RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Лиза Неклесса
|  Новый автор - Александр Самойлов
|  Новый автор - Римма Аглиуллина
|  Новый автор - Ангелина Сабитова
|  Новый автор - Олег Копылов
|  Новый автор - Лена Малорик
|  На страницу поиска добавлен поиск Яндекса.
|  Новый автор - Константин Матросов
|  Новый автор - Ян Любимов
|  Возможность комментирования убрана ввиду невостребованности.
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Тимофей Дунченко

юзабилити (2010)

16-06-2018





` искать и верить
` другими устами
` для тебя
` юзабилити
` когти
` немногимнемалым
` фаталити
` кармашки
` неначаянно
` как своя
` серенад
` силы небесные
` ремень
` все более конкретные вещи
` как ужас
` взять его
` без пошлости




искать и верить


1.

Так одеревенел, и смыкая зубы и терпит
жуть. Думает, что не скажу, никогда не
скажу. И как спящее ее засопело,
летаю вокруг, кружу
то ли дело.

И как бестолку, как на вешалку,
как рубашку, и раскрыв свой рот
нараспашку. Очень долго о глупом,
о очень глупом. Словно жил, говорил и щупал.

Жил, говорил и щупал.

А там маленькое вчера пощечиной
и укором. По земле, как молния, разговоры те. Садись
и едь. Неземное средство передвижения, и бычит отрок.
И сущий порох, хватай и едь.

И в последней хлопушке другие спички. Милая
кормит птичку, а та пробивает двенадцать раз. Веруя во
обычное марево, сам себя пичкая горем, станешь
героем в тот раз, когда смотришь на море.

Станешь самым пресамым морем. Повторяй
через раз - море, море.

А прекрасное, а прекрасное.



2.

И зловещее чересчур. И зловещее. Трещат,
пока их не заметят по трещинке в уголке губы.

Не поверь, расскажу, что их злющие вещие - неудобные,
как гробы.

О, одеревенело, а там следы, там вштырить, там ягоды, как
одежда - при движении идет соком.
Вспоминаемое, как прежде, ходит боком.

И как бы не вспоминать, как бы не
ощутить, не выращивать вылитое вчера. Эхо империй,
уютные имена. Сердце, как пойманная дыра.

И зловещее чересчур, и окна. И человек у окна
копит и тьму свою, и свой мрак.



3.

Соловей бы пел, птица пела б. Но
молчит и, курлыча, бежит на корм голубь.
И доверчиво добегая до протянутой
ладони.

Получает по голубиной морде. Растоптанный,
оле оле.

А какие грядки - такие прятки. Так здесь
довольствовались счастьем мои
ребятки.

Удобным, пока не трогают
разговаривают и красиво прыгают.

Каждое движение честным. И неживей
птица пела б, пел бы мой соловей.



4.

Ты беги, беги отсюда в солнце и за границу. Беги
отсюда, беги, там выгоришь - лучше, там легче отдых.
Как вернешься - рассказывай, что случилось. Ощупать
позвонки и услышать шорох.

Если нечего делать, но задыхаться, не сеять, не думать, но
отражать. Убежать бы отсюда, отсюда бы убежать.

Искать и верить.

5.

Камушек ай по волне. Несколько
раз, вполне.

6.

Ты гляди, как дышит тело,
аж душа порозовела.

7.

То ли мельком, то ли вэльком
притворяться человеком.

8.

Неудачная вылазка. Без
пауз, без натиска.

9.

Вся тоска - волна и берег.

Отыскать.

Искать и верить.




другими устами


1.

А теперь за свое пламя. Идет прекрасное, но
меряются хуями. Меряются и меряются. А плачет
девица.

Ее бы другими устами.


2.

Мир хохотал, почему мир. Очень локально
любим.

Целовали и в левое, и в правое. Не
выбирать - поделить надвое.


3.

По щепотке - боись щекотки. Боись хохотнуть
непопадя. Как снежок за шиворот.

Как вдруг тихо, но ломким топотом.


4.

Не спалось, но сны виделись. Не спаслось,
но живая тут.

Звуковой батут, все отшвырилось.


Все приставилось
на губу.



5.

Нам нет родства, нам сердце - чуждь. А счастье - верх,
а жизнь - чуть-чуть.

Второй этаж, и муть и муть.

6.

Не смотри в зеркало, смотри около. Что померкнуло,
что любит тебя.

Ну промокла, сообщи шепотом. Они услышат, задумаются,
утвердят.




для тебя

1.

Не было б скушно, а там любое
найдется оправдание.

Домовое задание распределить себя
по пространству.

Сносишь человека, сноси и здание.

Никакой нежности. Никакого удобного
постоянства.


2.

Сила уродства. Нечего говорить, все сказанное
глупо изначально.

Золотое палево, решить прямо здесь
на кухне.


Нальется жизнью, набухнет.

Веселились и жили. Жили и
ночевали.



3.

Один про просто, другой про остров, третий
занимается вышвыриванием себя
в историю, в литературу.

Один щурит глаза, другой
раздувает ноздри.

Ах какая была б скульптура с третьего

слеплена. Какая была б.

Скульптура.

4.

И опять не про то, и опять тем же
методом. Не на что сетовать.

Опять же про то и теми же.

Ошибаемся в падеже.

И какие раны, какие беды, какая боль.

Говорит либо дело, либо идея, либо же
алкоголь.

Тем же методом, тем же топотом, тем же
разрушить все не смотря на опыт.

Жирным слоновьим хоботом, свирепствуя

и лютуя.

Жить жизнь ревнуя.

К смерти ревнуя.

Громыхая, сочувствуя, любое
движение искусствовать.

Продвигаться сетуя.

И опять не про то, а
про что - про это.



5.

Так очень глупо, и некрасиво. Так понимая, что написал
плаксиво. А серьезно не так
написано.

А серьезно - умнее выглядит.

Хохотнул, смехом прыснул.

Ну так высели меня,
высели.


6.

Любя и ненавидя,

пыша яростью, все равно
любя.

Не для тебя.
Не для тебя.




юзабилити

1.

А о чем не поют твои птицы. За
рассеянным светом, за рассыпанным
кормом.

Притвориться, что претворится
пьяным ущербным молвием
молния.

И хлестнет звуком
грома.

Очень долгая сказка странствий. Залипающей
на рассвете, в эти выдуманные качели,
то туда, то сюда - бы выше.

Но от земли - дальше.

Человека нет - есть пространство. Да и
выхода нет.

Есть щели.

Да и вход по пути
на детство.

Ну и верь себе.
Ну и счаствуй.

2.

Щелкнуло юзабилити. Через пару
щелчков за границы вылетел. Посмотрел,
как ходит и выворачивается наизнанку.

Поискал, да нашел
пищалку.


Лобызал ее как иконку.
Зашивал ее рот,
как ранку.

Всех натянутых нервов звонко. По крупицам
и под воздушный
фанк.

Хорошело его юзабилити, вылетало
сквозь череп на вылете. Глаза
вылейте, веки срежете.

Очень сильно спасибо поможете.

Крыл, как матом. Так щупал
за атом и зрел ледяной
росой.

Она пала как ножный мизинец. А руки
тянутся и душа накинется и
трусцой.

Полыхало юзабилити лесом,
палками по колесам. По кусочку отломлен и на
порезан.

Тих совсем.

И безмолвен.

3.

Феникс ясный кокон
созревает прямо под боком.
Каждое перышко пеплом
силит его и крепит.


Стал язык - как коготь.
Говорит не слышно,
но ранит и сильно
метит.


Он бежит под богом. Тот
летит над ним на
ракете.

Собирает людей
в пакетик.

4.

Зыбко. Без постоянства.
Человека нет - сказка странствий.

Золотая рыбка, глубинный дансер.

Ну так и быть.

Человека нет - есть пространство.



когти

1.

И рвем когти, зализываем. Что мое,
то низменно, и неровная чернь как будто
защищается от государства.

Откусить от его божества
и именно никому в глаза. Вдруг каменна
металлическая колонна.

Что щипок, что щебет - раздражают. Одинаково
зябкие до забавного,
почти танцуют.

А хотели, чтоб написали, но как
смогли - накалякали.
И рубцуют потом, рубцуют.


Крохотный, выживай. Пусть твой сезон
защищается. И в своей невъебенной грусти
берет за а ну и пусть.

И в этой пусти - живут. И запястья хрустнут. А когда
они хрустнут -там неожиданно выйдет из

этих уст.



2.

Чтобы громом гремело, паромом
переплавляло.

С помощи молнии да в другой
металл.

Чтобы быстро и быстро. Да куда-нибудь,
да умчало.

Чтоб звенел
опал.


3.

Режет. И слышен скрежет, а ты терпи. он еще
долго. Нелюбимая река волга берет и впадает. И язык,
как коготь.
И станет плохо.

Бегают и лакают. Душные и лакают.
И зев сдробил, и какие были радужные брызги. Ошибаются
самые близкие. Их вспоминают -
они икают.


Они икают и думают, что их вспоминают. А их же
режет тот скрежет. Он им вежливо предлагал
пополам фифти фифти.
Поиграл, потом проиграл. Научите
же научите.

А зерно зрело. Ты там еще посмотри,
что оно, как еще с почвой.
Закричи, что взрыв и - наблюдай
как летят комочки.

А они же словно по траектории,
словно от солнца щурятся.
Закричать свою арию,
пусть сбудется.

И слышен скрежет, как мотив. И кто
поет как будто жив. Его неслыханные
раи скрипят и очень помогают.


4.

Звон тот умолк. И в развилке ляжек -
выделывает овражек. Нет
ничего тяжкого, захотеть
и сможет.

Глаз бильярдным шаром сначала крутится, а затем
попадает в лузу. И в корзинке
мозга лежит обузой, трупиком на щите.

Игры им. А нам - блядки, словно бы
неустойчивые и шаткие.
Раз ступнею, другой стопой.

А потом ликуя.

Потом покой.



5.

Очень долгий и очень вял выглядит,
словно все потерял.
Со хмеля и золота гибкий,
как хобот, сидит и трет.

А натер на живое лед
да искрится от света и тает. Я
дышу и он исчезает,
он разбрасывается
и течет.


Никого не брать за живых. Сиди и будь
тих. А где был бох, а где был бох.
Так это главный был подвох.

Кучно лежал. И кучнее
лег. Придавил, как небо.
И молился сначала - теперь

требует.

6.

Когти рвутся наглядно.
Наглядно гниют клыки.
И я сам не подставлю и никто
не дотронется
моей щеки.

Не погладит, не пощупает, как
жива моя кожа. Как скривилась от
прикосновения лживой руки
рожа.

Если только себя
уничтожить.
Если долго бежать,
то может быть.




немногимнемалым

1.

И не многим,
и не малым. Под одним
цветным одеялом - холодила и ночевала.
Ходила в обнаруженном забытьи. День, наполненный
мягким вокалом и
совсем ни во что не втыкала.
Оставляла на искос взгляд, а
думала что позади.

А словам так удобно рядом. Долго жить этим зоосадом,
цветущим адом. Все любые -
любые рядом.
И немногими и немалым,
что еще обнаружится
на пути.

Был ли, звенел
мой колокол.
Или язык его
дрыгался.

Когда потащили
волоком, мол,
допрыгался.

Немногим, немалым,
цветочным жалом,
девятым валом.
Удержался.

И опрокинулся.



2.

В янтаре застывший мякиш
очень тверд.

В январе живешь и мямлишь,
необут.

А в июле, а в июле - словно сжульничал
и дурит.
Словно сжульничал
и рулит.

От него еще
сам батут.


3.

А словам удобно рядом. Как удобно тем
словам.

И не черная, а - кратер.
Только кратер, только кратер,
только звук,

тадам-тадам.



4.


Они бы еще соловели от
этих грядущих моментов.

Они бы еще путали ландыши и
тюльпаны.

Не придумал еще своей
легенды, ну и
ладно.


Золотится песок, обгорает кожа, и злится
лежащий на нем человек.
Добежать до тени. И в ней уже, лежа,
он думает свой разбег.

Вроде два метра, потом споткнулся,
упал в волну.
Окунулся и вынырнул. Снова упал и
опять окунулся.

И поплыл навсегда и навек.



5.

Надо ж кого-то любить,
надо ж. Или так - доживешь и ляжешь,
будешь лежать и смотреть,
как переворачиваются
вкладыши.

А их все больше на руке.
А сам не в море, а в реке.
Она течет, а ты ручной.
А ты венок, а ты букет,
на голове, на голове.
Бери левей, правее правь -
был сон и явь, какой был сон.
И очень клевая
была явь.

Надо ж кого-то любить,
надо ж.
Или, долго думая, ляжешь
и будешь смотреть сквозь доску.
Как ебут тебе мозг
жестко.


А их все больше на глазах,
а сам последний океан.
Он дышит волнами, а ты -
венок в зубах, а сам цветы.
На голове на голове
бери левей точнее звон
был сон и явь какая явь
и очень клевый
был сон


6.

И немногим и не малым,
с пчелиного жала начал,
и закончи пчелиным жалом, типа задели,
все выплюнул.


И умер героем, с наработанным
геморроем.

А жизнь - не тоньше,
а звонче.

А смерть - не смешнее
а шибче.

Холодил и мусолил
свой кончик.
Все оправдывал как
обычай.



фаталити

1.

Но тут холодно и что в голове.
Угли не раздувай, не первомай,
ты же мельница не вентилятор.

У тебя нет сестры, у меня нет брата.
Мы все неглубокие
ямки,
а ямки нам не преграда.

И песня в ушах как собачий лай,
как гоняющий по полю
стадо.

Все сказал последний металл
и дополнительным бонусом.
На ушко шепнул, с мозга выносом`,
где он, в каких тучах витал.

Где ему оказалось круче,
увидел свое
и ринулся.

И лобзал, целовал и облизывал, пробовал
не упускать. А вдруг
едким зловонным топотом,
вдруг стал

один орать.

Вдруг этот один стал орать,
и орал один, один орал,
что вдруг нужное отыскал, увидел,
потискал. Вдруг на каменное его
обелиска самая главная брызга
ударила каплей.

И он взвизгнул.



2.

Не терять родство с нервом, не думать
некую, а терпеть в себе человека,
как несчастного. Пусть
побегает.

От чего плыть глазами, путать азы.
От того, что полями лесами полями лесами
итогом дзынь.

То есть куда не двигаешься - все вокруг
музыка.
То есть ешь человека, а у тебя все равно
красивое пузико.

Словно бы человека не ел.

Мускулистый и в узелках,
ничего не знает про страх.
Скрипит вырастающими усиками,
говорит и слова лакает.

И твердо стоит на ногах.

3.

щебет дружин и боль
коленьих пружин
страх самолетов и очень
сладкие леденцы

очень живешь а потом рубцы
ими хвалишься - соблазняешь
рубцы смотри

не увидишь какие внутри
они там разные матери и отцы
девушки и пиздецы


вытянешь в плоскость морщинки
поплывут по лбу как личинки
тело идет на
плакат

ну и ха тебе ну и трапами
вынимая из глупости платину
а потом отлетит и ломая свои
облака

металлический в никуда
но его клыка
царапают платье а там
необутая как река

плакает дура плакает


4.

И вот тут вдруг стала красивая
и хороша.
И тут вдруг двинуло
по ушам.

За папу за маму,
ты кушай кушай.

Хоть обожрись.
Никогда этой музыки
не будет лучше

5.

Очень ровный хоботок и впился или
комар или слон.

Удар выдержать.

Не удержать
стон.



6.

Сплыло и умерло. Вспоминать и,
щупая вчера,
упираться в часы.

Решила, подумала, что решаемо -
и не ссы.

В самое его не пизди, в самое
сердце его тоски.

От себя его отпусти,
раскидай на куски.

У них каждого чувство юмора.
У них каждого - такие они
нетронутые
пески.


кармашки

1.

Хоти кармашков много. Много
их не будет. Щипать за лямки словно не люблю.

А там их люди. Счастные как могут.

Петлю клюют.

2.

Жили, как деревянные. Плавали, как топор. Море
взять и себе в укор.

Мы же равные.

Медленные и славные.



3.

От клекота - мурашки на запястье. А были же
от лязга, были.

Щипать за лямки словно не любили.
Копать поглубже словно зубы вязнут.

4.

Хорош был хор. Он нравился
и выл. Сопел внутри заявленный октябрь.

Твои бы ляпы на мои. И счеты сразу бы свели.

Мостами счеты.
Стаей яблонь.

5.

А там кормушки и протянутые веки. Потом
захлопнутся в замедленном режиме.

И ржачно будет, очень будет ржачно.
А здесь так точно понимают, точно.

На день последствий
и на бой кулачный.



6.

За щебет клекот все равно не страшно. Стереть
бы венку на виске.

Хрустеть, ворочаться в песке. На ночь последствий,
на бой рукопашный.

В таком малюсеньком-малюсеньком куске. Так мало
этих гребаных препятствий.



неначаянно


1.


О, как свербело, какая муть. Какая мягкая
шерсть. Один раз понюхать, потом на
нерест.

Это выглядит как кому. Кто бы он ни
есть. Его бы движения, переступающий через волну
шелест.

2.

Как на мочке. Невзведенные курки, и пристальное
внимание. Неужели их неужили. Страшные,
прочные.

Неужели их положили мордой
в грязь. Пальцы обеих рук поют - бьясь. Эту мелодию
я боюсь.

3.

О, как ныло. Такая грустная сила, смяла в комок. И
от комка откусила.

Хорошо не сух. Хорошо что
мокр.

С неделю потом тусила.



С неделю потом не мог.


4.

Тлел и ресницы вял. Гордый, как адмирал. Мокрый,
как отмирал.

Вокруг бы блекло. Они как куклы.

Блестеть как стекла. И пищать как самый
комар.

5.

О, как просило о льде. Мельтешило везде-везде. Но пожило
еще пару лет, пожило.

Ходят совсем нигде. Тени из никогда. Еще пару лет
лишило.


6.

А тут хапнуло и прощай.

Хапнуло ненавязчиво.

Неначаянно.



как своя

1.

Искарябанная, как своя, погуглила чуть
и нашла.

Нетронутое, невспаханное. Пространство. И рябью
по щепоти возбежала.

Полусонная, как пижама.

Головная, как боль.

Все решаемо, к коленям прижато. Дать бы волю,
не больно столь.

2.

За храмом - объятная ширь. Заусеницы выклевывают
за храмом. Ничего не решаемо, и совсем
не решить.

Где за первым громом живет его
самый-самый глушитель.


3.

Тряпочкой чтобы заметно, и внимание обращали
стужила бедра. И маялась головой.

Искарябанная, как своя, донельзя бледная. Подыхала,
но чувствовала в себе.

Свою невозможную долю.



4.

За храмом холм.



5.

Пошли рядком, пели песенки. Шили платьица, пели песенки.

Чтоб вы треснете. Чтоб вы треснете.

Шили платьица.




серенад


Серенад они мне не пели, а лишь говорили. Молчи
и догадывайся. Кружась на собственной карусели,
а там и сжалось.

В комок.

И тревожилось еле-еле и
прижимаясь грели.

Ну хотел свою ярость и чтоб намокли

зеркала моего нанокля. Чтобы жизни на ножках
бегали торкали, чтобы был пуст мой лог.

И розовели подмышки и небытие
кукожилось, чтобы над сраной рожицей
полыхало солнце.

Чтобы их громытье да об стену да
уничтожилось. Чтобы вдруг все свое.
Пожалуйста вдруг.

все свое



силы небесные

1.

Силы небесные, минимальные допущения.

Громкие трещины, емкие щели.
Проскользнуть и выдумать,
выумить.

Городить ту еще на прощение. Да слать,

и слать.

Через два желания распластать, как камбалу.

И нырнуть погрузиться вдруг в яму ту.

2.

Было поле глубокое словно яма, а внезапная жизнь

словно плохо
разыгрываемая драма. Но донельзя допустить, что
не было ничего глубже.

Чем глотка.

Пьющая из океана.


3.

Потом из лужи.

4.

Потом вон оттуда, из

избиваемого барабана.




ремень

1.

Чтобы тлело неумолимо. Чтобы дыма.

Кряхтя вышла из магазина. Словно дама.


2.

Чай был хорош. А беседа долгая, неповторимая, обо всем.

Дикий злобный лесной лисенок. Добежал незаметно, и сгрыз.

Хорошо ему, бабий визг.


3.

Чтобы пело ненавредимо, но дитю.
Песнь о деле, которое делается, как хотю.
А чего тебе, а ниче мне.
И всю родню.

И ручьями, и бегающей водой.
И с тобой и совсем не совсем с тобой.
Вылитый и на то и.
Разворачивается бедой.



4.

Чтобы чтобы не покой.



5.

Бьет заржавленной клюкой та царица, коей мир.

Тыры пыры восемь дыр. Восемь ног засветятся.

Мир омеждометится.


И никто его слуга. И блестят его клыка.

И хромая, как змея.

Станет я.


6.

Чтобы тлело неумолимо. И не скопытилось. Что
лилась на ось земную - обыденность.

Там бы камушки засветились, и ремень свело.

И ни шагу в колодец пока светло.

Онемел язык и ноги

вдруг повело.





все более конкретные вещи


1.

Где бы все эти скопища бились о более
конкретные вещи. И в ладушки играли.

Где бы все эти дыры трещины. Передумали
перелетовали.


2.

За какой навесью, потравили тем самым
избавившись от конкурентов. И лоб свой. И планета
своя.

Покрутить мочку уха, как вентиль. Ничего
не слышать.

Ничего совсем не понять.


3.

Рябью глаз. А в болоте зрачка.
Страшные вспышки. Последнего маячка.
Терпят жизнь и приветствуют мрак последний.
Был не очень, и слишком бледный.

И не радуги, золотые пальцы. Всех хватать за тугие бедра.
Утро глупое, бодрый вечер.
Потащила ведра, и вся ободрана и изъезжена.

Рябью глаз. И упорота.

И упорота.



4.

Где бы все эти скопища о конкретные вещи. Шлялись до
утра. Не в метро попали.

О конкретные вещи врезались по спирали. О конкретные жили,
как вспоминали.

И трепещем теперь. И трепещем.


5.

За какой наледью. Жрали белесое, гнезда наращивали
холостыми грезами.

Хорошо работали веслами, шустро работали
веслами.

Дико устали за день, всего лишь
за день.


6.

Хоронил каникулы и чесал жвалы. В усть
попрыгаем. Вусмерть жалко.

Как хоронятся, как теряются, как поминают.

Очень длинный прыжок за какую
наледь.



как ужас


1.

То ли ту, то ли эту жизнь. И забилось,
как ужас. А ты держись. И съемные части, схемы
следующих действий.

Бессмысленны, как ни одно из счастий. Словно бы
все протестил. Все попробовал
несуразно.

А на той же кисти, меж тех же
пальцев.

Из ярости в ком. И из кома
в тяжесть.

Сидят неподвижно, внутри скитаются.

Все нарядные, все

наряженные.




2.

Очень долгие, очень длительные. Вы
когда властвовать будете
нас позовите. Пустые надутые
щеки. Обкуренная обитель.

Очень гладкие, очень черствые, безбоязненно
и без боли. Пляшут, празднуют. Пляшут,
празднуют.

Очень гадкие, очень бездны.



3.

А ты плачешь. Еще чуть, и
раскурочишь. Чего ты хочешь.

Земли из золота, прыть в себе. Родимое
пятнышко на губе. Вылитый финальный рубеж. Чтобы
ясное, да игралось на хорошей трубе.

И нежность, конечно нежность.

На себя бесплатный абонемент. Навсегда, на места
получше.

Поглядеть поглядел. А хлопать
уже не будешь.


4.

И совсем по-детски. На смерть, и
насмерть.

Живут как ясные и громко
лязгают.

Щебетом и наветом. Прятаться под домашним
вязко.

Маяться личной грязью.

Поскупиться лишним советом.


5.

А нам бы деревянные умы. И нерв пожестче. А там
такое бы, что сразу на дыбы. Что сразу
хочешь.


И счастье - лязг, и части - врозь. И жизнь
как вязь, и не спалось. И снов не виделось
вообще.

И дыры черные, и щель.

6.

И забилось, как ужас, в свой угол. Трепыхалось
опухшее, тихонько так, без звука. Только
рот разевался и венки стоймя
на висках.

Это ж долго ходил. Это ж долго совсем
искал.

Не те прятки. Совсем не те. Златоустые на площадке
хоронят цель. Та плывет и будет на протяжении,
предлагать собственное уничтожение. Будет хитро идти
от куска.

Это ж долго ходил. Это ж долго совсем
искал.

Не тот ужас. В голове не кружилось, сознание
не терялось. Наоборот всей тяжестью провоцировало
на ясность.

Потом хихикало, и прикалывалось. Сходила
юность. Осталась тщетность, осталась радость.
Остался пыл.

Это ж долго ходил. Это как оно
поломалось.

То ли слишком сильно
любил.

То ли слишком другая
ярость.



взять его


1.

И злит что здесь - не сразу тут. А жизнь,
как гребаный батут, тревожит небом.

И там совсем уже к утру, вдруг понимаешь, что
не ту. Вдруг обнимаешь и в поту. Спросонья
и нелепо.

Как все кривилось и зажглось, как
перекрученная ось сломилась о
колено.

Так кожный воск потек на мозг, так мозг кричит
свое авось, а ты, окученный моросью,
вдруг нетленный.

И злит что явь - но только вплавь. А ты на береге
моллюск.

И там совсем свой звук убавив

вдруг слышишь явное из уст.




2.

Что те уста, ну рот, говорили. Что ты - урод,
человекодельня громоздкая.

Чтобы било дублетом, за поручни и - полоть. Тогда
вырастает плоская. Со слонами и черепахами. Понятная,
как ужас.

Отбеги на полметра и мир закружится, запоет.


Очень мягкое запоет,
подпевай, как черствое. Тогда вдруг впрок, вдруг
запасутся. Вдруг посмотрят на твой главный порок,
и миленько так
засмеются.

Что те уста, коль всех устал.

Коль ток, что тек, взорвал поток.

А там за ним вообще доста.

А там за ним вообще итог.

3.

Ну и ямочки у губ, и трещины на лбу. Однобокий и оловянный труп. Танцует свое безымянное

не по тексту.

На разбор, они бегствуют, но не

бедствуют. Загибающий
свой листок.

Так можно и танк, и кораблик.

А можно и глупое ляпнуть. И говорить глупое,
говорить долго, с азартом.

А можно любить, лобызать свою ранку. И целовать,
как в губы. И целовать, как передать записку
на нужную парту.

На разбор, и дальше по списку.

Переждать выискивать,

все темное,
переждать выискивать.


4.

Надо греться. Чем дальше, тем больше. До сгорания,
до своего пепла.

Если сам не смог обнаружить, то уже
и вправду никуда не деться.

Так неожиданно, так нелепо.

Из унылой ходьбы - в неуемное

бегство.


5.

Информация была слита. Участник ее - золотой
слиток. Просто кладезь.

Искоса осуждать и радуясь, что невидимка. На них
охотясь.

На вынужденном зачатье, в изломанное корыто. Своею
грудью.


Такая пенка, такая дымка. Расплылось и обознайтесь.

А там как обычно оружие превращается во

орудие.

6.

Но злит, что бит. О чем еще. Трещит его
подставленное.

Клубит и рот, шипят глаза. Не очень скоро
уползать в проявленную.


А получился хорошо, там хорошо,
потом ушел.

Потом крушил, потом ломал, потом из уст свое
достал.

Туда сказал, сюда сказал.
Везде по вмятине.

И потихоньку исчезал.
Нет бы да искупиться и

взять его.




без пошлости

1.

Без пошлости не обойтись. Никак по-другому
кусаемое не загрызть. Не сдавить нямочное,

не наварить
запас.

Вот хорошее снилось про нас. Про животную, мол,

с ветки прыгнула и съела. И заебись.
И переваривались, опасливо
высчитывали куда деться.

А то вон оно как повернется. Как в каждом детстве,
если солнца нет - нет улицы. Никакой тебе

улицы - если нет
солнца.

Если сон был глуп, и совсем не помнящий, день
переворачиваемый до ночи. Обернулся голеньким
и румяненьким. Целовать коленки и
остаться в панике.


Чтобы без пошлости не обошлось. Никак
по другому не обозначить твердой. Вроде бы и
ладонь, но какие когти. Возьми, потрогай. За мясо
его, за его кость. И дальше прыгай. Никак
по другому ему
не спалось.

Все хорошее снилось. И длилось до

раздражающего звука
извне. Там бы так, как кольцо на пальце,

на человеческом пне. По срубу все о ней,
о мне.

Изничтоженное и глупое.


2.

В чащу бы, да подальше, чтоб заблудиться, да
навсегда. Чтобы там на кочке болотной. Моховая его борода, слилась
с пейзажем.


И нажитое молчало.

Колыбель не трогала, но качала. А затем
очень трогательный тамада
обесчестил ее начало.

Камешек в кармане,
слюнька на губе.
Там, за последней гранью,
думают страшное о себе.

Что в чащу бы,
и навсегда. Чтоб заблудиться,
чтобы подальше от
дома.

Чтобы молнии
отскакивали ото лба.
Красиво, в стороны, одиноко
и по-любому.



3.

Без пошлости не обойтись. Прыгающая с ветки,
кошачая и гибкая. За последним желанием,
себе в убыток.

Прямо в горло, да на клочки.
На малюсенькие кусочки.
Человечков – как ебнутые комочки. Прямо

в горло, да на клочки.

А приятные,  да на вкус сочные.
Глупые, но сочные.



4.

Ах, какой был нрав,
какая дикая целостность. Переживали, но
дожидались обеденного перекура. День

на вынос идет, но какая прелесть.

Что игра началась, а финала ее не видать.
И заканчивать западло, и не видно ни
прищура победителя,

и не видно ее проигравшего
щура.

Только долго и долго, совсем навсегда. И охоча,
и прыгают радостно, но и резко. Криво очерченные

города, человечки в них бегают, крохотные,
значимые и мерзкие.

А какой был нрав, какая стать. Что ни мускул

то сталь, что ни кровь то
великая, как река.

Обуздать всю страну, как лошадку.

Попробовать обуздать.

Но никак ее в этом сраненьком, но
никак.


5.

Не обойтись без пошлости, зарубить на

новости. Это ж откуда они и как. Против шерсти,
но заполняя полости. И без света и без
лучей. Течет пламенный, как вулкан,

ручей.

Такой же, с дыркой.

А глупо фыркнуть, не трогает и ничей.

Не трогает и ничей.

Так, никто, подтирка, пупырка брызгает из очей.

Очи черные, очи зыркают.

6.

В чащу бы, да почаще бы, чтоб рядиться.
Чтоб без пошлости не обойтись. Чтобы спящие,
чтобы греться.

Чтобы если кто-то говорит - вот жизнь.

Было бы понятно да

вот она - жизнь.

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah