| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Остап Сливинский, Орфей. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |
Газета Метромост. Выпуски 6-8. (.zip) |
Новая книга - Константин Шавловский. Близнецы в крапиве |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Звательный падеж

печатать   Дмитрий Арчиуоло Кошолкин
редактор - Женя Риц



-Хроника конца энтропии-

Н. С.

*

Собрание в один моток точки в-смотрения
(развёртывание горячки познающего),
обличающие за твоей спиной/ моей гранью.
Уход означаемого, об-ращающееся к,
зарождение - горящие камни на берегу озера,
когда они. Провод струны, размыкание,
не имеешь дна/ сна. См. "от-горание" (свыше):
выбритые метемпсихозами судьбы, разложения
ещё не сыгранной картой на па(р)кете утра.


*

Струпья воды, сорванного диалога струя.
Перебираешь концы количеств;
"Ты говоришь так, будто за тебя смола
нерешённых сочетаний, вобранных слов."
(конечная) станция в (бесконечных) полях.
Согретая изображением мнимого заката.
Река обосновывает формы,
вымывая/ вытравляя их из твоего виска.


*

Вещи, превратившиеся в окна.
Раньше время останавливалось около её
{протянутых} рук, словно слюдяной зверёк.
Дама на единороге - конфигурация раз-по-ложения,
готовность выйти снова и снова в оцинкованную реку,
вслед за омельчанием деталей. Пишут:
"Он перестал фотографировать/ жевать, ибо
объектив отказывается пресыщаться бессмысленным (?)."
[-Потом перезвоню.-] Не всегда там.
Чаще всего разломы затягиваются бельмом.
(Далее зачёркнуты строки,
предназначавшихся для описания экстаза расслоений: прим. ред.)


*

Аккумулируются (на усмотрении П.),
превращаясь в изнанку у-бывания,
в оном пре-бывая - расщепление
и, post, сцепление, макулатуры трубой.
Заканчивая "полное собрание ослеплений,
которое выпрашивал без подписки", помнится также,
точнее: возврат из забытого, то, что определяет за-бывания.


*

О-печатная. Приближены,
но не того, которым станет p V q.
Костяк правил, рыбий жир грамматик -
ожерелья? . . . . . . . . . . . . . .
"Если это пишется." Но это, скорее, прятало.
В шуршанья листа. Отмеченное
счастьем, кровью, помадой "не потеряй голову".
Пейзаж не вмещает в свои лёгкие столько густой пустоты.
Частное дело (уже, полчаса назад), хотя части общего телесного при-частья.
Герменевтика без database:
... а потом они не ... проч.


*

Нерукотворное. Отсутствует слух/ духи.
12092004. Страстной понедельник.
Это свет, обливающий сушку белья,
обращение к единству, успехи машиностроения,
мнимая, проникая в складки треснувших объяснений.
Сквозь идентификацию - фахверк реальности -
ведут перекрёстные взгляды,
полных квартирах.

*




-Отрывки из кодекса любовных повторений-

[Тексты, отправленные К. 28/05/1993]

*
[Подростковое подражание А. Д.]

Пустеют года. В общем, становишься домом,
в котором доски не напоминают
о скольжении рук/ веток за бывшими ранее стеклами.
Любая фраза - как лёд: посмотри, как капают они,
пропадая в пересохших бороздах забытого всеми маршрута.
Говорят, лучше не беспокоить прошлое; имею храбрость вставить оговорку:
временные складки испаряются при нашем перебегании -
пограничных полос, или всего, что приходит тебе в голову -
и, говоря/ шепча сквозь (слуховые) раковины:
там, где триптихи Мартини,
костры, излияния пустословных монахов,
и что-то ещё, пусть и не имеющее значения.
А пока отпусти, разними поверхности универсумов,
ведь все равно квантовые (нрзб.) ничему не научат.
Любовь - но без неё, если возвратиться в то же место:
не ту же, конечно, строчку, тем паче, что и книга была недописана,
а воровалось вовсе не яблоко [(с)читай: оптический вымысел].
Об этом мне говорили, стараясь не повышать голос,
хотя и знали, что я бы снова полез копаться в мёртвых скважинах завода.
Дорогу домой указывать не надо; да и касса, в конце концов, закрыта,
и "нет ко мне гонца". Вот только горечь такая,
словно бы жгли не листья в садах, а предметы:
<атрибутику человека, последние баррикады против пропасти.>

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Не говорить принято о том,
чего больше не выскажешь: луна, например,
развязка разодранной чьими-то судорогами рукописи,
вагон в лесу. Но почему?
Что заставляет нас терять, углубляясь в сумрак времен,
подменивая детали, разбазаривая монеты?
Ответишь после (следовало бы: никогда). И чем дольше
смотришь на себя сквозь призму,
тем больше вопросов задают тебе листва,
сорняки в проданном огороде, кружка в придачу.
Не спешишь на поезда: ты ведь знаешь, что их курс - прямо.
Так расслаивается подкладка твоих неудач, равно как и та,
что носишь на шее, словно оберег, до самого вздоха.
Это, наверное, хорошо; только нам-то что?
Куда тебе? Мне? В какие квартиры,
дабы согреться ото всей этой пустой, рвотной стужи?
Кто знает. Может быть, пройдут и не века, а пароходы
со всеми нами, сквозь туннели/ кишки сумерек... Однако,
следовало бы понять (как?), если то сукно,
{о котором выше}, не сон, не обман осязания,
не лужа, в которой-де блестит отражение бездушных идей.
Холодок пробирает. (Это к слову.) Хотя, что мы смыслим
в возвышенном молчаньи алфавита?
Это - как игра в прятки,
только в самих себя. Знаешь, ведь мне сказали,
что "где-то есть черта, после которой все сливается в правду."
Нам бы дойти, долететь... Только как же воспоминания,
не дающие нам уснуть? Ни строчки о них, ни весточки,
но мы чувствуем: они есть.
Очки спасут, наверное. И песни в столовой.
Звонки тоже, даже если не знаешь, кто и зачем звонил.
А может, это из прошлого?
Бывает и такое. Мы же люди, в конце концов,
и более тепла нам не требуется. И не только под лампою.


*

другой текст
(см. переписку)


*

enter//
code


*

[то же самое того же самого]
О свежести стёкол в апреле.
(К этой мы вернемся,
обозначив вектор падения-в-сон.)
Избираются <родством> текущие события,
образуя лужу на Пасху, когда . . . . . . . .,
выходя из подвор(отни (на (нрзб.))), не доглядел - убийцу.
Всё имеет вес в споре до тех пор,
пока не "книги положить на левую полку,
журналы - на правую. Я оставила тебе суп в духовке."
Место, где сопрягаются память и движение.
В {14 лет} он/ ...ы чуть ли не стал трупом.
Нынче: прогулка по скверу новостей,
вглядываясь в пошлый случай на даче.
Газеты. Сохранить слепок даты. Back. X.


*

Потеря связи между этим и тем
эквивалентна разбившемуся (sic!) черепу погоды,
перемещающей границы с середины на юг.
Ты забываешь, что "я" - зажигалка,
сломанные часы, окурок в стакане
вместо вчерашней незабудки (посвящается).
Гниющего шёлка пространства, дебри кустов
в Версале... (белый шум обнажает поверхность холста,
ещё не прошитого влиянием держащегося за осколок, слов.)





-Из цикла-

56
не

82е
кровоточащие скулы молчания.
Он засыпает под шёпот жасмина в саду,
напоминающем о его, собственно(м) бессилии.
Язык разбрасывает на площади чертежи,
раковины, опорожнёные Орфеем.
"Слушаю." 02:30.
О.

102

215
написан

1w
Структура выявляет себя там, где она не работает. ()