| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Внимание! В связи с неполадками на стороне хостинга добавление произведений временно не работает! |
Новая книга - Остап Сливинский, Орфей. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |
Газета Метромост. Выпуски 6-8. (.zip) |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Карина Лукьянова

печатать   зимние сновидения
редактор - Женя Риц



Светлой памяти М. Г.


Нет, это все не то,
но написать простое важнее,
чем все остальное.
Как любимые ходят с любимыми
и любимые ходят с любимыми
в ночном парке из расступающихся снегов.
Сквозь воздушный проем пробираются их тела
запетлявшие в продуктовых, аптеках,
окнах казённых домов.
Небеса с непокрытыми головами, посмотрите наверх:
У них разные лица, но свет зажигали для всех.

Дважды два, говорю: дважды два не равняется трем,
Это было вчера, это было не дольше чем сон;
Огоньки и гирлянды, но впереди понесём
Человеческое тепло.
Заверните в бумагу нам слово такое,
чтобы оно сияло,
чтобы оно помогло.


2*

это врач говорит последний подходит ко мне
не глаза закрывая последними а например живот
на который ты смотришь сейчас как тогда
так разъят в потолок будто кажется - вот
это белое хоть и грязное будет со мной навсегда

сколько маленьких стеклышек и останется изнутри
мы так гладко скроены только уже не за этим столом
гладкое, вкусное и любовное - все останется на других
этот совсем уже не такой

кажется он когда снимет с меня пиджак
(удивительно, каждому данный без скидок и распродаж!)
не расскажет, как скроено полотно
под пятном
неродимым

не подумает, да и к чему -
как прозрачен бывает воздух дыхательных труб
когда ветер еще не связался с весной
и ты держишь руку от солнца у лба,
и выходишь из дома, но тело забыл с собой


3*

брошенное в почтовый ящик
письмо его почерка:
'я люблю тебя'

оцепенение нарцисса
бег безъязы́кого часового

"так говорят на тренингах,
да не так; я говорил: 'себя'.
и никогда не пишут к себе.
или, по крайней мере, шутят
для знания.

это герою кундеры
пишет жена, говоря о любви,
и он любит почтовое отправление
и речь пламени своего, но не знает ее. он не знает, что это она".

здесь, в этом кадре, его настигает
протокольная речь другого,
другой, и -
несметное отчуждение,
страх своего письма;
нево-
образимость их чувства.
он не свихнулся, он посмотрел
в воду; плоскость, рожденная там
опередила его
выход из тела,
дискурса, жеста, схватившего карандаш;
в этот момент он понимает, что речь,
говорящая до написания слов –

как с изнанки ожог, но чувство воды. погружение.
приобретение зрения.


4*

Это слово я высек как имярек
как кирпичное продолжение
без себя только в этот момент
Подтолкнули меня каково это осознавать что последнее за чертой переходит черту зла там высокое небо над головой подо мною земля как я буду лежать и тело мое как зола и на то не сгодится и не достигнет белого дна
я не знаю еще иду
впрочем это ли можно назвать ходьбой я лежу подо мною земля надо мною земля ничего надо мной за окном как кирпичное небо стена


5*

кинематограф речи ляжет на дно
будто сон остановится посреди них
слово закинет слово через плечо
и заснет и оставит в живых

что ты видел в окне словно март во небесех
разрывы точки тире
хоть еще один блик
перекати-крик если и правда иже еси

то сними пожалуйста это еще раз
и когда нажимают play то уже не играй что-то сломалось под кожей перемотай
это в прошлом сказал но сейчас смотри
это тоже прошло
как заснем упадем словно
раз два три