RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Максим Бородин

тоже ведь муравей

21-05-2011 : редактор - Василий Бородин





* * *
облака налетели
в новом теле
в смысле руки ноги
и все остальное
прекрасно
словно
йоги
поднятые в небо
сплошной левитацией
и сразу пошел дождь
этот термин
применяется в случае потери ориентации в пространстве
спаси нас
и сохрани
говорят капли
моим ладоням


* * *
ты не гражданин мира
сказала Ира
не хочешь выходить из дома
никуда не ездишь
из всех законов
закон Ома
выполняешь
и всё
больше ничего не сказала
прошла мимо
со своим сыном
она каждое утро так говорит ему
когда отводит
в детский сад
а что еще можно сказать
маленькому человеку


* * *
Олександр Ірванець
в білому залі
наче птах
кружляє
п’є
підіймаючи обличчя до стелі
говорить
запитання будь ласка
зал мовчить
тільки бабця
щось бурмотить у мобільний телефон
купи апельсинів
купи апельсинів
купи апельсинів
може це
якийсь натяк
чи що
поезія
бу-ба-бу
та дніпропетровська аура


* * *
обрезал деревья в саду
приговаривал
простите меня
мои дорогие
наверное
и он
так же с нами
поступает
а еще есть способ
повысить урожайность
старый дедовский способ
взять здоровенное полено
и по стволу
ах
ты негодница
груша баклуша
будешь давать плоды
и ходить вокруг
бить поленом


* * *
я понимаю
что являюсь графоманом
но что я могу поделать
подделать
разве
удостоверение личности
написать от руки
обязательно от руки
слитно
«неграфоман»
это что-то среднее между
негром
графом
живущим в городе Оман
и
автомобилем
«ман»
большие-большие такие автомобили
словно
книжные шкафы
перевозящие лимоны в белых картонных ящиках
на которых написано
«лимоны»
никаких уверток
всё честно и открыто
графоманы
они такие
и я такой
иногда меня хватает еще больнее
чем всегда
хватает за горло
душистой лапой истории
тогда
я беру свои последние стихи
запаковываю их
в конверты и файлы
и отправляю в журналы
издательства
и даже
стыдно сказать
поэтам известным
и неизвестным в нашем городе
болезнь отходит в угол
и мы с графом и негром
сидим за столом
в ожидании ответа
граф что-то насвистывает из Джима Моррисона
негр
рисует на столе
дорожку из пряностей
и разливного пива
потом мне становится
тоскливо
и стыдно
своих периодических приступов
которые другие
называют
таким
сладким словом
«литература»
а я
«существованием»


* * *
захисти мене
мій цар
Соломона кум


* * *
ти моя клята кохана
громадянка
країни басків
оголена
наче
кінцівки дроту
що біжать до бомби
на моєму серці
ти кажеш
якоюсь незрозумілою мовою
усміхаючись
як усміхається Енді Уорхол
як усміхається Ніко
ти брутальна
та зла
моя кохана
громадянка мого серця
та мого мозку


* * *
говорили
балакали
сіли та заплакали

народна приказка

замечали
на всех культурных мероприятиях
презентациях
выставках
вечерах памяти поэтов
главными виновниками
чувствуют себя
всегда тележурналисты
они приходят за пол часа до начала
торопят организаторов
носятся со своими видеокамерами между рядами
задают дурацкие вопросы
не слушают ответов
куда-то спешат
уходят через десять минут после начала
рабы лишь факта произошедшего события
а не смысла его
и что удивительно
мы всё это терпим
молчим
набрав воды в рот
убираем ноги с прохода
чтобы они пронесли свои треноги
зажмуриваем глаза
когда они светят в нас своими лампами
интересно
это наш идиотизм
или подобострастное отношение
к некому величию телевидения
подобное
отношению племен Полинезии и Берега Слоновой Кости
к белым людям
торгующим цветными шариками для бус
а потом в какой-нибудь передаче
они выдернув из контекста два три слова
покажут всему миру
свой интеллектуальный узкий аристократизм
сенсацию
высосанную из пальца
считая
что каждый из нас
только и мечтает попасть в этот черный ящик
любой ценой
попасть в это шоу
которое они называют жизнью
наверное поэтому
поэт Владимир Селиванов
которому я посвящаю
это стихотворение
ушел в свое время с телевидения
он понял
всё это еще тогда
в середине 70-х годов
прошлого века
поэт Владимир Селиванов


* * *
я воюю с муравьями
на моем письменном столе
они чувствуют себя здесь
как у себя дома
вот один
бежит по диагонали
монитора
я ему говорю
что ж ты
гад
делаешь
а он вдруг остановился
и побежал к ближайшему краю
то ли услышал меня
то ли понял
что бежит
совсем не туда
куда
собирался
мне осталось только сдуть его на стол
он упал на спину
посмотрел на меня с укором
перевернулся
и скрылся между двух томиком стихов
Ника Кейва
тоже ведь муравей
в каком то смысле


* * *
куда
куда
куда
спрашиваю
сшиваю себя
и того
у кого спрашиваю
паникой
нитью
которая гладью шьется
шестигранной
куда
куда
мне слышится утвердительный ответ
в твоем
молчании


* * *
а дождь
если писать слитно
получается страшно
а если раздельно
стыдно


* * *
мамонов
мамолог россии


* * *
всё
бросаю писать стихи
начинаю писать роман
по-крайней мере
всем так
говорю


* * *
посвящение Днепропетровску

никто меня не понимает в нашем городе
моей высокой поэзии и сердца
хихикают вот так вот «хи-хи»
и уходят покурить на улицу

о кирпичные трубы заводов и котельных
полощутся облака саша мухарев говорит
не расстраивайся так ну их к такой то матери
не ожидал такого от саши но он прав

я ему говорю больше не буду писать стихи
им нужен мертвые маяковский и есенин
главное чтоб кричали громко поэты
да еще может матюкались и пели

им нужен порыв ветра в рваных трусах
харизма сказал саша вот что им надо
да а у нас её нет только поэзия сложная
и пару сборников напечатанных на принтере

я приехал домой и плакал в подушку
никто меня не понимает в нашем городе
и она меня бросила сказала идиот
мне нравятся уверенные в себе поэты



* * *
я не поэт
я не прозаик
мне сорок лет
и все насмарку

я начинаю понимать
что надо душу поднимать

но где её найти сейчас
когда вокруг такая каша

и жизнь
пустая болтовня
о смыслах
юрких и не наших



* * *
разорвало пополам муравья
лапы
попа
голова
муравья
разлетелся на все стороны он
пополам муравьям
пополам
пробежали мимо все
муравья
только я один
остался над ним
потому что человек муравья
никогда не оставит в беде


* * *
облака стояли на ножках
солнечных лучей


* * *
а еще облака на тонких ножках
солнечных лучей
похожи
на длинношерстных овечек
выращенных в невесомости
помните
в книге
звезда КЭЦ
на таких тонких ножках
облака


* * *
на солнце живут существа
добрые существа
существительные
некоторые отглагольные
другие
легкие
третьи холодные
существа
солнечные
наверное черные точки на фоне вселенной
наверное белые пятна
улыбки
слова
люди любимые кем-то
на солнце


* * *
о лес
живущий в городе
стволы
клетки стволовые
листья еще не поднявшие головы
вы видели
сколько света
отражается в окнах
вычищенных ветками
о лес
живущий в городе
ты левое легкое
городской поэзии
легкое
словно слово
брошенное
с вершины плотины гидроэлектростанции
о лес
живущий внутри себя


* * *
жизнь дождевого червя
похожа на нашу
ползем в темноте
и вдруг свет
в конце туннеля
нас куда то несет
и тут главное
прижаться к стенке консервной банки
слиться с ней
что бы тебя не нанизали
на острый крючок
тогда есть маленький шанс
что их рыбалка будет неудачной
и тебя вместе с первым солнцем
бросят под кустом
на берегу
чистой
словно летнее небо
реки


* * *
а вот с завтрашнего утра
мы все
вдруг станем добрее и лучше
что нам
тогда
с этим делать


* * *
он говорит
Господи
прости меня грешного
обращаясь к самому себе
придворный поэт
императора Византии
мой сосед
по ночному небу


* * *
душа
душа
душа
душа
и всё-равно тело


* * *
а если
они
завтра станут
добрыми и чистыми
что мы станем
с этим делать


* * *
красота
проезжая
видел
цветущий абрикос
освещенный
освященный
освистанный
цвет
белозубый мальчик
смеющийся в небо
красота
говорит он
мне


* * *
в торговом центре
не задумывались
вы
почему
называется
«центр»
я стою
ломаю голову
думаю
неужели
«центр»
именно здесь
а не там
на солнце
на дереве
на луне
или
в крайнем случае
в поле цветущем
в торговом центре
много людей
они все умные и добрые
один я
злой и глупый


* * *
желтый
желтый
белый
белый
о секущиеся края вселенной
взаимодействие и лошадь в тапочках
взвейся
девушка в шортиках
лексус
и всё остальное
цивилизация продавцов-консультантов
позиция правительства


* * *
дирижабля пустая палуба
в бинокль смотрю в твои глаза
земля моя
пустопорожняя
роженица
рая
дирижаблестроение будущего
и прошлого
ракетостроение


* * *
выскочил из дверей
хлопнув
побелка полетела хлопьями
упала на пол
я заплакал
бедная дверь
бедная дверь
испугался
а вдруг её
любимую
заклинит
но тут вышел
маленький человечек из меня
чего раскричался
говорит
уймись
пойди умойся
атеист
пришлось умыться


* * *
не заглядывай в меня
говорит
она


* * *
что нужно мне от тебя
спрашиваю
даже не тела
тело бесполезное занятие
тело
аэродинамическая модель
и всё
вот душа
другое дело
что нужно мне от тебя
взгляд
край взгляда
или просто
что-то
что невозможно взвесить на абрикосовых весах весны
дыхание
твоего
ангела


* * *
ты часть солнечной системы
пятнышко
на оконном стекле телескопа


* * *
и пахнет сладко
как в кино
весна
чёрно-белая


* * *
дерево алыча
алыча
дерево
и просто дерево
где
заканчивается
алыча
а начинается часть неба
вот ведь вопрос
тысячелетия


* * *
птицы
я тоже похож на вас
костлявый
кричащий ангел
непонятной расцветки
бросающийся в небо
при приближении
незнакомого человека


* * *
«желтые тюльпаны
вестники разлуки»
вспомнилось мне
когда я глядел из окна на
догадайтесь сами что
цвета её волос
правда
потом я подумал
до чего ты докатился
бармалей
до цитирования
низких образцов банальной лирики
нет чтобы обратить свой взор
на Кафку
или Ницше
ты повторяешь то
что первое приходит на ум
самая лёгкая ассоциация
самая короткая дорожка
забывая о бесконечности
о желтых карликах
желтых карточках
желтых таблетках
и зеленых воротах
за которыми хранится её сон


* * *
над кладбищем
летят облака
кладбище в Лоц-Каменке на горе
с горы виден Днепр
солнце светит
облака белые
река голубая
высоковольтная линия над садами ползет
город слева домами блестит
где-то на этом кладбище похоронен
мой одноклассник Стас
погибший в восьмом классе
за два дня до последнего звонка


* * *
на месте принца Уильяма должен быть я
сказал мне
сегодня утром
мой сосед
велосипедист Антон
когда то давно
они забыли меня в Крыму
когда приезжали на отдых
инкогнито
потом появился вот этот принц
двойник
в уголках его глаз
появились маленькие слезинки
но сразу же исчезли
он нахмурил брови
на его месте должен быть я
сэр
это он уже мне сказал
велосипедист Антон
звучит как дворянский титул


* * *
глазал
(это среднее между внутренним и внешним мирами)


* * *
не могу заснуть
думаю всё
то ночной
то ной
и другие герои
показывают мне
что происходит со слабаками
которые живут внутри
самих себя
прикидываясь
не спящими


* * *
ты поднимаешь глаза
и смотришь в меня
серыми
глубокими
(звучит несколько банально) глазами
ничего не говоришь
просто слушаешь внимательно
а мне уже кажется невесть что
и что мне теперь делать с этим
(написать стих)
подсказывает мне кто-то
живущий в сердце


* * *
пусть извинят меня все
кого я заставляю читать
или просто смотреть
множество своих стихов
в этом бесконечном ЖЖ
похожем на бочку поставленную
на огороде у края дороги
в которую все дожди
сносят свои слезы и крошки смеха
я согласен с тем
что на второй сотне стихов
они уже не кажутся стихами
а только набором слов
за которыми ничего не стоит
кроме попыток удержаться
на подножке переполненного трамвая
движущегося неизвестно куда
я чувствую себя предателем поэзии
пишу только ради доброго слова в комментариях
ради смай лика или восклицательного знака
подобно собаке дворовой
и еще
возможно
(так хочется думать мне)
ради психоанализа себя самого
еще полностью не рожденного в этот мир
выбирающегося из собственной скорлупы
как выбирается кондуктор из толпы
с четко читаемым на лице выражением
«оплачиваем проезд»
а ведь мы до сих пор думали
что всё происходит безнаказанно
легко и обязательно волнительно
простите меня
если мир
оказался немного скучен и тверд
в этом есть часть и моей вины


* * *
я так и не смог попасть на их свадьбу
хотя мне уже забили место для зевак
у дорожного ограждения
напротив какого-то там аббатства
я так и не увидел их поцелуя
их феерического поцелуя
да здравствует королева
воскликнул бы я сегодня
но не воскликнул
кто такие эти Виндзоры
против нас потомственных Плантагинетов


* * *
вспомнилось вот
как пару лет назад
я чуть не переехал свою прошлую любовь
сворачивая с набережной
на Южный мост
она переходила со своим парнем
в неположенном месте дорогу
я промчался мимо
на своём «мазерати»
потом сдал назад
и сказал им
«а если б я не успел»


* * *
все люди
делятся
на верноподданных
и на
не верноподданных
английской короны
на тех
у кого в крови нет и капли королевской крови
и на тех
у кого эта капля есть
на тех кто смотрит свадьбу английского принца
и на тех
кто не смотрит


* * *
персик зацвел
выйти что-ли сорвать
на закуску
или так
занюхать
первую рюмку
по случаю всемирного праздника
всех верноподданных


* * *
и персик зацвел
и слива зацвела
и груша зацвела
и алыча зацвела
и зацвела зацвела


* * *
первого мая
первая мая


* * *
аэроплан летит по небу
я по земле бегу за ним
кричу
вы забыли взять в полёт
книгу моих стихов
а потом остановился
и подумал
это звучит так
как-будто
я навязываюсь
пассажирам
маленького самолета
а если честно
то аэроплан я действительно сегодня видел
маленький


* * *
поэзия для поэтов
или поэзия не для поэтов
какой в этом смысл
и если ли в этом хоть какой-то смысл
это звучит как
хлеб для пекарей
колбаса для мясников
нефть для нефтяников
вода для гидравликов
деньги для кассиров
а воздух для летчиков
и ведь правда
кто читает наши стихи кроме таких же как мы поэтов
тогда может быть
поэзия
это несколько иная категория
чем хлеб деньги и вода
категория самоуничтожения
категория самовосхваления
поэзия для поэтов
звучит
как
жизнь для живых
а смерть для смертных


* * *
цветущей веткой персика
по белой стене
словно по твоей коже
представляю
как ты
скажешь
щекотно
весна моя
ничего не скажу тебе
ангел
сидящий на цветке


* * *
пересматриваю звездные войны
как пособие
по будущему
плачу
когда
амидала говорит
так погибает свобода
долой торговую федерацию
это уже я
во сне
вскрикиваю


* * *
усама бен ладен
выдуманный персонаж
чапаев
американской истории
переплывающий стикс


* * *
она говорит
рыба плавает в воде
потому что
она грязная
я говорю
мы на восемьдесят процентов состоим из воды
потому что
рыба-душа


* * *
даже дым отбрасывает тень


* * *
поэты
в хлам
разверстые
металочерепица из поэтов
вышла бы на века
кака
на современную литературу
не получится


* * *
он выпил два литра пива
хорошего пива
из местной пивоварни
потом улыбнулся пустым небесам
и птицам
сидящим на проводах
и сказал
«война фигня
главное маневры»
и добавить нечего
нам
салагам мира сего


* * *
вот мы всё думаем
что поэты
люди будущего
случайно попавшие в наше настоящее
а я думаю
что поэты
это что-то из области анахронизмов
люди рабовладельческого строя
люди первоначального накопления капитала
поэт
как никто другое очень идентифицирован
он стремится к этому
он жаждет этого
уникальность его идентификации
то над чем работает он и его перо на протяжении всей жизни
тогда в чём его божественная мудрость
в чём космический смысл его надсуществования
в том
чтобы остаться в каталогах библиотек
или думать
что останешься
его задача выделиться
текстом ли жизнью ли
главное показать свою непохожестьуникальность
тем и ценится поэт
но это мы уже проходили
до нашей эры
и после нашей эры
эгоизм человека
тщеславие
зависть
витают где-то рядом
тонкая черта отделяет от них
а ведь будущее всё-таки не за личностными интересами
а за толерантностью
и за
соблюдением
за поддержкой
в первую очередь интересов иных людей
когда собственные отступают на задний план
тогда значит само понятие поэта не вписываются
в рамки будущего мира своей личностной идентификацией
вот ведь парадокс
тупиковая ветвь
видового разнообразия
и моего сегодняшнего настроения


* * *
ловили руками
майских жуков
меж пальцев
просеивая звезды и воздух тёплый
жуки говорили с нами
на своем языке
но мы не понимали их
выпуская на волю


* * *
лоза изрезанная лезвиями
плодоносит
каплями
одни называют их слезами
другие
звездами


* * *
в мае
у нас
перед грозой
в садах
всегда идет снег


* * *
человек
лошадь истории


* * *
земля разламывается в руках
словно спелый граната плод
из неё выпадают
несколько дождевых червей
и кусочек камня
занесенного неизвестно кем и когда
земля размалывается до крошек в руках
и обратно бросается вниз под ноги
ибо так и подобает делать с теми
кто близок тебе и любим тобою
земля последняя любовь поэтов
и детей
собирающих конфеты и печенье
с их пустующих могил


* * *
что-то давно ко мне не приходил мой Будда
не разговаривал со мной
не бросался в меня скомканными салфетками
не целовал в губы
и не говорил на прощание
«жизнь соткана из несказанных слов»
что делать мне легкомысленному облаку
ответьте мне
гималайские медведи
несущие вахту у его ног
сон Будды
строка в книге моей судьбы


* * *
Господи
дай нам столько войны
сколько мы сможем вынести
дай нам столько мира
сколько мы сможем продать


* * *
иногда мне кажется
что осуждают предателей те
кто сам мог бы стать предателем
осуждают убийц те
кто сам мог бы стать убийцей
осуждают казнокрадов те
кто сам мог бы стать казнокрадом
они чувствуют
что слабы
потому и осуждают в других
себя


* * *
если бы у Хлебникова
была другая фамилия
что то типа
Губанов
Вознесенский
Рождественский
Парщиков
Айги
он бы не стал тем
кем стал
на самом деле
хлебным мастером всего земного шара
у каждой поэтической эпохи
свои глубинные смыслы фамилий поэтов
уже не говоря об
их именах


* * *
не спеши делать добро
оно может оказаться злом


* * *
если солнце заходит за тучи
тучам становится не уютно
тучи оглядываются
кто стоит за спиной
ангел белый
слепящий
тучи хмурятся
пытаются оправдаться
тучи мы
несём дождь и прохладу
а иногда и самолеты
если они залетают в нас
вот только птицы
предпочитают деревья
нам тучам
если солнце заходит


* * *
безумен человек пишущий стихи
уже по одному смыслу своего существования
если он
конечно человек
если он
конечно стихи
а не какой-нибудь человек
который просто человек
безумна сама идея текста
умноженного человеческой глупостью
а глупость
всегда присутствует в поэзии
также как и безумие


* * *
облака
небесный транспорт
на котором ангелы ездят на работу
белые маршрутки носятся туда-сюда
только и слышишь
остановите возле того грустного человека
проезд на этом транспорте очень дорогой
но дорогой
не в нашем
человечьем понимании
а в понимании космического смысла
облака могут путешествовать и других реальностях
например в наших снах
сюда они перевозят из наших детских архивов фотографии
хотя бывает и путаница
тогда наши сны по утрам
нам кажутся нереальными


blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah