RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Татьяна Нешумова. Надежда есть, но ее не существует.
|  Новый автор - Лиза Неклесса
|  Новый автор - Александр Самойлов
|  Новый автор - Римма Аглиуллина
|  Новый автор - Ангелина Сабитова
|  Новый автор - Олег Копылов
|  Новый автор - Лена Малорик
|  На страницу поиска добавлен поиск Яндекса.
|  Новый автор - Константин Матросов
|  Новый автор - Ян Любимов
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Наталья Антонова

АД

03-01-2013







Слабый, но приятный женский голос звучал невнятно, лишь полностью обратившись в слух, можно было разобрать, что местами сухо, временами дожди, случается холод, сменяющийся нестерпимой жарой, которая плавит дома, деревья, трамваи. Силуэты людей колышутся в синем мареве. Огненные черти мельтешат перед глазами. Добро пожаловать в раскаленный до предела ад, в который ты попал по заслугам, чтобы сполна ощутить боль, которую причинял другим, будучи живым, будучи человеком. Всего содеянного не охватить памятью, поэтому первые три с половиной года ты корчишься, увязая в горящих углях. Ровно столько времени необходимо, чтобы вспомнить лицо жены, склонившееся над твоим, скорбное, губы шепчут, почему ты не взял меня с собой? Слава богу, что не взял. Солнце палит нещадно в самое темечко еще целых десять лет, и на ум приходят слова из книги, которую ты подобрал как-то в метро, правильные слова, такая апельсиновая обложка, пить, пить, как хочется пить, если не можешь придумать ничего лучше – не делай никакого зла. Следующие лет тридцать ты вспоминаешь всех, кого ненавидел долго ли коротко ли, кому врал за глаза и в лицо, о ком думал, что, мол, все вы подлецы, лгуны и мстительные твари. Я расправлюсь с вами. Со всех сторон подступает кипящая вода, оставляющая на потрескавшихся губах солоновато-горький вкус, как после купания в океане. В болезненных мечтах о кусочке пляжа два на два метра, обнесенном типичным океаническим пейзажем: бирюзовые дали, светло-серый парус у горизонта, темная скала, нависшая над водой в вечерней прохладе - проходят еще пятьдесят семь лет. Забыты лица врагов, забыты лица самых близких родных, забыто собственное лицо. Осмотревшись по сторонам, замечаешь, что теперь тебя окружают сотни тысяч мучимых жаждой, покрытых язвами, старыми и свежими ранами, одиноких в своем страдании, как и ты был прежде одинок. Протяни руку тому, кто окажется ближе всего к тебе, загляни в его глаза попристальней. Разве не себя ты видишь, измученного, готового к любым переменам, лишь бы не этот ад? Конечно, себя. А себя жалко. Эти слабые отголоски сострадания, доносящиеся откуда-то изнутри, из самых глубин твоего существа, приносят временное облегчение: тебе кажется, что начался дождь, что ты сидишь под липким летним деревцем, по-молодому здоровый и красивый, и совесть твоя совершенно чиста, еще ни шага не сделано ни в одном направлении, и выбор еще не сделан, самый тривиальный человеческий выбор между добром и злом.

июль, август 2009
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah