RSS / ВСЕ

|  Возможность комментирования убрана ввиду невостребованности.
|  Новый автор - Артём Стариков
|  Новый автор - Александра Шиляева
|  Новый автор - Андрей Янкус
|  Новый автор - Алексей Леонтьев
|  Новая книга - Сергей Михайлов. Жизнь во все стороны.
|  Новый автор - Иван Фурманов
|  Конкурс для молодых писателей всех жанров.
|  Новая книга - Василь Махно. Частный комментарий к истории / перевод - Станислав Бельский.
|  Новый дежурный редактор - Андрей Черкасов.
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Юрий Рыдкин

ГИПЕРССЫЛОЧНЫЕ ТЕКСТЫ

26-05-2016 : редактор - Женя Риц





(clickните каждый стихоблок!)




БОМЖ


« –

– Как эрегирована кобра! кобра прошлого,
а свой иной остаток будущего тошного
разнёс по моргам, по фронтам, по онкоцентрам…
за исключением часов, изъятых ветром
в пользу птиц.



– Да-да, я сдох, но незаметно для супруги,
настало время без бритья и контрацепции,
но вместе с жизнью удалились файлы cookie,
и без работы эрогенная рецепция.
Кстати, вакансии есть?





…засім прымоніў тую дуру дзеля рэха
што і без гэтага червівоя як які
такім жа чынам мы пріходім там где веха
уже зусім меня пріпрятала на дахі



пора всерьёз заняться переводом времени,
но не вперёд или назад, а как продукта;
и вот уж прямо на глазах рифмовый Эминем
невольно стал героем праздного конструкта



прыдзета тоже міновало трамбонзану
яна прыгожая але не так чтоб мімо
когда ты смотріш на неё то круассану
нельзя нікак переваріться словно міму



отряду чучел приказал бомбить бойкоты
последних отсоединившихся обсессий,
а вслед за ними драпанули и пустоты…
там перископ поднялся?.. фаллос?.. или Несси?..



ціхота былбала на вехе і манухе
поскольку тыкалка совсем не то што раньше
і в этом смысле мы конечно же к потухе
всех предыдущіх рукодельніц чуть постарше…



отбой от мыслей – заточение в БЕЗВРЕМЕНИ
без шанса высмотреть улыбочную млечность,
и вот в такой тектообразной Брестской крепости
могу надеяться на временную вечность




яшчэ раз скончыліся спробы получаться
і мы решілі посмотреть на это в оба
теперь на выходе попытка догадаться
віншуе з чымсьці нейкім дзіўным тіпа опа



насилуемая
аборигенка эксгумировала символ,
который в зеркале закапывался временем;
после неё… после себя я губы вымыл,
бо их стянуло аннексированным семенем



іау уана іона судакара
піў піў і вось ужо прыехалі на утро
быть может скоро нас настігнет чья-то кара
но это еслі на ліце вознікнет пудра



ракет сигнальных скоротечные рассветы
нам помогли найти засос во мраке дрёмы
и сопоставить образцы чужой и этой,
чтоб по насечкам на жмурах уйти из комы
сопредельного государства



жаштэжа конская опять стремітся к юсе
а он свободно так смеётся мне на ухо
ты палічы ты палічы і ўсё на пузе
пачнецца заново по часті неодуха



(вывеска над воротами в пенитенциарий)
войди в вагину и побудь немного пленным,
ты обретёшь тут независимость от выбора
меж уголовным преступленьем и военным,
но при условии, что нет в тебе от киборга
ни единой детали!



засім прымоніў тую дуру дзеля рэха
што і без гэтага червівоя як які
такім жа чынам мы пріходім там где веха
уже зусім меня пріпрятала на дахі…






– Я б хотел объективности ради
издаваться у личных врагов.
Как по мне, это было бы кстати:
надо пол поменять у стихов,
пусть на месте сбегут от грехов.

– А что Вы можете сказать по поводу Вами сказанного? Какова Ваша позиция?

– Да никакой! Потому что сомнений не вызывают только пронумерованные позиции.

– )))

– Я про танцы.


– …»






ЯЗЫК


Между атомами и семами
я удерживаю объект,
героическими гаремами
пополняя его эффект.



”…виста нувынит потому что это ряшно
в таком же смысле веронезит эдипетра
а раз уж доза воеводит и не зряшно
то реставелле тоже может вставить цедра



«…там в междуречье будет чьё-то междуножье,
в глубинах коего стоит перегородка…
она же есть язык оргазма… осторожней
его схвати и слушай стон, что выдаст глотка…
ему и быть ключом и кличем белпротеста,
а бабе, пойманной врасплох, – твоей невестой…»
– сказал мне вожак
по имени Жак
и спрятался в пах
из потных папах



курпата проклята поскольку оболванит
кукушку кукиша и фигу фигуристки
фата зинока простофилей сзади саднит
а ты на выданье и в образе статистки…



тщетно
мы, глотая фантомные слюни,
пробирались к её слезам
сквозь «ни-ни!» и при помощи Клуни,
отправляли в разведку спам;
я вошёл в неё с чёрного входа,
нюни высветив до биде
то ли сполохами от «прихода»,
то ли лампой НКВД



кманара рылит левиолу и капризу
не подчиняется когда бы ни продула
всухую или же на мокрую и низу
лихое высказала разве для отгула…



на привале
нутром на посох опираясь или фаллос,
я исходил её продольно-поперечно
в надежде выйти на бельканто Маши Каллас,
где время гендер подаёт как то, что вечно,
и не требует дезертирства


9841755694592752955645734365934565656755

6756756783632659569856736537652376575675
6984576975968725869725962895762956728676
8522678567895675498678596798678568685768



секс-миксер взбил прошлотеперешнегрядущее;
дефрагментированным мозгом нянчу вечность,
и жизни снова обретают неимущие,
беря мою рукопожатную конечность,
найденную на поле боя



дык прыгадайце колькі будзе дзеля справы?
дык зразумейце колькі стане для такога?
калі мяне альбо цябе штурхнуць за краты
мы растлумачым гуслярам хто і якога…”






ТЕКСТО


Оргазм воскресает забытое,
человек кончает от бессмертия.



”…маклая выжится и здорово энает
мы тоже симимся а это не в тулину
бо промирада агатует и манает
тра бо лу у ри ка по вы хо ду в до ли ну




сосёт меня,
косу забросив в косвенность,
а там война,
как репку, тянет подлинность…
открыл глаза
во время поцелуя,
а там глаза
во время поцелуя…




МЕСТО ДЛЯ ФОТО



продукт пинг-понга между фобией и Фабиан,
подобье шарика, в котором есть которое,
оно велит столкнуться выношенным армиям,
когда подзорное внедряется в позорное



МЕСТО ПЕЧАТИ




если нехватка тела,
душит избыток жизни;
самое время смело
мне послужить Отчизне!




МЕСТО МЕСТА



«ПСР,
и я, твоё постмодернистское ничтожество,
шукаю стык в глухонемом итоге взрыва,
где шанс обняться аннексировало множество,
и вражьим воздухом разношена вагина
парашюта;
фантом беременности твой
мне вышел боком,
и я с баулом за спиной
лечу под Богом
рожать нехватку
и ставить латку
из подножного грунта,
из бубонного бунта…» –
бормочет во сне
сосед по госпиталю,
а я записываю))),
а ты читаешь)))




МЕСТО!



а я в гробу лежу настолько сексуальнее,
что дезертиры мне завидуют, склоняясь
над невозможностью продолжить убегание
туда, откуда хороню их, не прощаясь



прынамсі так сабе канцоўка ў сэнсе сэнсу
якога мала не таму што дзесьці болей
а па прычыне недахопу ці то дэнсу
ці нараджэння без нарады і без болю…”





Мо


”…истазно вышла возле яки тиуада
затем чтоб молову склонить за ради пота
однако это вам не пипка в лоне сада
куда за ротою прихрамывает рота



карлят глаголет на тихонском про раруту
а это значит что мгновение в клавире
мирмар опять-таки смеётся с кукол вуду
бо рикравара промизонит руку в тире.



чтоб избежать и жадной сжатости, и джеба,
поцеловал дзяўчыну прямо в «слава Богу!»,
когда она, из Дона вынырнув, нелепо
плевалась в эту зарифмованную строку;
река на поясе висит… а мы – на плёсе…
це-лу-ю дів-чи-ну,
пока не высохла до звания сержанта,
что приказала мне представить нас в засосе
во имя доблестной реальности гаранта



черня ихот мы заплываем за ундину
ально не выполнен покуда но в проекте
я обязательно оттрахаю годину
каб не могла прийти на красном диалекте



иначе клячи и онучи сочно в ячу
по советухе подполковника запаса
а тот задрот не преминет пустить на дачу
бирковитандовые эхи экстра-класса



айда со мной!
в край экивоков и патронного банкротства,
там много достопримечательностей некро…
в боях за бойню тренирую превосходство
над бывшей бабой с позывною кличкой негра?
над бывшей бабой с позывною кличкой метра?
над бывшей бабой с позывною кличкой ветра?
над бывшей бабой с позывною кличкой кедра?
над бывшей бабой с позывною кличкой «Цедра»?
над бывшей бабой с позывною кличкой «Tetra»?
над бывшей бабой с позывною кличкой «Недра»?
над бывшей бабой с позывною кличкой «Лепра»?
над бывшей бабой с позывною кличкой «Зебра»?
над бывшей бабой с позывною кличкой «Педро»?
над бывшей бабой с позывною кличкой «Ретро»?
над бывшей бабой с позывною кличкой «Евро»?



такім жа чынам мы паехалі да хаты
дзе нас чакалі раскрадальнікі свабоды
за краты мовілі пайсці ці ў аты-баты
а я схаваўся ці то ў бульбу ці то ў боты



цяпер дурында мне тлумачыць дзеля нешта
пра прыгажосць што засталася ў сівым лесе
як ёй адкрыць што я ўжо не Кутчэр Эштан
і што яна не Дэмі Мур а Кэвін Спэйсі?



как на могиле,
от смехоты друг в друге прячемся на бруствере,
где соревнуется, побрезговав отличием,
твоё до боли обсессивное отсутствие
с моим до ужаса навязчивым наличием
за право лгать
во имя ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать,
ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать,
ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать,
ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать,
ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать,
ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать,
ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать,
ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать, ать…






ГЭЙ!


хорошо начал,
хорошо кончил,
да плохо пробыл.



”…а между тем и лынды путают на срезе
бо простофиля мякишует на корзине
в которой что-то там валяется о весе
орда беды хамас мясуется на Зине
к ней перспектива эрегирована далью,
а значит близится конец на средней дальности;
однополчанин мой настроился на кралю
и вздумал дуло взглядом вздуть, а пушка – травести



дык я о том и говорю а если только
то там мана не кочевряжит для потехи
а исключительно за ради сколько-сколько
и по причине андерстендовой помехи



я покуда стреляю мимо,
но зато попадаю в след,
потому не страшна мне мина,
если мины под маской нет



за сим позвольте навиниться до игила
хотя при прежних дивидендах было лучше
поскольку дралина не хужит возле ила
а там и болия на вынос тянет уши



мы молчали, когда нас пытали,
по воде перешедших Дон;
нам пора поделиться телами,
больше нечем вызволить стон



смартон опять пришёл за нами ради прыти
нам восвояси не ходить из-за фурункула
и если только откараскаться от сыти
то будет шанс у нас добавиться как руккола



в раз восемнадцатый по вызову взаимному,
как парашютом, нас накрыло простынёю,
но свет ракеты к нам в «палатку» влез по-зимнему
сказать, что мы пока убитые с тобою



растадики ривонят охату навеки
во имя танца или даже для хабалки
что льнёт не к месту а намылилась под веки
(я зарифмую, коли очи ждут рыбалки)



девятый «гэй!» летит за далью после БУХА,
не находя нигде преграды для отскока,
а то бы нимфой воротился и мне в ухо
шепнул: «Жива я… без оскала и осколка…»
https://www.youtube.com/watch?v=HbP7bUFpHdw



иу ае эа уо ие аяя
ёё оо аа ээ уу аия
як ты жывеш? тваё імя? хто ты такая?
не разумею дзе тут талія дзе шыя…”






ДРУГАРНЯ


я вам пытаюсь доказать своё отсутствие,
а вы всё ловите меня на честном слове,
где по полуночи на белорусском бруствере
кому-то чуйку тренирует дэнни гловер.
Эй, ты!,
не онанируй на иное измерение!,
а то очнёшься, а вокруг – столпотворение
муринекроззз… ззз… ззз… бля…



«…гирна филонная смяецца возле изы
и это многое даёт по части шишек
тем паче если макавуха жаждет шизы
а девиантное зовёт ещё и мнишек,
а в моей подлежащей
всё беспросветно, мимо, мало, умирание;
я и не знал, что в теплоте так много тлена;
теперь болею за батэшников, а ранее
вдали от внешнего был морю по колено;
мне ей
убрать бы волосы с лица, есть повод тронуть,
но вместе с ними уберётся пол Полесья;
так я однажды у соседа срезал крону,
когда в бессилии промямлил ей – не смейся…
и всё-таки
одну неистовую прядь завёл за ухо,
чтоб лично выяснить, куда приводит нежность;
теперь дрожу тут после боя… всюду глухо…
вопрос удавом на кадык – а где же внешность?



нралина сада бегемухо кванто присто
в итоге это же прикапало на фазу
отныне дыне не положено монисто
бо жыжда мажет тропы хрэзом на проказу



однополчанин ранен в рану, клянчит воду,
его бессилием смерть взыскивает гостя,
и мой остаток карий, слившись с каплей йоду,
в дыру сползает к сингулярности за костью…
не скули!



шмакрин зевотный гужит этобу на хуне
для конбиррации которой в общем нету
но при изрядной патологии на шхуне
и в одиночестве дано доплыть до свету,
а вот мне
плашмя осталось пролежать всего полжизни,
прежде чем
горизонталь моя продлится в горизонте;
между тем
ряд измерений выясняют, кто капризней
во тьме рефлекса от проглоченного зонда



юя куюня ловенально и протально
баянит около возлюбленного тэга
и если всё это оценивать брутально
то получается граммаливая мекка…»






КОМИССОВАННЫЙ


”…шатэ крынуна видит только сивишону
поскольку та не представляется иначе
а вместе с тем в одной из тем мсье крюшону
чикра луна мана дана лична на да че



«её отказ есть убегающая бездна,
скажи спасибо за заботу, бо не кубарем…
в самом падении всегда немного тесно
и нет саней, а то бы сдох хотя бы ухарем…» –
я убеждаю сам себя на поле боя,
среди аффектов волоча не то наводчицу,
не то ту самую, – я исхожу из воя;
теперь мне надо позарез найти песочницу,
в которой общая земля была, где оба
умели строить из песка похожих леших…
квадрат сварганим из разломанного гроба!,
бо пополнение идёт за счёт воскресших…



зусім запамятаваў мову беларускую
навошта нешта ці то пошта без чагосьці
я разумею толькі боль і ролю вузкую
якая можа мне спатрэбіцца дзе хтосьці
амаль адмовіўся ад рэха і рэальнасці
крамла гавэжыць дзеля сэнсу дікавегі
затое тое не пачне чуваць да сцальнасці
якога-небудзь небаракі ці калекі



пора попасть в нейтральный сон, а лучше мимо
и задержаться в независимости промаха,
где маета непредставляемого мима
таит от меткости, от пороха, от сполоха;
без символического, чистый, как поллюции,
избыток будней треба сбросить в бабьи губы
и приготовить там задержку революции;
по части «ах!» не превзойти степной зарубы
ни организму, ни оргазму, ни органу;
с убитым до неузнаваемости Михой
под парус замершей цунами сухо стану
и понесусь вокруг оси планеты тихой



уи уи иу иу юпитеровка
на марсоморе кулебяним по хловухе
а там и крольня подоспеет пикировка
в которой краля или что-то в этом духе…”






ЖИ-ШЫ


«…сисари клопота чивира бдаломанко
ариолоно прокевилевое минут
диванивани млеюются возле данко
и нраволунят сагорулией не сгинут…



отныне мимика вершится не по карте
морщин, намятых магнитудами оргазмов
согласно пункту о таком телесном трасте,
при коем стороны хотят лишиться шансов
на повторение невыученных правил:
буквосочетания ЖЫ-ШЫ пиши с буквой Ы…



обедохулия гальванится на лейде
за сим окрошится и вязнет в капотухе
а там и сами раскричалися «налейте!»
киты шершавые троящиеся в ухе…



по ходу хая в опромежности намокло,
меняю граммы боевые на штрафные,
пока какие-то свои стучатся в стёкла
очков с оправой, вросшей в кости черепные…



драбин прилован чем-то кручевым как маха
и зачарован мыслестанцией потухшей
в которой помеси прогуливают стаха
на семинаре семенном семьи минувшей…



взят
шальной снаряд на мушку задранного носа,
и левизна стекает в темени рефлекса
на компромат непереваренного текста
из дневника уже большого малороса…



в котле инкогнитовом тлеет тлен до кучи
а на полявии корёжатся сатурны;
когда снарядами расталкивают тучи,
ничьи воронки заменяют праху урны…



размер наткнулся на тупик в конце вагины
одной наводчицы с глазами-пауками;
застрял в позиции, дождаться б паутины,
каб не забыть последний август с гамаками,
в которых маятником маялся от мая,
периодически раздваиваясь или
(что на глазок – одно и то же) исчезая
в одном из измов измерений, где остывшей
блевотой липнут залпом пройденные мили
из расстояния промежду мной и бывшей…



ау эо и наиая олакана
ювыя ысится на екене к вифую
хатыми олуя иль или от аркана
для перамогі текстонически блефую…»






СОСТЫКОВКА


…из-под словмески выбивается тли тливость
из мдяки фло рабі навзрыд водопопойку
эль бля клейстяка приблизирует стонливость
шумша дрочливый убегает в койкопойку
но почему цветы в пылу преодоления
так оголтело! дышат так неутомимо!
и регулируют ароманаправление?
благоухание проходит мимо мима
меня мумийного липтадо долливуду
родноотрадное в каком-то роде траты
дикута бибера а по большому вуду
краблобредут конгломератные караты
ар вар гур вар дер мер хи мер бом ком ки то ну
соплята скомканы проторта кибер грошу
скользят губиновые сани с гор к кордону
моя побывка уподобилась гаврошу




б…я!..
глаза выблёвывают слёзы разноцветные
прям на наследие закончившейся вспышки…
фантомы фотоаппаратные?.. ракетные?..
приватизированы в области одышки
на скоростном аукционе аутиста…
нутро выманивает в недра кругозора
криптоспираль маниакального монисто…
и не нашарить междунотного зазора…
не протекает тишина вовне и внутрь,
сюда, где сбившаяся свежесть дождевая
в опустошённости сойдёт за пневмоутварь…
и я обуздываю воздух, задыхаясь
от эйфории, спровоцированной серым…
неподконтрольным обнулением контроля
за разноцветным иль хотя бы чёрно-белым
бытопоследствием введённого пароля
отождествления… откачки… опохмела…
из тыла выпалила память без пространства…
сомнамбулически снуёт… снуёт без тела…
и состояние постится без состава…
сие отсутствие не может быть описано
тем, кто наличествует… иль куда-то делся…
но вроде бы моё наличие обыскано…
и у меня меня украли… осмотрелся
и не нашёл себя ни рядом, ни за взглядом…
по-ра с бес-смыс-ленн-ость-ю слить-ся ра-ди смы-сла
по-жен-ски и-ли по-муж-ски… но без муж-лан-ства…
я звук, по хо-ду у-ста-ю-щий… я за-ви-сла
над э-нер-ге-мой сло-ва «ти-хо-о-ке-ан-ство»…
эй, тишина, харэ прикидываться гудом!..
а я не стану притворяться бормоталом…
я облюбован этим траурным уютом…
лежу в гробу под отсыревшим одеялом
белорусского производства…
скука смертная……………………………………………………………………………
………………………………………………………………………………………
………………………………………………………………………………………
………………………………………………………………………………………
………………………………………………………………………………………
………………………………………………………………………………………
………………………………………………………………………………………
………………………………………………………………………………………







я в предвкушении истока предвкушения,
расцвета корня и упадка энтропии;
у бубки нечего просить, опричь прощения
за результат граммадной дактилоскопии:
на семах семени узор, круги мишени;
в огнемайданящемся центре лоббиринта
танцует «яблочко» картошка без шинели,
в нерыбомясовости от бинтá до бѝнта;
и планомерно у разгаданных гадателей
в чехле бодаются очерченные черти;
и компенсирует количество читателей
несногсшибательный тираж «случайной» смерти



ли вместе трасти разом гладова дигуда
сты стыка сдвоенно став ле ни е сто бо ю
на сми га га ра про по ве ду ет посуда
иса на ра ри я шевелится гу бо ю
ни зя ка та ка ви на ва на или мы ли
вот вот и от вот вот и то вот вот и это
я ми на ви на чи лю ба ри я лю би ли
огон для гона по дороге без кювета
имяне живила вернувшимся пребратом
и больше нам не будет срока возле крока
господивление парит немым раскатом
ты воссмотри – с востока стока тока ока!..



ей-богу, собранное в бра преображение
слепит в закопанном шкапу моё «как будто»;
в глубины жара начинается движение
до вознесения уменьшенного нетто;
и вот уж я в наземном Гомеле, но где-то;
мой взгляд зажат пяштотай ступоров магнитных,
где от ведущего в края теотекстуры
текстообразия развилок дельтовидных
не отличаются печальные прищуры,
следы невыросших ресниц или растущих
в глуби отсутствия, насиженной надеждой,
где золотится равный клирос для поющих:
«Хай у краіне снег ідзе хадой няспешнай,
каб верхавыя бюлетэні за цнатлівасць
мы паспявалі падлічыць…» водопопойку
эль бля клейстяка приблизирует стонливость
шумша дрочливый убегает в койкопойку…






ПРОкладКИ


"«…какланда мшашыт как бы тихо и подлунно
в пандан не панды но животного из века
ну то есть вряд ли стоит дальше так заумно
херячить граммы в человека-читовека



хотя бы
кабы
ей уподобиться предчувствию Пришествия,
тогда бы я в неё вошёл с любого входа,
не опасаясь угодить в засаду шествия
вокруг Чернобыльского шляха и народа



трамблэгда сложно так звучит что можно ахнуть
на рикувеллу и руладу буковины
с той стороны где есть возможность громко трахнуть
мою соседскую страну до половины



простой прокладкою заплатанная пропасть…
уже не выдержит кровавого потопа…
летим со мной! пока в строке лопатка – лопасть!
пока в вине твоей не захлебнулись оба!



но это только если ферда диканатит
а так посуха потолизит не для пехи
наверняка она таксама в деканате
но это вряд ли потому что есть успехи



опираясь на сжатые челюсти,
удаляюсь с концом горькой нитки;
позади оголяются прелести,
мышцы, кости, простор до finitки



иостоланда тоже так себе соперник
поскольку кальку пришпандорили к колену
а то совсем не разогнёт туда где пернік
бо там до воя доканали кантилену



табу на воспоминания
сегодня большого звания,
разжалует нас в полевые,
прикажет забыть, что живые



и вот на этом бы закончить говоруху
но получается не очень молчаливо
а мне бы в общем-то хотелось повитуху
и что-нибудь из белорусского залива



гнались за означаемым
и застряли в уютном падении…
за права мертвецов на иронию
граммогласно горим в сновидении,
претендующем на гегемонию



краоша дажная сивеет возле факта
вдоль параллели и какого-то реликта
где в текстоте вот-вот начнётся поиск такта
по отношению к тому кто тут без dicto



оправдайте меня!
обласкайте меня!
а затем измените последовательность!



яшчэ б да гэтага дайсці было б прыемна
а там вакол альбо вокруг пачнецца свята
і мы на ім пазнаем тое што таемна
пакуль за Куніс не прыедзе Чэнінг Татум



всё, пора кончать писать!
вообще!
всем!
три-четыре – закончили!»






ЗАSOS


”…гэрбэ за ша сойдёт гранада или нэха
жмужми прыйшоў а гэта значыць вдоволь смога
ордаатака приплюноет и потеха
пачатак нейкі нам вязе а то і многа



мед-ся-стрыч-ка…
ле-жи… ли-жи… мо-ю… бо-ё-ву-ю… гри-ма-су…
и… я… из… э-той… ав-то-но-ми-и… ли-за-ни-я…
пы-тать-ся… бу-ду… пе-ре-жить… что… ты… без… гла-зу…
а… мо-жет… и… тво-ё… по-смерт-но-е… приз-на-ни-е…
стань на колени! и до самого осадка
соси меня, пока мерещишься немёртвой…
не впору будешь, и под треск метаостатка
избытком мускулов разделаемся с прорвой
тваёй



чжага хурхарка только так и сузим хлеву
бо ён такі што не пачнеш кахаць без юры
когда приходит чей-то ход ищите еву
прынамсі мусіць распрастацца да фігуры



запыхавшись,
прицельно тыкаюсь в ровесниц Радиации
в Надежде встретить оргазмическую вспышку,
в которой ротный Рыдкин передал по рации:
«Приём… Приём… В Адее чувствую одышку…»



і зноў сумеўся крандовадно ради нутрий
они по праву греют пах а то и плеву
шы буль ба мяккая таксама і для гурый
зусім чудоўна натыкаецца на деву



я чай вкушаю, приготовленный тобою,
но кляп лимона затыкает дырь засоса,
в которой крепких мертвецов готовят к бою
за языка на территории becausа,
произнесённого «тобой»



дык вось я так кажу пра тое што не марна
ішака кака олда фітра транты губы
і карабуда тут плыве так велізарна
што вылетают зарифмованные зубы



на мосту
я думал – сено снизу иль хотя бы Сена,
таму глаза недозажмурил, было видно,
и на советское ЖД упал, как йена…
внизу поймал меня коляской инвалидной
ангел Целана



кішына лохно шутіт і кідае камні
а я такі што вадзяныя халахупы
кручу-вярчу покуда где-то младший даўні
на сингулярность зырит прямо из-за лупы


PS


А теперь, дорогой гиперчитатель, вспомни всю ту несправедливость,
по воле которой ты дошёл до чтения этого текста.
Да-да, я подожду!













Ну вот, считай это моим прямым высказыванием, если угодно, с приставкой мета…”
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah