RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Пётр Ликин

Карта больницы

14-06-2019 : редактор - Женя Риц





     * * *

Стекло и свечи наверху.
И, может быть,  уже убит.
В микроскопическом цеху
Стоит на цыпочках карбид.
Где виртуальный водоём-
Мы думаем, мы знаем дом.
 
Выходит дворник из стекла
И голову снимает с плеч.
Но если бы душа смогла
Возглавить рученьки и речь,
Я стал бы деревом больным-
Подпрыгнул и увидел дым.

Барашком танкер назовёшь
С расстрельной розой на бедре.
Супрематический чертёж,
Где крематорий и тире
И голос хора из кассет
В Варшаву через сотню лет.


     * * *

Мы умерли другого дня.
Там смотрит чайка на меня
С большим лицом над чёрным домом.

Вуаль приклеена у лба.
Поют валторна и труба
И нет покоя насекомым.

Там радуга в луче косом.
Мы ампулу туда несём.
Завод струится и гангрена.

Весталка проверяет шприц.
Здесь больше не бывает птиц-
Там музыка, но нет Верлена.

Апрельский холод на холме.
Я был и бабочкой в уме
И белой скорбью абсолюта.

Ты не бываешь, но живёшь,
Читаешь мир и чуешь дрожь,
Молчишь, пока шумит минута.


     * * *

Санитарки раздают компот.
Облака идут наоборот.
Кварцевые лампы побледнели,
Где корабль и море на стене.
И лежат предметы на постели-
Красный воздух пьёшь как бы во сне.

Тени удлиняются белком.
Ничего о дереве другом.
Холодеет жестяная ложка.
Сквозь ворота, лица и дома
Мрачная въезжает неотложка-
Лабиринт загробного письма.

Вечереет смертная земля.
Фолианты крови шевеля,
Ватка водорода бездыханна.
За обедом знаешь и молчишь.
Вечное окно творит Светлана.
Катастрофа, континент и мышь.

Расцветает ветер марсиан.
Уши затопляет океан.
Старая шарманка в светлом доме.
Реверсивный разум-мотылёк.
Это Гамлет говорит в проёме
И кристаллы движутся у ног.


     * * *

Когда из комнаты к альпийскому движенью
Бессовестная в зеркало вошла
И лики пташек над сиренью
Отобразили мир и музыка светла.

Изгибы гусениц в кругу полурасплаты
На табуретке покрывал-
Летели, как сачок, экстазы и сонаты
И карнавальный тополь умирал.

Весна плыла над мёртвым экипажем.
В лицо людей- сердца зари.
Звезда в саду звезда с неоновым плюмажем.
Звезда и радиация- умри.


     * * *

Свет стекла, затемнённый кармическим маем.
  Сквозь деревья сирени,
Сквозь дождливую ночь на ветру улетаем
  На зеркальном олене.

И двойные трамваи детей и счастливых-
  Как тела из бумаги.
И над призрачным оком в багровых разрывах
  Золотые зигзаги.


     * * *

Такого дома нет и ветер вод.
Вот облаков с раздвоенной спиралью.
Вот облака поют, я слышу лёд,
Лёд февраля, венок везёт Наталью-
И ягоду глотаю.
Лёд на реке и розы подо льдом
И движут тени мраморные сани.
А значит- можно умереть потом
Больным богам в саду воспоминаний


      * * *

Выйди сквозь ветер и по воде
  Не оставляй следа.
Яркое небо- нас нет нигде.
  Символы- это среда.

Это время и море-  медленный камертон
  И шрам на ладони жив
И дикая роза- древний летит дракон,
  Звезду и себя забыв.
 .

     * * *

Пастух головой кивал,
  В снегах ослеплён.
Возник из руки кристалл-
  Тяжёлый кулон.

Так цирка пустая мгла-
  Покрыла плита.
И фея в лучах пришла
  Туда, где врата.


     * * *

Расставлены глухие тротуары
 В оправе призрачного дня.
Или дождя широкие фанфары
 Не долетают до меня.

Или душа, и буквы у колонны,
  И мухи мрака над плитой-
Больничных соловьёв дивизионы
  Сквозь подбородок золотой.


     * * *

Над тёмным лугом реки и сирень
К бескрайним тополям, к морским могилам
Летит мой голос, мой блаженный день,
И сумрачным огнём, и пятикрылым
Ступенчатым, как сердце, Азраилом
Спокойный проживает парабеллум
Императрица на песке пустынь.
Весна, раскрой ладони,- и аминь.
И длинный дым над локтем омертвелым.


     * * *

Звезда больного сентября
В кругах имён.- Умри скорее.
В глаза гигантской галереи
Вползает тусклая заря.

Сбежали листья по аркадам
И аист целовала рядом
Ночей детёныша внутри
И полусмерти фонари
Над изолированным садом.


      * * *

Рашель нарисовала льва.
Он стар и просит витамины.
В ту осень мокнут дерева,
Арабы тянут паланкины.

Циркачка плачет на мосту
Мерцает рыжая причёска.
Я из гуаши прорасту
Письмом второго перекрёстка.

Струится итальянский дом,
Шатёр седой и синеокий.
Стекло, в котором мы поём,
Ручьями украшает щёки.

Фиалки, и на потолке
Летает лев внутри рояля.
Но это было вдалеке-
И не покинет зазеркалья.

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah