| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Сергей Сорока. Тексты. |
Новая книга - Бельский С.А. Синематограф : сборник поэзии. – Днепр : Герда, 2017. – 64 с. |
В. Орлова. Мифическая география. — М.: Воймега, 2016. — 88 c. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Павел Финогенов

печатать   ВВЕДЕНИЕ В
редактор - Женя Риц



* * *

выходя из комнаты совершишь ли ошибку
берёшь пиво на углу где и я беру
на губах по-летнему липко
идёшь на плавучую оперу
с набережной застаёшь уже кульминацию
хотя кто его знает. пролог-полилог
мужчина заносит кинжал над женщиной
но теплоход отплывает. что дальше?
женщина говорит мужчине рядом
"...пошли за кораблём. интересно, его посадят?.."
"...кто ж его посадит! это ж вильгельм завоеватель..."
"...а почему они все там в тогах?.."
"...да просто так..."
отхлёбываешь пиво
хорошо под липами видеть мимов
на площади все их тела в письменах
которые настукиваешь костяшками по перилам
не замечая как практика ради практики
переманивает на сторону жизни


* * *

ах если можно было встать
и рассказать как на духу
как на лугу что карп в уху
не крошится что нож тупит
и дом халупа и жена
не та. а дети? дети – да
случайный мальчик скажет вдруг
смотрите падает звезда
чадит-пылит что снег идёт
заводит за угол а там
обыкновенный майский дождь
стальные прутья и цветы
польёт на мраморной груди
ах если было чем бы встать
и мальчику всё объяснить


* * *

ах если б ты существовал но ты господь
лишь риторический приём – сказал данила
давыдов впрочем так сказали до
и после будут отчего ещё
невыносимей такой факт
:
стучишь в облезлую дверь в чистом поле
за которым такое же чистое поле
и тебе открывают


* * *

зажмуришься на трассе в пыли где-то
под солнечной пензой
так и поймаешь попутку
постучишь в облезлую дверь в чистом поле
тебе и откроют
ищущий да обрящет
а если не ищешь
знать кеды дырявые! что ж
пойдёшь притворишься что ищешь
лишь бы голову уберечь
только в голову не вобьёшь
[тупой предмет здесь может показаться лишним]


* * *

служишь подмастерьем в городке стекольщиков
учишься стекло выдувать в
заданные формы думаешь сколько ещё
осталось реторт оказаться чтобы
как бы вне и как бы внутри
мифической души
по ту сторону чтобы
понять как душа выдувается
мастер перед цехом бахвалится
подающим надежду как скальпель учеником
в цеху только и разговоров что о твоём
исчезновении на трассе в апрельской пыли
где-нибудь под солнечной пензой
едешь стопом как в книге на триста км
она кажется интересной но
во вновь обретённой комнате
ставишь кодекс на покосившуюся полку
электронные версии доступны в сети
нож для разрезки страниц из слоновой кости
ценишь орнамент но всё же
помещаешь под толстое стекло
маски в которых тесно-тепло
без которых всё врёшь что живёшь
полупрозрачны тоже


* * *

в маске с позолотой       песню или повесть
по степи развеять          мягко так иду
лёгкость и весомость       языку присвоить
собирай пожитки          дикий энкиду
будешь жить в уруке       где возможность сада
в бешенстве побега         из сырого пня
в беглых ощущеньях      мир не дан но задан
на тростник взгляни-ка   в общем на меня
женщину / мужчину       с кожей умащённой
да сорви скорее          философский фрукт
не печалься больше       о душе никчёмной
плоти песнь – живая       то её продукт


* * *

отделяя почву от лютика навсегда
танцем примата
слышишь борей у входа в ласко́
в дыре не заделанной (кем/чем?) ищешь
паклю / пробку что ли
какой-нибудь материал подходящий
по размеру по консистенции
учишься говорить по-отечьи-овечьи-птичьи
уж потом задавать вопросы гумусу и гортензии
отражению в мутном ручье купола
прочно прибитого над
примат из приматов
путаешь с эхом пещерным отклик
ведь обязательно должен быть отклик
(а не приснился ли тот у входа?)
чертишь абрис углём на песчанике словно
попытку схватить ветерок
примат из приматов
много приматов
они тоже чертят путая краски следы меж собой
в отсутствии подходящих консистенции / размера
(подходящих чему / из чего / кому из?)
так устав различать мякоть / камень
стоишь среди ироничного граффити
вообще когда устаёшь - не уверен
дальше шок /слёзы / улыбки /смех
на заднем дворе на стройке века
видишь дыру как дыру
(метафора. а оно здесь надо?)
примат из приматов
граффити у входа в ласко нестираемы
так устав от "я" и от "б" своего
называешь судьбой что назвали бы
освобождением


* * *

не работает кнопка клавиатуры
там где нужно поставить точку
можно сменить алфавит
поставить точку по-английски
там где русская "ю" как "ω"
как всполохи становления
но забудешь сменить раскладку
и выйдет cmsck
и раз уж языки смешались
откажешься от внутренних преград их
без точек с пустотой и смехом
чтоб видеть ширму за которой
чтобы словами чтобы
по ту сторону слов


* * *

[у следующего текста два способа записи
или
перед реципиентом два разных текста
записанные одним способом]

одних с другими поровну
и каждую на кол
подсаживает голову
сомнительный суфлёр

[или]

и вот подходит очередь
"...две пачки честерфилд..."
а есть ли тО что хочет
узнать чтО говорит?

[или же высказывания
обозначенные как проблема выше
результат бинарности языка
а текстов и способов сколько возможно
если бы кому было
сойдёмся на том
если бы кому было]


* * *

…таким образом
обнаруживается отсутствие кого освободит
вкрадчивое чтение станций по ветке
ветка-веточка скоро тупик
да минует ча-ща сия за деревней лисья грива
кончается узкоколейка
другим образом
ускоренное письмо обнажает различие
поиска в камышах родного голоса
и стёршегося о велосипедную ось логоса
письмо как изобретение колеса
самокатящегося по-всюду
но где это всюду когда никогда
рука сада своего не возделывала
и сам сад без оград и яблоня разрослась
и сам дом одичалый прильнувший к земле
рука расчищает битую черепицу
находит репродукцию / постер / портрет
дверь скрипит и впускает в дом ветер