RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Олег Даутов

Дефектная ведомость

25-04-2019 : редактор - Андрей Черкасов






*  *  *

Пора сносить все пожитки к высоким берегам,
Одинокие сердца, недопитый алкоголь, поношенную одежду.
Ты переодеваешься не чаще чем положено, 
поэтому все звери в округе поют славные песни,
продавщицы газетных киосков знают тебя в лицо.
Некоторые из них идут на компромисс 
и могут продать подешевле,
будто догадываясь, как аскетично могут выглядеть
танцы с деревьями, игры с листвой.
А пока что надо успеть дотронуться, 
странным образом попрощаться за руку,
сделать умный вид, страдальческое лицо.
Представить поездку в незнакомую местность,
С прогулкой по маршрутам знакомого человека.
Улыбка с лёгкой долей иронии 
и нечеловеческой жестокости 
остаётся за кадром,
как и благозвучность имени теряется 
в гуле уходящих автобусов. 
Город не перестаёт подавать знаки,
Задавая координаты для случайных встреч.
Оставаясь неназванным, по возможности я прихожу,
без права владеть или даже остаться.
Ритмические основы этих танцев – неявны,
Лето подходит к концу


*  *  *  

Куда делись все эти слова,
Что ходили по кругу, как в карцере?
Обречённо звучали, 
судорожно пропевались,
вырываясь из насильственных губ, 
соскальзывая с язычка на мокрый асфальт.
Теперь диск луны выполняет функцию ночного портье
карауля безмолвные шаги,
элегантную поступь, 
в слегка запачкавшихся ботинках.
Если поставить мелодию Мишеля Леграна,
Выглядит вполне романтично.


 *  *  *

Грубый асфальтоукладчик
Взмахом лопаты сменяет сезон.
Мусором, засыпая дыры в асфальте
Сигнал подаёт. 
В асфальт попадает и старая банка пивная,
И живой червячок.
На что он способен ещё, 
разве что
разбудить выстрелом спящую красавицу.
Вот так и бывает
Дождём размывает 
участок залатанный.
И снова по кругу
Асфальтоукладчик приходит домой
Телевизор включает.
 — Тебе нечего мне солгать?
Взгляд Аллена Делона задумчив.


 *  *  *

За последний месяц
я получил три волнительных
сообщения.
За этот промежуток времени
длина земной оси увеличилась вдвоё.
Геометрия невесомости.
Всё, что теперь остаётся
смотреть под ноги во время прогулки,
от животных помощи ждать.
Наблюдая за секретной жизнью жемчужины
можно притвориться цветком,
стать невидимым,
или даже
маленьким ангелом.


*  *  *

валит дым из лисьей норы
доносится сладкий голосок
атональное пение
запах жжёных волос
пока подсчитываются сигналы тревоги
создаётся впечатление, что это
уже не в первый раз
специалисты по утраченным возможностям
называют это «déjà vu»
потом можно будет сентиментально улыбаться
одному
или в компании
рассматривая фотографии,
демонстрирующие
в качестве доброго воспоминания
печаль прекрасного лица
пока что лёгкое недомогание
будто слышишь слово «паспорт»
в аэропорту
а диспетчер вот-вот объявит:
«Все ускользающие потоки любви
закалять на самоуничтожение!
Заподозрившим невинность в сетях коварства –
пройти мимо!»


*  *  *

слышишь слышишь слышишь
это трескается лёд 
над моей любимой водой
над моей любимой жизнью
мёртвый камыш — спящий ребёнок,
существующий ни для чего,
приди и возьми её кувыркаясь
на фоне блёклой стены
так часто выдаёт нежелаемое 
за действительное
грустная песня соседа по комнате
или мышиная оратория
или машинальный взмах рукой
при падении на тонком,
ещё не заснеженном льду,
насвистывание 
вырывающееся из губ
просто так


*  *  * 

Тело загорается как спичка, 
когда читаешь строчку 
из любого художественного произведения.
А если нехудожественного,
то более мягко, но всё же — горишь.
С яблони, растущей у дороги
приправленной выхлопными газами,
падают плоды,
местные бездомные 
подбирают их искушённо,
дивятся насвинцованным сокровищам,
подают пальто для продрогших подруг.
Их красавицы олицетворяют времена года.
В поисках благоденствия,
уткнувшись носом в землю
маска, надетая на затылок 
изображает лицо, —
но не человека.
Типичная городская жанровая сценка.
Призрачный пейзаж в тумане,
осциллограф фиксирует 
слепую скуку дня.


 *  *  *

Тайное имя моё — лишь повод
для цветения лилий
в сером резервуаре

На крыльях терпения,
вечного вселенского ожидания
ангел сорвётся с плеча

Опустошающий даритель, 
постоянно мутирующий 
из пыли на подоконнике 
в верного товарища

Здесь твой секрет,
под подушкой у незнакомца.
Коснувшись следов на снегу, — 
разуверься.
Вялотекущий ручей
чёрные дыры латает


*   *   *

заживо погребённым 
уготована ваза для слёз
так изобилие жизни переносится
 в столицу неизменности
так глаза, упёртые в ржавую клетку
изолируют похоть от сна
коричневым вымазан пол
чтобы тень не скользила 
глину подошвам оставить 
самое дело
хрупкость бумаги не вытерпит
контуров рук
в мнимой беседе 
где им укрыться
ночь зачастую —
глушитель стенаний
ошибка природы 
сорванный с дерева плод
дети что солнцу подставили руки
слепнут от голода
слепнут от красоты,
названной собачьим именем,
которое не часто произносят
морские путешественники
тут так заведено
на дне привязанной лодки
все достаточные условия
для того чтобы капли воды 
оставались на месте
размноженный призрак
всё ещё в области зрения
привкус постоянного ожидания
заставляет оставить
важное слово
балансирующее на поверхности
за пунктом контроля
хаос рассеян
только уведомления, что 
выход на французский балкон 
закрыт.









 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah