RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Татьяна Нешумова. Надежда есть, но ее не существует.
|  Новый автор - Лиза Неклесса
|  Новый автор - Александр Самойлов
|  Новый автор - Римма Аглиуллина
|  Новый автор - Ангелина Сабитова
|  Новый автор - Олег Копылов
|  Новый автор - Лена Малорик
|  На страницу поиска добавлен поиск Яндекса.
|  Новый автор - Константин Матросов
|  Новый автор - Ян Любимов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Алина Витухновская

ЛЮБОВЬ ВЕЩЕЙ

28-05-2018 : редактор - Женя Риц





СВЯТЫХ РАВНО ЛЮБИТЬ...

Святых равнО любить как глупых.
Любить спасенье как любить паденье.
Хочу воспеть ту чувственную скупость,
Что сладостна, как-будто преступленье,
Где преступление - лишь оттенок несвободы,
Гнилая фарисейская лже-роль.
Ты будешь до сих пор себе угоден
Пока ты делишь бытие на ноль.


***

Так убьют меня? Споют ли мне «баю-баю»?
Или выбьют зубы, мозг и неласковые глаза?
Узнаю тебя, жизнь. Узнаю тебя, принимаю.
Но постой, паровоз, и кондуктор на тормоза…


ЛЮБОВЬ ВЕЩЕЙ

Сквозь кожицу не-жука радио потрескивает.
В меня как в пустую комнату люди идут без стука.
Зрение как телевизор настраиваю на резкость.
Глаза, один в другом отражаясь, не узнают друг друга.
Я в кресло складываюсь. Мы с ним как два скелета.
По мне, как по случайной комнате ходят чужие ноги.
Правильный человек в кармане откапывает контуры пистолета
И хочет черную выдумку злыми руками трогать.
Сквозь кожицу не-жука радио потрескивает.
В меня как в пустую комнату люди идут. Им тесно.
Правильный человек в кармане откапывает контуры пистолета.
Два скелета на пол падают - я и кресло.


МИЛЕЙШИЙ ЧЁРТ

Кольцо всевластья на отрубленной руке.
И пьяные уроды в кабаке
Закусывали мою смерть
Теперь и впредь.

Но мёртвой было мне
Улыбчивое счастье -
Сияло в бездно-дне
Кольцо всевластья.

Туда глядела не напрасно, не
Зря, теперь оно на мне.

"Быть иль не быть?" -
Не в том вопрос,
Так молвил чёрт,
Что мне кольцо принёс.


СОБАКА ПАВЛОВА

Собаку
Павлова
звали
Вася.
После
смерти
вились над ней
воробьи,
образуя кусочки
сердец и свастик.
С неба им падала хлеба мелочь.
Красноармеец
метко
выстрелил, уничтожив двоих:
"Не трожьте собаку! Свято!"
Потом пригляделся -
это свои.
Плакал.
Члены свело
все -
от пальцев,
до автомата.
Лакая ужас,
вышло на казнь село.
(Красноармейцу
никогда не везло.)
Красноармейца звали Вася.
После смерти
вились над ним воробьи,
образуя кусочки
сердец
и свастик.


МОСКВА НАПОЛНЕНА

Москва наполнена кошмарным песнопеньем
Покорных орд,
Ни смысл боле не имел значенья,
Ни год.

Пейзаж разинул похотливо
Злой бездны пасть.
И те, что не смогли быть живы,
Не смогут пасть.


МАЛЬЧИКОВ НАШИХ... (Вариант 3)

Всё – повторение русских кошмаров.
В русской истории прошлого нет.
В комнатах наших сидят комиссары.
Мальчиков наших ведут в кабинет.

В Будущем русском - русское прошлое,
Небытие, что дано нам как пытка.
Вечность сворачивается как улитка.
Улица скручивается под подошвами.

Пусть будет мир ваш тотаэлитарен!
Мальчиков наших ведут комиссары.
Мальчики наших в некроэстет
Носят в карманах своих пистолет...

Вылетит пуля в Черный квадрат,
В черную комнату, в Красный Отряд.
Черного Вальтера, в черном пальто,
Как и всегда, не заметит никто.

После, кокетливо, в черный карман,
Бросив прочитанный черный роман,
Нервно-манерный гомоэрот
В черных перчатках из дома уйдет.

В комнатах наших кровавое месиво
Из комиссаров, что сами повесились
Кто-то на вешалке в черном пальто
Кто-то на девушке в лисьем манто,
Кто-то на шарфе, а кто на гвозде,
Кто на распятом Иисусе Христе.

В комнатах наших повсюду висят
Красных Иуд человек пятьдесят.
Эта картина неповторима.
Мальчики Рема… Мальчики Рима…

Русские мальчики некро-Арто.
Здесь превзошли в эстетичной жесто…
Некро-театр начинается с той
Некродетали, с некровинто…

Этот театр начинается с виселиц,
С выстрела Вальтера,
С музыки Вагнера.
Как идеальна игра ритуальная!

Но напугала Арто Антонена
Ярость танатоса, эроса наглость.
Ведь натуральный этот танатос,
Это не сокос сокос томатос...

А за окном грохотала гроза
Мальчики мертвые снова в глазах…


СТАТЬ

Мне бы
Стать
Чем-то
Цементно-
Серым.
Чиновником.
Богом,
В костюме,
При галстуке.
(Обязательно
Мёртвым.)
Памятником
Даже
Снесённым.
Памятником
Ничто.
Ничему.


В БЕЗРАЗЛИЧНОЙ КАК СМЕРТЬ РЯЗАНИ

Ввизгнет миазмом кошмарным заумь.
Стынет мучительная античность.
РАФовским драйвом, фашистким китчем
Дерзость прорвется "офидерзайном".

И бед-трипами
Бе-
Ат-
Ри-
Че
Течь в березовом обрезанье
Будет маслянное язычество
В безразличной как смерть Рязани.

Станут приморские партизаны
Некой летальностью
По-
Ли-
Ти
Чес-
Кой,
Преступленьем и наказаньем,
Мести мистерией немистической.

... Мальчик, изысканный, как Дизаэрлис...
 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah