| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Остап Сливинский, Орфей. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |
Газета Метромост. Выпуски 6-8. (.zip) |
Новая книга - Константин Шавловский. Близнецы в крапиве |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту








Плиты канальные железобетон и плиты перекрытия slav-beton.ru/index.php?id=18.

Основные виды теплиц и парников из поликарбоната Любимая Дача.



Елена Горшкова

печатать   клевер четырехпалый и взгляды зверей
редактор - Алексей Порвин



***
Fire is a force for good in this place;
the later it is put out the better;
there will always be something left over.
Erika Meitner


когда уничтожит огонь
свое униженье: его пробуждало живое
возведенные леса
распыляют зверей-летяг

дороги (первое, что припомнишь, --
ожоги, дороги)
стали сети вьюнков
проходит еще -- игровые площадки для леса-подростка
проходит еще -- разве-здесь-было-что-то-не-помню

да будет рука твоя клевер четырехпалый
светлячки, горящие взгляды голодных зверей --
файлы памяти для блеска твоих белков
зеленая радужка глаз твоих
воцаряется повсеместно

от меня же: тени людей (ведь они, как и я, были люди)
запечатленные на бетоне
вспышкой взрыва
(но эрозия скоро размоет контуры)

вращенье последней турбины
(не явственней шороха в хоре материка
судорожной дрожи фальшивой ноты
эха проржавевшего диссонанса)




***
Всё это суккуб унесёт с собой...
М. Гейде



зачем тени прячутся в траве
и солнце высоченное?
встают совершенные арки нео-
перившихся растений
и комочек белки мечется
у них под ногами

отряхиваться прямо в теплое солнце
как воробьи и собаки
неживое желает тоже
страстное и большое
так, бурлящая плотина
эти тайны почти постигла

они не твои больше, не твои
в твоей сердцевине их больше нет
я из тебя всю радость забрал
и голос, и дыхание
не люби людей, особенно если
они не люди, а притворяются


***
В. I.

там заяц стоял в коридорах слащавых
белый, глазастый -- кровь!
мы печенье не возвращали
о следящий за нами кроль

и ты, возникший сосед несоседный
в лестничный перекур
как мы делили обед наш бедный
в города Прищур и Чур

откуда пришли и куда налегке бы
от этих лестниц направить кеды
(город Прищур в заглядеться-снегах
город Чур в головах)

слабость, радость моя, белый нож
что-то из анальгинов и ношп
протянешь: а вы купите лося
хорошо, если не возьмешь
через «можно» ничего не возьмешь
повезло, если просто нельзя

если стоим на черном фоне как после войны
окончившейся ничем
и не является с той стороны
красноглазый тотем


***
И. Ш.

начальничек, мне чайник передай
пока я заселяю эти земли
бесплодные -- никто не пропоет
и сон придет и речь мою убьет

я вычислил, когда царица в ночь
неведому зверушку не рожает
когда не сплю, что я соображает
но сон придет и речь мою убьет

какие ледоходы и киты
втемяшатся и тянут неотвязно
какие переправы не хотят
перевести меня из этих ад

когда я в сон проваливаюсь, в сонь
какая местная из нор вылазит
не подлежит учету, миру не принадлежит
но сон нейдет, и речь твоя дрожит

тишайше зафиксируешь в быту:
вот здесь они лежали, помнишь
кошачью мяту и шиповник
и песню недопету ту

и, песню не допев, ту-ту

я не могу об этом рассказать
я никогда не помнил поименно
гербарий, бестиарий, лепрозорий
все вещи и ночные существа

а тот, кто помнит, тоже пропоет:
и сон придет и речь мою убьет
и сон придет и речь мою убьет

и сон придет, и речь


***

1
какие растения мы наблюдали в парке?

во-первых, принадлежащие императору мертвых,
помеченные синим,
высохшие до потери имени и рода

во-вторых, молодую крапиву, вытеснившую с пригорка
прочие травы

в-третьих, черемуху, цветущую совершенно,
с запахом (как говоришь) усложняюще-сладким

вспомнилось: когда рассказали: мы видим цвет, но на самом деле
цвета нет --
в аудитории кто-то заплакал

я представлял -- назовем это «темной аллеей» --
ни цвета, ни вкуса, ни запаха, ни определенной формы

все остальное я утверждаю со слов твоих
некоторое доверие внушают движущиеся собаки
но, возможно, они только выверты тонкой речи

2
По заходу солнца синим-синё,
По заходу солнца мы пьем вино,
Я увидел синюю метку в лице
Проходящей гадалки на ули-це.

Нагадала дура тебе билет,
Нагадала дура мне сто забот,
Ты же знаешь: покажешь любой портрет --
Я скажу тебе, как три дня пройдет.

Я ложусь и вижу, что ты светла,
Я встаю и вижу, что ты светла,
Не кажи мне только другой портрет --
ФилосОфы сказали, что морок -- цвет.


Рязань, весна 2014-го
А. К.

надо уехать отсюда, пока не пришла мошкА
пока не просыпалась в поля ладонь и ладонь
палевом из непрошеного мешка
белая кашка напободие порошка
так говорю, озираясь исподтишка
на заводские трубы, видимые в Дашках
вызреет ли огонь

а как вечер причалит к земле, пораскроют рты
всполошатся, засвищут, застучат, точно долото
если раздельнословно со мной говоришь не ты
то кто

кто перечислил этих по именам
описал их подземный ход
движения лапок ворсистых, невидимых нам
движения губ, которыми пропоют
немые в немой же подуличный переход
о чем не след

принесите, говорю, выходных, тягчайших одежд
водок заморских, балыка, бастурмы
сегодня уехал лучший промеж
нас, а завтра уедем мы

но вот уже несут, несут
тесен смыкающийся корсет
комары покидают лесной понт
фарисей воспевает луга в росе

луга, словно девки, ложатся под
любую ногу, рифму, язык
любого тела упавший плод
кашку, календулу, борщевик