руки – буйную голову,
Видит сон-одурень:
Коза,брадой шевеля, Волка жрёт, шерстью давится,
А Капуста – то ли шаром покати,
То ли с плахи летят кочаны-головы…

Встрепенулся, очугуневшие очи продрал,
Взмолился отчаянно:
«Ой спаси ты меня, свят отец фольклор,
Не остави меня, мать традиция,
Подскажите мне грешному отгадушку!»

Ночь молчит, нет ответа Перевозчику.
Только мгла кольцевая огнями вкруг Москвы течёт,
Мгла свинцовая, терпеливая,
Только ветер, спирта-сырца хватив,
Попевает песни да всё похабные,
Сказки-побаски да всё заветные.


A/H1N1


октябрь-коба
одержим неверием
в теорию заговора

«они хотят нас поставить на колени
занимаясь самолечением
народ требует наказать выродков»

на лобном месте столицы
проведена показательная казнь паникера зорге
в его ноздрях обнаружена оксолиновая мазь

сполохи кумачового жара
первый снег не в состоянии долететь лечь
на воспаленную родину

отдельно взятые на местах
стихийные бунты против прививок
утоплены в вакцине

привитый товарищ! будь бдителен
в метро в коллективе в семье
враг не дремлет

следи бледнокожий
кровавосребристым взглядом иного
за движением масс: не потянет ли от кого
идеологически враждебным духом
дегтя и чеснока

вовремя
бей в набат извести органы ( пульсирующее горло
того на кого донес
по древнему праву – твое)



ТЕЛЕГОНИЯ


…шофёры колесят по всей земле
со Сталиным на лобовом стекле….
( С.,Гандлевский)


псы-овчары спали в роще
тысячу лет ничего не происходило

налёт волков на отару
был предугаданно полуночным
серыми однозначными
тенями на чёрном
обоссавшегося подпаска на дерево загнали
блеющую плоть рвали молча
мяли бесчестили
двух трёх ли
палевых псиц оставшихся в обороне

рыжие псы-овчары
сквозь сон услышали
кровь
мчались минуту
грудь в грудь рыча лая
врага смяли сами отдали жизни

когда всё затихло
подпасок осторожно подкрался
горящую головню поднёс к месту битвы
«вот и славно! ни одного волка в округе
в живых не осталось
жалко мертвы и волкодавы –
--ничего палевые суки
к осени щенков народят нам»

ждать не заставили палевые суки
к осени приплод явили
рыжих самцов с вислыми ушами
вот только рыжие уши не трепещут
не виляют хвосты-поленья
не ворочаются шеи
выросли щенки не визжат не лают
жолтыми глазами в ночь глядят молча

как там называется эта
теория
чуждая нашему орденоносному овцеводству
эта лженаука? скажи нам! товарищ подпасок

скажи разорванным горлом




* * * * *

Слезинка дитятки потинка старика
Имперскою костию резною покатилась,
Басманный суд опричная серьга
И в пьяный летник лето нарядилось.


Пророчьею косматой головой
Взойдет запекшееся солнце -
Щербатой волчьей ягодой-москвой
Наполнят таз с багровою каймой:
Кипит и варится и пенке всклень неймется.

Незрячий кесарь ненасытный рот,
Несут в половнике - и ости выбирая
Одышливо и медленно жуёт
Беззубо чавклою слюной перетирая.



ВНЕ ПОЛИТИКИ

«лучше жить в глухой провинции у моря»


Этого избегнуть
И того не видеть,
Поделить на части
Жизнь – а ну удастся?

Гряды мои гряды,
Пряжи да кудели,
Тишь моя звеняща,
Медь анахоретства!

Сад златокипенный,
Дом уединенный, -
Выключи-ка, друже,
Радио в холмах, -

Игрища и куклы,
Насекомых сонмы, -

(«Лебединое озеро»
В речевом формате,
Мессежди кастратов,
Всхлипы и скоктанья,
Статучёты павших,
Матерное слово
«Родина», - Рейнеке!
Прокуси им в глотке
Нежный газопровод) -

Жизнь моя отрыжка,
Сласть неподписантства, -
Башня белой кости,
Косточки куриной.

(Ты помнишь в детстве эту головокружительную, отреченную, пряную, мистическую грозную забаву: роемся в прелом разваренном белом волокнистом курином мясе, вытаскиваем её, костяную влажную клейкую вилочку-кость, на счёт «три» - ломаем, ты за один кончик, я – за другой: Ельчик! – Беру да помню! Час проходит, договор забылся, заплыл наслоеньями новых ярких впечатлений детства, лета, вольницы, - и тут тебя подловили – и всё, ты не в силах не выполнить, ты заколдован законами силы, скован цепями всевластья; подловлен – исполняй. Не так ли и ты, дольний бренный мир?... Кто, кто освободит тебя от детских страшных клятв, кроме Христа?


Но именно Его, это Имя, в этой именно ситуации – лучше не вспоминать! Иначе – вот уже, боясь оглянуться на сад – ком в горле, жжение за грудиной – затворяешь калитку, напяливаешь на штакетину проволочное кольцо, на станции покупаешь билет – в ту сторону всегда почему-то свободно, вот ведь какая засада ! полупуст заплеванный вагон полуночной электрички, - и, ничего не видя сквозь слезы в мерцающем аспидном стекле, в мареве уплывающих назад туч сизых на черном, фонарей, отражений, ни о чем не думая , как перестает думать выпускающий из закостеневших в судороге пальцев куст, камень, пустоту, и обреченно отдающий себя падению, - возвращаешься в постылый, тщательно и тщетно стираемый из памяти город (прощай! прощай, моя воля, мой покой, мои капустные гряды, мои закаты, мои сны, моя чистота и простота, прощай я сам!) – и находишь его лежащим во зле, в кромешной тьме комендантского часа, как всегда было, как сто лет назад и сто – вперед, хрустишь битым стеклом и кирпичной крошкой, и рваные пясти листовок с бетонных стен кажут тебе путь, поднимаешься наощупь – электричества в городе давно нет – на знакомый этаж, и дверь настежь, и не узнать, а твои близкие – вот они, уже ждут, зажимая кое-как зияния вспоротых животов, промежности, разорванные сапогом, ласково смотрят на тебя ямами запекшихся глазниц: «Где же ты был! где же ты был…», и так с Ним – всегда, только свяжись, только ступи за порог умозрительной своей тавриды. Беру. Беру и помню.)


* * * **

неподкованный сапог! не подлее ль
честной стали грохочущей на марше
сентябрьскими мостовыми

мягкие неслышные
шаги на теплых сонных
лестницах
сжалось чрево домов
(предвкушенье: очкуешь падла)

ныне вот – два сапога пара
особенно правый

Пресвятая Богородице! зря ли
в облике Черной Мадонны Ты прошла по России

зря ли зрили
полуночную премьеру «Катыни» Вайды
сами виноваты – лень вовремя было
выключать рекламу
да и прайм-тайм был предусмотрительно занят

сентябрь что-то опадает
пора хруста время
сапог сапог



1 сентября 2008 года



в дебрях каникул отловленные йети
усмирены высморканы острижены дети



коросты вольницы занозы лета -
в тугой ворот в кладбищенский гладиолус
забитый в горло отпевший этот
голос
ушедшего августа все тише тише



урок мира в школах цхинвала:
«заря свободы двуглаво вставала…»
не отвлекаемся пишем пишем


СЛАВИСТАМ ХЬЮ И ДЖЕННИФЕР, ПЫТАВШИМСЯ КУПИТЬ ЧЕРЕЗ ИНТЕРНЕТ АВИАБИЛЕТ ОТ СИЭТЛА ДО МОСКВЫ И ПОЛУЧИВШИМ ОТВЕТ : «While processing your request error: the requested destination is not on the map»


в европе холодно в америке темно
закрой окно
мы в Городе Дождей зимы не ждали, но

россии в этом мире больше нет
со всех дорог неосязаемая вьюга смыла след


россия разве что на черно-белом фото:
тверёз по пьяни,
в дырявом заячьем тулупчике бредет
буковски чарльз с чекушкою в кармане

такая уж зима
кому-то
для кого-то


ПАМЯТИ ДЕПАРДЬЕ


насколько надо быть французом и самой синей из теней
чтобы во сне лететь свободно над милой руссию моей


лететь легко и пучеглазо (звезда с собою говорит)
опохмеленною весною страной говеющих говяд


и просыпаться как губами у чаши с бабьим молоком
(дорогая накинь мне на плечи бородинский морозный платок)


и сыктывкар впустить со стоном как ложесна разъяв глаза
чтоб пахла пряным триколором одеколонная слеза


* * *

Грядет арабская весна
Очнись зима-наташа
Простоволосая со сна
И в веках простокваша

Сырая тлеет сырь-дресва
Искрит дымами грает
Ярилом котится москва
И кострома пылает

И как намаз взахлеб и всклень
Весенней гулкой ранью
Свиных паленых деревень
Священноверезжанье


ФОТОГРАФИЯ «ДЕВУШКА В НАРУЧНИКАХ»

Но кто ей руки вздеть помог!
Барклай весна иль русский бог

Чекой гранатною анфас
И ботичелли и свобода
Запомни тварь в последний раз
Весну двенадцатого года


ИНОСТРАННЫЙ АГЕНТ

1

все,
абсолютно все и всегда
начинается с малого:
чашечка матэ
песенка матье
самолетик матиаса
книжечка мэтью

в которой написано:
«увидел человека,
сидящего у сбора пошлин,
и говорит ему: следуй за Мною»

а ведь наш плоть от плоти,
судебный пристав!

неладно что-то, глубоко неладно
в благодатском королевстве

2

агентов содома
одного за другим
посылают в землю обетованную
а они раз за разом
попадают к нам в вавилон

3

==тульев-тульев
я надежда===
. . . . . . . . . . . . . .. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

«и шмелёв, и цветы, и трава , и колосья,
и лазурь, и полуденный зной…»

о я всё подпишу!!
только больше не пой


МАРШ МИРА

то-то листьев как зигов накидано
не асфальт - неторёная гать
на арбатско-погромскую линию
мы с тобою пойдем умирать

девять жизней и выбор оружия
виртуальной сумы да тюрьмы
мы с тобой так бессовестно молоды друже мой
так панически молоды мы


15 марта 2014 года , МОСКВА


не солнце не весна не снег не снегири:
соль тротуарная нетающее что-то
«свобода или смерть» ---родная повтори
мы прислонились спинами к двери
закрывши за собой на оба оборота

молчи не отвечай! ( о хоум о милый хоум )
и пальцы разожми и ключ низвергни в бездну
но медный вкус его оставь под языком
чтоб я нашел его в тебе когда воскресну


когда проснусь и ты со мной
ты верь:
мы проще чем одно мы более чем рядом
что наша жизнь – легка прочна как дверь
в которую стучат прикладом


и черный автозак свернувший к нам с Трубы
не более чем кадр из фильма:
дымок из выхлопной его судьбы
летит невысоко и падает несильно



НОВОГДНЕЕ СЛОВО ПРЕЗИДЕНТА 2013-2014


две тысячи лиц
объектов охраны
ошуюю и одесную
а за спиной-
только ты одна, мерцающая вечным светом
новогодняя ель

храни же его
храни крепко
в смоле в скипидаре
в саркофаге
всенародного коленопреклонения

ель! идущие
на невидимую смерть
приветствуют тебя


ВОЗВРАЩЕНИЕ ИМЕН

в такую беспамятную осень
если что не дает оползти в бездну
бескрайним русским просторам - то снег
редкий косой

и еще эти
московские женщины в бесцветных пуховичках
женщины
женщины с листочками в пальцах

среди них - иногда дети
среди детей - редкие мужчины

октябрь холод
свечи на сером
стиль унисекс





МОСКОВСКОЕ РОЖДЕСТВО

яблоки с корицей -
уютный вкус
яблоки с корицей
я к вам вернусь

пушистая ёлочка
слюдяное окно
коричное бытие -
и ничто:

как папку вели ночью
во славу труда
как в машину пихали
"туда блядь туда!"

как пел лоретти:
санта лючия!
как на корицу была
аллергия

яблоко диккенс
надкуси
жизнь - мелодама
сан мерси

а три поколенья
минет - и что ж:
всё собянин плиткой
закладёшь


* * *

темной ли ноченькой гулко держава аукает
плачет ли пляшет с похмелья себя ли баюкает
снег ли метет
серый ли сеется свет
так и стоят которую сотню лет
среди угры у коломенской черной версты -
святость простая против святой простоты.



ВИД НА ПЛАНЕТУ ЗЕМЛЯ С БОРТА КОСМИЧЕСКОЙ ОРБИТАЛЬНОЙ СТАНЦИИ

О. К.

Ум – есть всех оттенков коричневосухого
Земля,
Кое-где влажно, милосердно затянутая
Рыхлой тихой плевой
Облачной мудрости.
Увы, этого теплого, жемчужного, голубого
Живородящего
Вечно недостаёт, и местами в разрывы
Ум голимый виден один,
Ум,
Доставшийся дуракам.