RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Нина Ставрогина

Вилли Гранквист. Камень

22-04-2015 : редактор - Женя Риц







Вилли Гранквист (9 августа 1948 – 1 августа 1985) – шведский поэт. В 1970-1971 гг. обучался в Упсальском университете, но оставил учёбу ради работы на Шведском радио. Опубликовал несколько сборников стихов и прозы, удостоен премии Стига Карлсона (1975) и литературной премии крупнейшей шведской газеты Aftonbladet (1982). При жизни не пользовался широкой известностью, однако оказал влияние на позднейшую шведскую лирику. Покончил с собой в 1985 г. В 2005-2010 гг. небольшим издательством Lejd было выпущено полное собрание сочинений Гранквиста в 4-х томах.







Камень

один камень средних размеров
внизу, на взморье, дал
трещину, теперь
волны и свет вторгались
в разлом шириной в несколько сантиметров,
возникший посредине камня, я
не раз проходил мимо,
не очень-то интересуясь, ну конечно,
это всё лёд, только и думал я, но потом вдруг
не смог не остановиться
и не присмотреться получше, свет
играл на разошедшихся кристаллах, я оперся
ладонями об обе части камня и, склонившись,
приблизив лицо к разлому, отметил:
свет достаёт не так уж и глубоко, однако
стоило мне
попривыкнуть
и разглядеть самое
дно разлома, как я различил
мерцание резких движений, столь сильных,
словно речь шла о жизни и смерти, поначалу
мне подумалось: дело в глазах, раздражённых
ярким солнечным светом, – но отрицать не приходилось:
там, внутри, было лицо, как будто
некий чувствительный маятник, светлое и пока что
не развившееся лицо, чьё тело должно было
быть заключённым в левой от меня
половине камня, а шею окружали
поблёскивающие кристаллы, они точно
тянули на себя оставшуюся часть
вот этого существа, зародыша, чья голова
мало-помалу утихомирилась, точно приметив меня, его
глаза были ясные, голубые и не закрытые, в них было нечто вроде
удивленья, какая-то двусмысленность, а когда мы нагляделись друг на друга
уже порядочно, я понял: мне самое время
пойти навстречу, и я забрался
в разлом, это было несложно, шёпотом
сообщил лицу в глубине: в моей коже
столько же слоёв, сколько и у примерно четырёх-
месячного зародыша, а мой
скелет, сказал я, он мягкий, точно травинки, пощупай-ка
рёбра вот здесь, но у него ведь руки были несвободны, так что я
сам потрогал свои рёбра пальцами правой руки, и впрямь
податливы, как травинки, и я
сказал: тогда ему ведь нечего
тревожиться в моём присутствии, вокруг
его головы полоскались водоросли, звук
воды в беспрерывном движении начал несколько утомлять, но
в остальном было, по-моему, хорошо
там, внутри, мы отлично поладили, и
я всё больше и больше свыкался с тем, какой
он прозрачный, как
очевидны хрупкие извилины его мозга, как
неумолимо мы с ним сближались нашими
нежными кожами, я
замечал работу малейших оттенков, вроде рефлексов,
что шла у него на лице изнутри,
из сердцевины, и
уже вскоре я ощутил,
как на моё тело что-то
почти приятно давит, обе
половины камня снова сомкнулись, мы
были внутри, можно было
начинать общаться
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah