RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елизавета Трофимова
|  Новый автор - Владислав Колчигин
|  Новый автор - Алина Данилова
|  Новый автор - Екатерина Писарева
|  Новый автор - Владислав Декалов
|  Новый автор - Анастасия Белоусова
|  Новый автор - Михаил Левантовский
|  Новый автор - Алексей Упшинский
|  Новый автор - Настя Запоева
|  Новый автор - Светлана Богданова
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Тимофей Дунченко

прятки (2010)

16-06-2018






1. там из тех
2. им копчик

3. накипь
4. тротил
5. мелкое
6. как у так у
7. полно медуз
8. лезет солнце
9. прятки. схема
10. один орал
11. итог






там из тех


1.

Там, из тех женщин, дрожало село. И был сплыв,

и теснее мира, и меньше ора. Всем перестало быть
смешным - щипок и ров. Когда дрогнула подо
мной самая прочная опора.

засверкал мой мятежный клев

И ловушка дрожала, ловушка звенела,
била во все колокольцы. Наши молодцы не здоровались за руку,
но облизывали друг другу ладонь.

Не оставившим жала внутри. Непременно жжется.
Торчит словно страшное пугало, не прилетай, не тронь.

Там, из тех женщин, был сплыв. Грохотало, как эхо
молний. Как котенок среди других
утопавший. Как я выжил во всем этом
звоне.
Ушедший, заплывший, упадший.

засверкал мой мятежный клев

Там, из тех женщин, дрожало село и был смог. Всякий,
белье полоскавший, думал, что
он - полоскает бога. А когда полоскал
своего - занемог.

Чистый бох ухмыляясь стоит у порога.

Но оставившим, как последнюю из скри,
вылетают искры, учитывает их.
Их зрит.



там из тех женщин
там из тех ищущих
истонченные мечутся
мол не хочется жить

не получается
ну что мучаешься

возьми себе и умри



2.

Без комментариев на вопль. Смотри мою жизнь

в бинокль и тешься. Робкий, как самый зверек,
и как еще провернешься.

Ну не было лишним отпустить вертолеты.

Героические задроты пульс отыскали, присосались
и пьют жизнь. Морской и медузий,

издевательский приют.
 
И не важно, кем будешь опошлен, а что убьет.
Мы - ярчайшей каплей на пузе.

Без комментариев - глубже вдыхай, сдохни. Вот,
потрахались и усохли. Мириады не выдержавших
лет. А там и весны.

Полюбили и сдохли.
Поздно. И, для себя, костно.

Сквозь ноль на вопль смотри в бинокль.

Опаньки. И случилось, обосновалась.

Не набирая на накипь, не набирая на копоть.
Счастье как счастье.
любовь как сжалась



3.

И дрейфующие разбили лагерь, как яйцо
об ножик, а тлеющие позабавились.

И с тех пор они дружат.

нам твоего отца он жесткий как коржик

нам твоего отца все разрушить


И дрейфующие говорили, что жизнь придет
в изобилие, что там шариками
разукрасим, а потом

сим-сим  и откройся на зиму.

А там клады, там тепло, там увечья,

как серебро - там шлейфы, как неполадки
во внутренних сейфах.

Не отыскал, не отыскал
среди моря, среди скал. Но
потешился и смеется.
Жизни нет - посмотри на солнце.
Жизни нет - посмотри на солнце.

обгорят они оба

но он один улыбнется


4.

Балтийские сосны. Перерабатывая чужие сны,
там мякоть, там пляски дев.
Там их щебет.

На своем задании я потерял нерв и

ни с чем не сравнивал. Она спросила, кто ты
по гороскопу.

Я сама не дева, я - лев.

Моя грива под микроскопом квелая.
Будет немного дев.

С ревом.

не выдыхаясь их опа опа


5.

Со стремянки на полянку, раскачивая мышцы,
смотреть в те лица, в них не развернуться.

Побежал словно плод на блюдце, и кручусь.

пусть они смеются

Проворачиваюсь, как гвоздь. тчк
Счастлив был, но вдруг.

Но вдруг счастье - оборвалось.




6.

Был и прищур, и дни шаткие. И тревожные,

как узда. Мы им всем мустангов,
как лошадок.

И последней тропой. Горчит
карамелькой у рта.

Оплошали и заценили.

Что есть еще, но не та.




им копчик

1.

Черви смысли. Сквозь черное эсэмэсил,
и сквозь чихи и наземь. Есмь.

И на щебеты гулкий зов и русалки поют. И

что бьется, как барабанщик, сердце.
Ненавижу ящик. Мне от него никуда
не деться. Приду и обрящу
исцарапанные коленца.

Коготь врос. Не думать, не отвертеться - клыки.

Мы из одной реки, из другого детства.

Черви смысл пьют, а там и последний атом,

последнее, как божество. Посмотрит в один - удвоит.

И выйдет прок. Бородатое,  как пророк,

сумасшедшее, как крик-крак.

Я - злак, ты - злак. Вырастаем

вот так.


2.

Нервь хотела мира, а стали
войны. И с тех пор спала беспокойно.

Стали сны сталью, стали сны металлом
алым. Стали с любовью с кровью.

Я их белила, сверкала. Я их пыталась сделать

живой изморозью, а они встали изгородью.

Я по полозьям, они по выродкам.

полюбил, поелозил, вытолкнул.



3.

Грелка торчит, как горчичное. И думает
про свою - щебетом солнечным.

Щебетом жизнь идет. И про ю, и про самое
про свое - замыкает, сжимает бедра. Потом на юг.


И летят-летят, как первоклассники. Те движения.
Станут очень-очень опасными. Поиграем
в последние из прят.

не железные, но прекрасные.


4.

Меня все уже считают, меня рыщут

звери ночью. Я им копчик.

Я им копчик.

Я заточен и отравлен. Самый золотой
комочек. Изрыгаюсь земляной
касаткой. А она, тварь последняя, серьезно.
Хохочет на человечков, как на заряд.

Поскулит, подышит.

Собою пожертвует зря.




накипь

1.

Через мякиш небытия,

через вспышки радиомолний.

Прожуется, как будто бы жизнь - своя.

Словно нет ничего, что ее дотронет.

Накипь высыпала на плечах прыщиками.

Накипь согласовала свое с местячковыми
обычаями.

Очень много всего. И всегда за день.

Ты ее так и называй - накипь.


2.

Самая грелка не обязательно человек. Берет свой счет
и отчаянно так ликует.

Всей воде обязательно нужен берег. И течение.
Или воздух, которым дует.

Или бег. Долгий бессмысленный бег,
от которого все трепещет внутри, воркует.


3.

Было бы клеймо, было бы что сводить. Откуда
было б, была бы нить.

А там еще куда, и кого довести до
самого счастья.


Слишком много вариантов. В этой
или другой пасти.


4.

Хорош был сон, долгий, непросыпаемый.

И бежать некуда.

А как жизнь запаяли. А как вдруг
пространство украли.

И снега, и ты и мы все - растаяли.


5.

Грязь волокла за собой, как хвост.

Типа пышная.
По лыжне бежать, как

по-прежнему.
Все бы плоское, мысли вешние.
Наливается лед - под крышею.



6.

Мякиши небытия. Глубокая кривая колея.

Описание пути. Туда, куда никогда
не пойти.

То ли ты - была ты, то ли я - был я.

Воздушные, черные. Всех чураются,
и боятся.

Жизнь замерла, как змея.
А счастливые дни все длятся.




тротил

1.

но немножко мира по самым стенам
теснее тела и меньше ора
тлеющие приспособились говорить назло
и чеканить стылость

хорошо звучало пока искренне говорилось

немножко мира и меньше ора
подходя несмело с прямым укором
расстегнуло глаза их вытаращило
утвердилось

хорошо торчало пока с задором



2.

с мановения и с коленец принять
в рот золотой заусенец и жевать жевать
с ослепительным взором

хорошо жевать и с задором



3.

но под нашим потолком я один живу клыком




4.

тлели и дули сильнее пули больнее пули быстрее пули
хорошо зазвучало когда окончательно провернули

окончательно полегчало



5.

и перестало быть смешным а рыхлым стало и во сны

ну мы им нитки они нам куклу а мы им пуговки
а им и ответить нечем
ну мы им буковки буковки злые буковки
прям в лоб прям в печень



6.

показалось нежным океаном
тихой и податливой волной
ах какое черствое и юное
ах какое зрелым тень

чтобы манило и тешилось
чтобы тешилось и манило
тратилось и хотело
тратилось и хотело

ой поет а о чем поет
а о чем поет ай о чем
заскорузлая жизнь идет
чешет пузою чье плечо

на немногим на камешек
кашей камешек кашей
перестало смешным быть страшным
перестало смешным быть старше

океаном нежным волной тугою
на пологий берег на горизонт багряный
окончательно возликуя
окончательно полегчало



ой навзрыд а чего навзрыд
а о чем был взрыд а зачем был взрыд
тратилось и хотело
тратилось и хотело



на законное место крупицу
как самый взрыв
на стоящего на защите
своих назад

океаном нежным багряным порогом
радостно как под током
соловелый как принцип

как маленький жесткий принцип


принципиально жестко
тратилось тут под боком




мелкое

1.

мелкое мелкое очень мелкое
закопанное под дверкою
зля ключом под ковриком
забавное как риторика

посмотреть как бегают
и смотреть как бегают
и глядеть как бегают
где их шарики
где их дворики

2.

а там в ничте совсем кучней
и очень тесно очень душно
скрипит воздушным надуваясь
летит летит на скорость

скрипит ночным алеет ярким
закрытым жалким как подарком
как самым глупым из-подарков
шуршит окурком



3.

вперед в съедобные куски
на вырыть яму себе сам
и облизнул потом кусал
совсем-совсем на волоске

а там на кучке невеличке
сидела робкая как птичка
тупая жизненная блажь
сначала ждешь потом их ешь

и сразу наш и сразу наш



4.

чуткое чуткое очень чуткое
незамеченное под шуткою
незаряженное оружие
был бы плюшевым был бы

ну укутали спрятали и укутали
был бы сдутым был бы
неразвернутое незамуткою
и не падким был бы


5.

а там под самым потолком
зеркальным шаром на крюке
слепящим светом под крюком
бы отражался в потолке

мясной шагающий макет
по трепещущему в каждой руке
на голове плакат преобразованный

в упаковочный пакет с яркой надписью
с брызжущим на пол молоком



6.

и сразу наш и сразу наш
и в раж и в раж и тут же в раж
и в кашу кашу сразу в кашу
и сразу ложь и сразу ложь

не подберешь не подберешь
посмотришь и не подберешь
вглядишься и не подберешь
и сразу ложь и сразу ложь

а хвать бы хвать



и лгать и лгать


и врать и лгать


и врать и лгать


и жить и жать


и жать и жуть


и подобрать


и развернуть

а там такая благодать
что ни очнуться ни вдохнуть




как у так у


1.

Как немногие, так и луна
к земле. Одной стороной, хихикая в монитор.

Как сокрушительно, как уродливо. Как пожирание и
впустую.

Без расстройств, без полезных переживаний. Как немногие,
как луна одной стороной.

Не тревожась и не листая.
Не колеблясь и с головой.


2.

На железной лестнице висит деревянная тушка. Как распята,
чуткая к собственной, тихая в

собственной статике.

Промахнувшаяся старушка на перекрестке

крестится на музей арктики и
антарктики.


3.

Минуя растущее, сразу в гной, сразу рассчитывая
на заботу. Зловещие клевые хохолки.

Мой любимый пилот, для него эта песня,

проспал работу.

Для него эти вечные змеи и

режущие клыки.


4.

Как у сердца нету цели, так у цели нету

средств.

Как у, так у.

Как у наших поцелуев одинаковые лица.

Как налиться, утвердиться. Как у лиц

одинаковое гнездо.

Основательно упакуй, пусть рядится. Всем нарочно
по низенькой запятой, да на высшей точке.

Назло всем. Всем назло.


5.

Заливаясь противным и мерзким. От того, что
ебаться не с кем. Получил маршрут.

И теперь его нитки комочки лески. Льются светом,
промозглым светом. Мне на грудь.

И единственная на счету, упертая и корявая. На лицо прекрасная, внутри кровавая.

По маршруту свой держит путь.


6.

Как немногие - так штырек. Как придумал, так лег. Так
лег, что уже никогда в этом, на этой луне.

Не было ничего, и нет.

А потом был лаком, потом был стягом,

потом между волкою и собаком. Стоял
залихвацки раком.

И как дитеныш человеческой плакал.
Каракулями плакал.

Хохотал да плакал. Взыскивал и обрекал на щеку,
выл своим, гнил своим злаком.

Зажимал пищалку. Между волкою и собаком.

7.

На крыльце золотом оловянный стоит солдат.
Пропустил парад. И стоит солдат.

В кулачке его нерв. Нерв сжат.
И стоит солдат. Получает последнее атата.

На крыльце серебряном лежит труп.

Его светит пуп. И труп лежит.

Не дрыгается и лежит. Жизнь атакует, а он

прижат к небесному рту.
А была лютовала была бы жизнь.

На крыльце медном танцует царь.

Он танцует, а мог плясать.

Чтобы ноги закручивались в узлы, чтобы все
планетарное музло задавало

единый позыв.

Назло всем. Всем назло.


8.

Как немногие, свои ляпы. Выдавая храпом за
лучшие сны. Исподтишка. Нахрапом.

Вкусным, тающим во рту кляпом.


Летящей вверх шапкой, горящим,
но вертолетным трапом. По крупицам.
От бреда до бреда.

На облюбованную лопасть. Как в

бесконечную пропасть.

Добрели до конца весны.

А там и лето.

Честные и пустые.




полно медуз

1.

Лютовали реку. Много маленьких

речных медуз, как речные сопли.

Очень сильно кричали,

потом замолкли.

И спросили приплыть человека.

А он так! топал, так

 громко топал.


2.

Мятежа забавные как волокна смотри на окна.

Там ниточки забавные как стекла, а их разбить.

Как волокна была бы нить.

Мятежа забавные, их потрогала, хард трещит,
соловеет, жмурится в сезон.


Нить сечется, бровь хмурится.
Что она вечно хмурится?

Тишина хороша, все разрушил звон.

Речные медузы вытекли.



3.

Карма была хороша. Ебошило хорошо.

А жизнь лажала, но как обычно лажала,
развалисто, не спеша.

А там за кормой хорошо. Волны - и хорошо.

Ударит - и хорошо.

Но как ужалила молния - стало жаль.
Всех тех, кто здесь уже и решен.


4.

Реку лютовали, бегали по мосту.

Туда-обратно.

Накапливали пятнышки, пока не стали

насквозь черные, мокрые.

А без игрищ они такие блеклые и смурые.

Скучные, неприятные.


5.

Ай я топаю медузу, жжется как солнце. И с теми
мироощущениями.

Все вернется. Опять вернется.

Но не верить во возвращение.

Улыбнется и засмеется.

Упущение.


6.

Лютовали море, опять про море.

Продолжение той истории, о которой
уже сказать.

И тем более.

И кривые клыки.

И кусать еще,
и кусать.


лезет солнце

1.

Иногда, для того чтобы
украсить кадр, солнце летит очень
быстро. Только вот ночь была, а вдруг
наступило утро.

Жидкость перетекает из уст в уста. На лунный
кратер. Летит ракета, шипит галактическою
канистрой.

Там ждет очень и очень лют.



2.

Что хрипело – замолчало. И дрожит,
дрожит рукой. Очень лют и очень злой.

За зажатыми плечами трется
нервь о лоб щекой.

И ее за нежность эту,
рвет как краешек билета,
пропускает на.

И без счастья, без обеда, не заполнив перерыв.

Мягкая, огромная страна.

Куда ни посмотри - красота,
куда ни шагни - обрыв.


3.

Так по тропке в домашних
до леденцов.

Умолчать самое важное. Выдержать паузу
молодцом.

В каждой руке по щепотке. Теребя
пальцами.

Пусть посыплется. Пусть таким следом
останется.


4.

Иногда, для того чтобы
украсить кадр, используя фильтр,
выдыхая дым.

Она становится им, он становится
их двукратным.

Вычесть и не решать.

Колокольчики дребезжат.



5.

Очень громко и в голове. Там
на мягкой.

Прячет сердце в рукаве. Тому скушно станет,

оно и гавкнет.

Мы найдем его под тряпкой.

Прихлопнем тапкой.


6.

Иногда, чтобы украсить. Сидит
и весит.

Нечего безопасить. Открыть,
пусть лезет.




прятки. схема

1.

Грело здоровое, не обращало внимания на
эти схемы, работают и подавно.

Пусть я одна царевна, грею седло на санках,
лечу забавно головой в лед.

Живое ищет, машина пишет, сломается,
так исправно.

Идет мой год.



2.

Как травмы и обеспечен рыдать теперь. И с какой
радости. Слезы идут капелью в золотые
емкости.

Накапливается. Тело забавится и
плошает. Дует душу. Та летит как самый
воздушный шарик. Утыкается в небо. И небо свое
разрушит.

3.

Щавель ешь, выбирай, не путай. Ешь его, в тело
закутанный корень.

Ок, стало страшно, стало путаться
по углам, выскакивает в лицо. Обосрался,
обеспокоен.

Ешь щавель, делай дудочку из вербы. Детство

стоит на том месте, на котором
его не было.

Сингулярность, и хлопок в ладоши. Я

тебя очень так люблю
и никогда не брошу.

4.

А потом хохочет, как уточка. Многосложная
удочка, потеряно грузило.

Хотела быть махом, и искренне так
любила.

Пришла и трахались долго, твердила что
вот агага - попались.

Над ней в закромах витало, над ним нас вовесь
накрыло.



5.

Грело же здоровое, дровишки подбирало,

заходило внутрь и
никакой романтики.

Как на вкладыши, так на фантики. Там обычный
и пятипалый. Клал свою ладонь на плечо.

Все немело внутри, если бы не онемело, то
убежало.

Долго жизнь еще думала, ублажала. Долго еще
говорила, что да. Вот здесь - горячо.

6.

Зажмурив глаза хорошо спрятался. Все
ближе. ближе. теплее. горячо. здесь.

Теплых ладоней месть.

Мы на атласе, да на глобусе. Да на карте, при
высоком приближении. Вот и я.

Здесь.

Сижу, подыхаю, лопаюсь.

Маленький. Золотой.

Весь.



один орал

1.

Он не боится, и я не боюсь. Сжал ладонь,
и посчитал пальцы.

Счастье растет, как дерево, много зелени, заползти
на макушку. И плюнуть вниз. А корень.

Хорошо из нас мелких один был
трутень.


Один орал.

2.

Что орал. Что океан не море, что бьются о скалы
волны.

А самый любимый. Подонок.

Что крылья так невозможно плотны. Что бог,
как плотник собрал свою лодку.

И быстро-быстро руками. Уплыл
в закатное пламя.

Тоже мне выдумал, тоже нашелся
работник.




3.

На велосипеде мчится. Слегка увидит как
от стыда покрываются пятнами.

Я тоже считаю, я все увидел, а что
увидел. Выглядит неприятно.







Он не боится, и я не боюсь. И такая муть,
и такая муть. Туман, марево серое,
жидкость моей империи.

Наводит гнев, забирает
грусть. Очаровал и пусть в его имени.

Под стимулом разнести, уничтожить,
действовать противоположно.

4.

Что орал, что море - не океан. Что любой человек
своей землею. Сильно привязан, воет.

А мы его по загривку, и гладим. Гладим, как
пойманную. Она стрекочет свои убытки.

Зеленеет, радуется, беспокойная.




5.

В лабиринте стало пусто, слишком много

выпитого об искусство. А проживут свое
преднамеренное нельзя.

И окончатся, и тусят.



6.

Древо боялось срыва, древо любви
боялось. Наступила жалость. Бойко так
наступила.

Ну и нахуй екнуло, нахуй умерло,
нахуй еще раз
сжалось.


Что тебе тело мое, смотри
на крыла.

Ощущай мою третью ярость.



итог

Человек не важен, не важен бог. Важен

первый злак и пупырчатый осьминог.

Навязанное родство, и я там прищур еще
экономил. Хотел стать пазух. А там июль,
и все эти колбы разбились. И говорят что:

не важен человек, бог не важен.
люби любимое пусть оно очень страшное
муа-ха-ха. абсолютная тьма. мы все чуть
разом не сошли с ума.

и пульс налажен, и замыкаясь, как
не доверяя в рот класть палец как

когда нет другого в запасе не пришить
ангелы уговаривают решить.


Человек не важен, не важен
бог. Один спотыкается и падает, другой
встает на колено и завязывает
шнурок.


Рейки по венам построят домик, живи
в нем. Он разрушится, ты живи в нем,
хомяк незнакомый. А пусть в июле, а пусть
и в пасти.

Опять о счастье.

Не важен человек, не важен бог.

важен итог.

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah