RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Иван Фурманов
|  Конкурс для молодых писателей всех жанров.
|  Новая книга - Василь Махно. Частный комментарий к истории / перевод - Станислав Бельский.
|  Новый дежурный редактор - Андрей Черкасов.
|  Новый дежурный редактор - Татьяна Мосеева.
|  Новый дежурный редактор - Антон Очиров.
|  Новый автор Рабочего стола - Олег Чмуж
|  Новый автор - Владимир Богомяков
|  Новый автор Рабочего стола - Владимир Алисов
|  Новый автор Рабочего стола - Алексей Сечкин
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Оксана Васякина

Люцида

28-04-2013 : редактор - Кирилл Пейсиков





Застольная игра

В игре участвует неограниченное количество человек.
Правила игры:
поднявшие руку по одному выходят из комнаты,
возвращаются произвольно,
с подготовленной речью
доказательства собственного наличия.

те, кто остался,
не верят, что вне этой комнаты
возможно существование,
и люди гуляют,
покупают в пятерочке пиво,
бьют своих женщин,
работают на работе.

Исключение из правил:
только те, кто испытывает влюбленность/
любовь/ привязанность/ чувство долга/ et ceterа
знают, что могут достроить из воспоминания или предмета
любую реальность,
как то: список дел на завтра/ маршрут автобуса 815/ связь с родным человеком/ отпуск в тайланде.

сбой в игре:
в комнату входит ребенок,
ведущий теряет контроль над ситуацией,
но быстро находится, звонит по телефону –
служба безопасности на подходе,
мальчик, поиграй в компик,
тебе еще рано, не садись на эти стулья,
сейчас придут дяди
и отведут тебя обратно.

случай из практики любого игрока:
игрок вздрагивает и обмякает на стуле,
все проговаривают ритуальную фразу: на кого ты меня оставил,
поворачиваются друг к другу и продолжают игру.

Из записей ведущего:
как правило, все таблички содержат
сообщение: не верю.
но бывают случаи с обратным ответом.
тот, кто поверил и тот, кому поверили,
не оставляют следов.
но в памяти экзальтированных и чувствительных игроков присутствуют в облике света,
на этот случай имеется группа юродивых,
они резюмируют: вознеслись,
выходят из комнаты.

Игра продолжается.


Люцида

двое, разного пола, оба в белом,
выходят из стен ванной комнаты,
они говорят: «ты не прописал программу».
я не боюсь, все как обычно, схлопывается внезапно.
Вася в тексте ищет оплошность,
не находит и говорит: «забирайте».
я знаю, что эта игра спотыкается
на том самом месте, где я объясняю
различия между греческим салатом и цезарем
и под столом глажу его голые ноги,
потом нахожу медальон.
и Вася кричит: «Люцида! Люцида!
где я мог допустить ошибку?»
он трясет головой и плачет, бьет о стол свои записи.
и я ухожу в ванную, чтобы не видеть его страданий,
или, скорее, он сам меня создал так,
чтобы я уходила в ванную каждый раз,
когда обнаружена слабость в программе.

я вижу их и говорю: «забирайте,
все равно я его достану
не в игре, так после смерти»
и медальон надеваю.


Рилэйшншипс

За зеленым холмом
Мамин пансион
Дома ни брата дома ни отца
Когда их не стало
Я перевез маму туда

Я был инженер на заводе форд
Теперь вот азия
И никаких рилэйшншипс
Мне пятьдесят три
Я не подносил
Сына к старым глазам


В окаменевшем бассейне вода стоит
Вот есть гора и храм есть гора и храм

А ты что думаешь о своих рилэйшншипс?

Поворачиваю голову - не помню как переводят это слово
Отвечаю: I never thought about it


Взгляд

Луч над немытым картофелем -
Внук водит глазами:
Дедушка / пиво / старые руки / пластиковая упаковка,
Если гулять вдоль рядов, наблюдая за этой парой
И проскальзывать - банки с горошком / мороженные шампиньоны,
Можно увидеть две точки –
Одна у юноши перед самым носом, вторая – у старика в животе пульсирует
И заставляет мальчика сжалиться и остаться (совсем ненадолго).

Не торопись, ты не увидишь, как замерцал твой взгляд,
И мутный линолеум в комнате покрывается взглядом твоим все вокруг.
За вами следят и просто определить,
Что дедушка скоро умрет,
А ты уже обнял убогие полки семейного супермаркета, проглотил и оставил как было.


Светлана

Света, Светонька, не просыпайся – это я, ласковый как змея.
Видишь, пепел на алтарях, видишь, кончилась пуджа и нищие разобрали прасад.
Света, Светонька, не просыпайся, спи, моя милая, светлым сном,
Я здесь, с тобой, твой король – Разрушитель.
В сумраке храмов живут меня каменные изваянья -
Я ими смотрю, как ты кланяешься и поешь.
Спи Светонька, спи. Слушай – гудит колокол. Слушай – шумит тростник.
Я стал светлым столпом, я притворился змеей,
Не лебедем и не быком и не чтобы тобой овладеть -
Я просочился в твой сон тонким дымом, ласковым звоном,
Чтоб на тебя смотреть, чтобы в тебя смотреть, как в тебе пламенеет смерть,
Как она вся твоя: в каждом твоем всполохе, в каждом твоем взгляде.
Спи, Светонька, спи, и смерть твоя будет спать.
Только когда хранитель станет убирать храм и разбудит тебя -
Не вздумай забыть о смерти, можешь забыть меня,
Но о смерти не забывай, если не хочешь вернуться обратно.


Аруначала

каменная тропа в лесу
это эмбиент
неведомая птаха щелкает ломанный ритм
на краю запределья
ухает филин
под горой имам на башне мечети
разгоняет протяжный напев
голос из - под земли
слышишь, стрекочет лес
он поет по тебе


Ченнай

Вокзал просыпается, расцветает
Мешками с рисом, спящими на полу пассажирами.
Гул вытекает из сердца
Ломает радиоволны, расслаивает мотивы -
Шипит приемник. Выдыхает потный носильщик.
Высота задрожала и стелется по перрону.
Крысы кочуют из вагона в вагон.
Малолетние грузчики с мобильными телефонами
Рассматривают белых женщин.
Брат засыпает рядом,
Танцует и смотрит, как ты
Прыгаешь над рельсами, над смятеньем
И не боишься. Забыл, как называется слово -
Вспомнил, куда нужно идти:
Серия начинается в точности с того места,
Где кончилась предыдущая -
Герои возвращаются в новых вариантах:
Первый убить.
Второй спасти.
Третий вспомнить и рассмеяться.
И щурятся от удовольствия
Бесконечно черные глаза божественной мамы.


Missing

а он лежит себе в позе орла,
в колючих кустах,
на рыжих камнях.
мама объявляет вознагражденье:
сто тысяч руппи
за новости, за фотографии,
за что угодно, лишь бы знать,
где его носит.
а он плывет над головами
в переполненном ресторане,
над музыкой,
над стаканами с соком и чаем,
над языками
и посылает воздушные поцелуи.
муравьи доедают его глаза
и змея сделала кладку
у самого его сердца.
на закате то самое место,
где он оставил тело,
отражает розоватые струи.





comments powered by HyperComments
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah